Завтрак с Забужко: о чем договорились активисты, военные и журналисты

Второй день пребывания в Харькове писательница Оксана Забужко посвятила неформальному общению. Формат «Завтрака с Забужко» предполагал встречу с местными волонтерами и бойцами на реабилитации за одним столом. Гости скромно разместились, ожидая Оксану Стефановну.

Завтрак с Забужко
Среди участников завтрака: волонтеры, бойцы АТО, журналисты. Фото: Игорь Лептуга

Кофе разлит по чашкам, завтрак на столе, писательница напротив нас. Трапеза начинается с тихого постукивания вилок и ножей по тарелке.

Разрядить обстановку молчания берет на себя модератор встречи писатель Сергей Жадан.

«Хто вчора був на зустрічі? Поділіться враженнями», напоминает Жадан о первой публичной дискуссии с Забужко об информационной войне. «Що за авторський нарцисизм», иронично перебивает писательница, намекая на то, что прошлую встречу также организовал Жадан. Присутствующие положительно оценивают мероприятие, вспоминая самые яркие и неоднозначные комментарии участников.

Завтрак с Забужко
Завтрак быстро превратился в живую дискуссию. Фото: Игорь Лептуга

Волонтеры харьковские и киевские

Когда перед тобой сидят волонтеры, которые почти каждую неделю бывают на передовой, невозможно не расспросить об их деятельности в Харькове. Оксана Стефановна называет наш город «центром українскього волонтерства». Отчасти от того, что город прифронтовой, отчасти — из-за большого количества инициативных, настроенных помогать безвозмездно людей. В разговоре всплывает реплика PR-менеджера Татьяны Ландесман, которая высказалась об отношении столичных коллег к бесплатной работе, мол они не верят, что наши «пиарщики» могут изо дня в день продвигать волонтерские проекты. А даже если и помогают им, то точно за деньги.

«Нам приходится оправдываться, что нет, мы действительно делаем это от души», — говорит Ландесман.

Оксана Забужко: «Це не ви маєте виправдовуватись перед ними, а вони. Київські піарщики стали розбещені, як і політики. Вони зажраті. У них там інша атмосфера. Вони ще не прокинулися з цими подіями. Сидять і «обсуждают, у кого какой заказ, сколько башляют».

По словам волонтеров, киевские социальные инициативы в основном проходят не без государственного влияния. В Харькове же наоборот — все идет от рядовых граждан. При этом наше правительство волонтерам часто мешает, говорят харьковчане.

«Большие деньги, которые проходят через нас, беспокоят очень многих. И стали выживать добровольцев из фронта! Волонтерские машины скорой помощи не пускают! Только официальные!» — выкрикивают ребята из-за стола.

«Вони повинні поводити себе чемно у тому українському суспільстві, де процвітає волонтерство», — считает Забужко.

Завтрак с Забужко
Координатор Адаптационно-Культурного Центра Евгения Левинштейн. Фото: Игорь Лептуга

Граница есть?

Поделились волонтеры с писательницей и своими историями с передовой. Например, их насмешило и поразило, что некоторые жители пограничных территорий ходят в Россию «за Интернетом»: «Берут планшет или телефон и идут».

«А контрабанда туда (ДНР/ЛНР — ред.) как ездила с «Барабашово», так и ездит, только машины поменялись», — добавляет боец.

В целом из услышанного складывается впечатление, что граница между нами условная.

«Цікаво жити в місті, де відчувається відсутність кордону. Задуває трохи, так? Калиточку-то прикройте», — продолжает комментировать Оксана Стефановна.

Психолог-волонтер Ольга Клименко не соглашается с такой формулировкой.

«Кордони — це шкіра держави. Не такий вже це й добрий жарт. Шкіра у держави є, яка недопускає інфекції».

При этом Сергей Жадан добавляет, что больше всего у нас ощущается информационная граница.

Завтрак с Забужко
Гости мероприятия обратились к журналистам с требованием «научиться писать о войне». Фото: Игорь Лептуга

«Военные не умеют говорить, журналисты не умеют писать»

На этом моменте почувствовалось, как затронули действительно горячую тему и стали развивать ее в сторону информационной войны вплоть до некомпетентности харьковских журналистов. Здесь мнения аудитории разделились.

«Вибачте, але які можуть бути претензії до журналістів, коли самі бійці не вміють розповідати про свій екстремальний досвід» говорит Забужко.

На это один из АТОшников выдает: «Ну, они говорят на своем военном диалекте». «Так! От ви мене зрозуміли. У цьому і проблема».

Писательница уверена: когда бойцы научатся общаться с журналистами, с другими гражданами, «аутсайдерами», не с «крутыми парнями», тогда и закончится недопонимание. На что присутствующие высказали неуверенность в этом. «Хемінгуей же пробував, Ремарк пробував говорити...», настаивает Оксана Забужко.

Против такого выступила  координатор Адаптационно-Культурного Центра Евгения Левинштейн.

«Сейчас рано рефлексировать о войне. Война еще не закончилась — не о чем говорить. Я работаю с военными, переселенцами, и они вот только через год начинают что-то сами рассказывать подробнее. И бывает такое говорят, что с этого можно написать книжку», — говорит Евгения.

О журналистах заговорили резво и резко. Кстати, на встречи тоже присутствовали СМИ, однако за другим столом, за спинами участников беседы. Один из военных недовольно отмечает: «Новости о войне подаются как-то монотонно, в конце выпусков, и одна статистика».

«Річ у тому, що вони не те щоб дають статистику. Вони не вміють по- іншому. Їх не вчили. Вони не знають, як робити сторі. Їх вчать люди зі «старої школи», коли журналісти орієнтувалися на замовника, а не на живу людину», подчеркивает Оксана Забужко.

В разгоревшуюся дискуссию вступили работники СМИ, поддержавшие отсутствие качественного, современного профильного образования в этой сфере. Действительно, как о войне могут научить писать люди, не разу не побывавшие в зоне АТО.

«Они бы всему научились, если бы был шанс, что это будет опубликовано. Нельзя быть «журналистом в стол». Давайте тогда не только на волонтеров скидываться, но и на СМИ», — считает представительница благотворительного фонда «Харьков с тобой» Елена Рофе-Бекетова.

Завтрак с Забужко
Журналисты ссылались на плохое обучение в университетах и просили военных делиться своими историями. Фото: Игорь Лептуга

От молодых специалистов — к опытным. Вспомнили и Андрея Цаплиенко, и Наталью Нагорную с их сильными военными репортажами.

«Допоможіть нам знайти історії, через які ми розкажемо про війну. Просто цього не вистачає дуже сильно», посчитала важным добавить журналист Надежда Шостак, обращаясь к военными и волонтерам.

Так, ненавязчивая утренняя беседа превратилась в настоящие словесные баталии, где по разные стороны баррикад оказались бойцы, журналисты и волонтеры. Пытаясь помочь присутствующим найти общий язык, Жадан заметил: «З огляду на це, нам треба частіше ось так зустрічатися, правда, друзі?»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Фейк: под Горловкой погибли военнослужащие НАТО

Скорость, рёв и пыль. Фоторепортаж с автогонок

О театре, который заставляет бродить и подчиняться

Маленькая история о доме большого человека

Харьковский рок-н-ролл: каким он был и каким стал

опубликовано

20 декабря 2016

текст

Алена Нагаевщук

фото

Игорь Лептуга

просмотров

529

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: