Как гореть и не сгореть волонтеру

Когда отдаешь себя миру, а взамен получаешь либо равнодушие, либо упреки, возникает ощущение опустошенности и ненужности, хочется опустить руки и прекратить борьбу. Медиапроект «Накипело» собрал три истории людей, которые сумели потушить профвыгорание ради себя и других.

Выгорание волонтеров — это социально-одобряемая форма саморазрушения. Примерами могут служить как трудоголизм, так и просто высокая потребность в отдаче. Когда люди перестают понимать и чувствовать меру своих возможностей, происходит дисбаланс между «брать» и «отдавать».

Правда про колесо й білочку така: якщо білочка зупиниться – колесо переламає їй лапки

Иванна Скиба-Якубова – волонтер, одна из основателей волонтерской группы «Help Army». Девушка занимается продвижением социальных идей и явлений, которые еще не стали общепринятыми — их понимание и принятие обществом только назревает По словам Иванны, до начала Майдана она была социально инертной. Конечно, время от времени поддерживала какие-то проекты, но это не было жизненной доминантой. Весна-2014 изменила все коренным образом.

17580029_1492091624174950_1611229771_n[1]

«Зараз доводиться проходити зворотній шлях – змушувати себе зменшити кількість соціальної роботи і почати повноцінно заробляти. Привчати до думки, що соціально значима робота теж може і має бути оплаченою: адже і лікар, і пожежник, і поліцейський, які рятують твоє життя, отримують за це гроші. Як на зміну добровольцям приходить контрактна армія, так і соціальні проекти з чистого волонтерства мають чесно ставати роботою. Інша річ, що все одно завжди будуть і мають бути проекти, з яких просто не можна брати гроші. Яким завжди треба допомагати безкоштовно, просто тому, що так правильно», — рассказывает девушка.

Как говорит Иванна, ей хорошо знакомо чувство выгорания. Оно появляется, когда волонтер не получает отдачи или сталкивается с недопониманием. Тяжело не впадать в отчаяние, когда ты «засеваешь», а оно не прорастает.

17578072_1492091620841617_1862656264_n[1]

«Я, крім іншого, займаюся промоцією ідей медичної реформи (це, правда, з певного моменту вже більше робота, ніж волонтерство), — рассказывает активистка. — І тут на «Накипело» виходить прекрасний матеріал про реформу, а в ньому – опитування людей на вулиці, які на загал говорять про те, що... реформа до добра не доведе. І треба дуже багато зусиль, щоб нагадати собі, що проблема не на твоєму боці, а в тому, що людей надто часто дурили, що не всі готові 40 років виходити з рабства, що страшилки і міфи, почуті з ворожих телеканалів, западають у голову швидше, ніж твоя істина. Але правда про колесо й білочку така, що, якщо білочка зупиниться – колесо переламає їй лапки».

«Важливо, що, окрім питання «як переконати міське керівництво?», тут є й інша біда. «Нє, ну понятно шо он в трамвай зайті нє может – он же на коляскє!», «Нє, ну а чо, сліпий не може попросити, шоб його провели?» – середній українець в цілому добрий, але страшенний невіглас. І це ще одна величезна скеля для лупання».

13263667_1029469923755724_6345765288350332644_n

«Окрім того, завжди є люди, які пашуть ще більше за тебе і не ниють. Дивишся на яку-небудь Віту Мілютіну, Женю Левінштейн, Андрія Шейніна – закриваєш рота і знову знаходиш, кому допомогти», — убеждает Иванна.

Чтобы избежать эмоционального выгорания, Иванна меняет среду. Универсальный рецепт — выехать за пределы страны или хотя бы за пределы города, ведь мир не рухнет и не остановится, если ты исчезнешь на час, день, неделю или даже на две, выключишь телефон и посмотришь на море.

«Правда, це можливо тільки тоді, коли тебе є кому підмінити. Залишати дірку майже завжди не можна. Тому дуже важливо, щоб до соціальної роботи залучалися нові руки, нові голови, — говорит Иванна Скиба-Якубова. — Нас усе ще дуже і дуже мало. Ми, звичайно, можемо дуже багато, але для реальних змін кількість людей, активно залучених до соціальних проектів, має сягати хоча б 7-10%. А в критичні періоди історії – значно більше».

Нам ли, волонтерам, причитать?

Евгения Шпак – волонтер в зоне боевых действий, которая оказывает военным гуманитарную помощь. Она считает, что частой причиной эмоционального и профессионального выгорания могут быть две ситуации.

18057103_1272013939502456_7220443448434757742_n

Первая: волонтер в АТО видит войну, горе, военных, которые находятся под постоянными обстрелами. Но, возвращаясь, сталкивается с реальностью, в которой это никому не нужно. Люди живут мирной жизнью и даже не задумываются, что в стране война. Волонтеры хотят купить что-то необходимое на фронт, собрать денег, а никто не реагирует или говорит, что это его не касается. Соответственно, в таких случаях опускаются руки.

Вторая ситуация, когда теряют веру, не менее болезненна. Волонтер старается для военных, помогает, но ему могут попасться и не очень порядочные: например, любители выпить, или те, не очень бережно относятся к полученным вещам. После этого могут опускаться руки, когда человек делал, старался, но так и не увидел уважительного отношения к своему труду.

18057741_1272664746104042_8300002656528272611_n

«Соответственно, в этих случаях, первое: если ты столкнулся с непорядочными военными – поменяй подразделение на другое и сделай выводы, чтобы не очаровываться и не разочаровываться. Пойми, что люди бывают разные – сегодня ты столкнулся с непорядочными, завтра столкнешься с порядочными. Это уже человеческий фактор, — рассказывает Евгения Шпак. — Если же не удается собрать деньги на какие-то важные вещи, ты сталкиваешься с постоянным равнодушием людей к войне, — поменяй круг общения. Найди возможность собирать деньги, может, ты не все способы испробовал».

17634605_1246342598736257_518959607087960625_n

«Честно, у меня не опускаются руки никогда. Все потому, что я ищу во всем причину. Например, сегодня встретилась с человеком, который меня очень впечатлил. Это один из участников проекта «Переможці» на 1+1. Мы с ним просидели и часа два проговорили в кафе. Он в Харькове по делам в институте протезирования — имеет высокую ампутацию. Когда говорила с этим мужчиной, в нем столько было позитива и жизнерадостности, столько веры в то, что все будет хорошо…" — говорит Евгения.

17990993_1268928766477640_9200376406941943414_n

«Знаете, после общения с таким человеком о каком выгорании и опускании рук можно говорить? Нам ли, волонтерам, причитать? У нас руки, ноги целы, мы живы, здоровы, у нас все хорошо, — рассуждает Евгения. — Если человек, который потерял ногу, стал инвалидом, находясь в зоне военных действий, и он все равно надеется на лучшее, у него есть силы на то, чтобы что-то делать, строить страну, как мы можем опускать после этого руки?! Мы все – одна команда, которая имеет общую цель – победу. Мы должны друг друга поддерживать».

Ты входишь в это состояние, оно становится нормой, и ты его больше не замечаешь

Ольга Щербакова — общественный деятель, координатор социальных проектов и психолог — оказывает социально-психологическую помощь кризисным категориям населения, которые пострадали в конфликте на востоке Украины. Это внутренне перемещенные лица, военнослужащие и демобилизованные, также члены их семей.

DSC_5901[1]

«Наверное, самый первый опыт эмоционального истощения и выгорания был в 2014 году. Тогда я четко поняла, что со мной что-то не то происходит: несколько ночей не могла уже спокойно спать, а если и спала 2-3 часа, то сновидения были тревожными. Я ходила постоянно в напряжении, у меня была повышенная раздражительность, какая-то агрессивность, завышенная требовательность к окружающим», — рассказывает Ольга Щербакова.

Тогда активистка обратилась к коллегам. Ольге диагностировали эмоциональное выгорание.

«Это очень неприятное и тяжелое состояние, в котором может в какой-то момент и есть энергия, но потом она перерастает в апатию и нежелание вообще соприкасаться с миром», — делится ощущениями волонтер.

18191679_1281135395315819_1527866880_n

По инициативе членов организации Ольга временно прекратила непосредственно контактировать с пострадавшими людьми и вести личные консультации, а занялась организационной работой. По словам Ольги Щербаковой, это было очень важным моментом, поскольку больше не приходилось соприкасаться с трагическими историями людей, негативной энергией.

Ольга прошла супервизию (личные консультации с психологом), занялась психофизиологической практикой (определенными физическими и дыхательными упражнениями, которые, воздействуя на физическое тело, меняют и психический фон). С того момента эти вещи стали обязательными и вошли в ее жизнь как профилактика и психогигиена.

«К сожалению, последний год я замечаю эмоциональное выгорание своих коллег очень часто, — рассказывает Ольга Щербакова. — Печально то, что некоторые волонтеры и общественные деятели нередко не признают этот факт по разным причинам – и субъективным, и объективным. А у самого себя сложно определить подобное состояние. Ты в него входишь, оно становится нормой и ты его не замечаешь. Ну и субъективная причина — нежелание признавать наличие некой проблематики, которая влияет на твою жизнь. К сожалению, выгорание углубляется, когда нагрузки, связанные с проблемой, не пропадают».

DSC_5860[1]

Ольга уверяет: прежде чем говорить о помощи, нужно сначала понять, что многое зависит непосредственно от самого человека. Основной источник сил и ресурсов — ежедневный профилактический набор упражнений, который позволял бы сохранять ресурс. Это должен делать каждый, кто занимается общественной деятельностью.

«Даже если взять любую систему взаимоотношений «человек-человек». Например, врачи, специалисты по социальной работе, люди в сфере обслуживания и прочие. Везде, где есть взаимодействие «человек-человек», нагрузка очень большая, что может привести к эмоциональному и профессиональному выгоранию, — рассказывает Ольга Щербакова. — Сейчас же есть очень много техник, которые учат самоуправлению. Вот как мы регулярно чистим зубы, так регулярно нужно делать эти техники. Тогда ресурс сил будет восстанавливаться. А второе – это помощь психологов, социальных консультантов или реабилитологов, когда человек сам не может справиться».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Маленькая история о графских сокровищах в Харькове

Виды Дании появятся на фасаде ХНАТОБа

Как городская инклюзивность помогает отдыхать

Школьники из Харьковской области «поработали» депутатами

Аукцион «Допомога родинам заручників». Фоторепортаж

опубликовано

1 мая 2017

текст

Светлана Моринец

фото

Игорь Лептуга

просмотров

722

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: