Как реагировать на симптомы детских болезней

В лечении детей посоревноваться с врачебным чутьем может только материнская интуиция. Но не всегда тревожность оправдана. Часто педиатры встречают на приеме родителей, которые сами ставят диагнозы ребенку, назначают лекарства, а к доктору приходят лишь за справкой или подтверждением своих догадок. Усугубляет проблему несовершенная система здравоохранения в Украине, при которой выздоровлению препятствуют бесполезные анализы и ненужные дорогостоящие препараты.

Как быть в этой ситуации и не упустить правильный диагноз? Медиапроект «Накипело» записал советы детских врачей.

«Мне кажется, с моим ребенком что-то не так...»

Доктор эффективен тогда, когда он максимально быстро и точно называет причину недуга. Но педиатры подчеркивают: лучше всего состояние ребенка оценят мама и папа.

По словам невролога Ирины Гордиенко, для родителей главными в развитии малыша должны быть два момента:

  • появление нового признака, которого раньше у ребенка не замечали;
  • утрата любого навыка, который ребенок уже проявлял.

В таком случае семье нужно поделиться увиденными изменениями с семейным врачом.

Что может насторожить?

  • пронизывающие боли;
  • боли, которые появляются при изменении положения тела ребенка;
  • боли, которые сопровождаются рвотой;
  • нарушение сознания (обморок);
  • судороги;
  • ничем не объяснимые перепады настроения;
  • нарушение поведения, моторики.

«Если вы не понимаете, что происходит, — идите к неврологу. В совершенно непонятных ситуациях можно сделать томографию мозга», — добавляет Ирина Гордиенко.

«Мы не будем носить очки! И линзы тоже!»

За рубежом наиболее частой причиной головных болей считают проблемы со зрением.

«У нас люди сперва идут к невропатологу, он назначает таблетки, электроэнцефалограмму, МРТ, —  а там банальный астигматизм. У ребенка начинается головная боль в лобной область от нагрузки в школе. Надеваем очки — решается проблема», — рассказывает офтальмолог Наталья Селиванова.

Не все родители готовы к тому, что малышу предстоит носить очки. Мол, в быту никаких жалоб на плохое зрение нет, значит, и «портить глаза очками не нужно». Наталья Селиванова считает такой подход ошибочным. Корректировать зрение в детстве гораздо проще, чем испытывать дискомфорт уже после 18 лет.

«Поставьте себя на место ребенка. Когда родитель говорит „Мы не будем носить очки, и линзы не наденем, потому что это тоже риск“, то получается, сделан выбор за ребенка: как ему видеть, как ему жить. А ведь большую часть информации мы получаем через зрительные образы», — говорит офтальмолог.

О мнимых диагнозах и их лечении

Гиперактивность с дефицитом внимания, дисбактериоз, дискинезия желчевыводящих путей, вегето-сосудистая дистония... — этот перечень продолжать можно долго. По мнению педиатра Андрея Пенькова, существует множество мнимых диагнозов, которые отвлекают от настоящей проблемы. Опасность для маленького пациента в том, что их пытаются лечить, часто антибиотиками.

По словам Пенькова, в Америке порядка 50% назначений таких препаратов происходит не по показаниям здоровья.

«Использование антибиотиков у них находится под контролем Госдепартамента США. А кто у нас с вами регулирует прописывание лекарств? Во многих случаях этим человеком становится фармацевт в аптеке, который даже ребенка не видел», — говорит врач.

Давать малышу антибиотики или нет, поможет решить анализ крови.

«Когда ребенок заболел, и мы пока не понимаем, о чем идет речь, нам все равно нужно провести дифференциальную диагностику: опасный процесс происходит или нет, это обычный вирус простуды или бактериальная инфекция, которую надо лечить антибиотиками, что случается реже», — объясняет эксперт.

Популярный метод диагностики заболеваний — УЗИ. В Украине целесообразность этой процедуры переоценивают. Иностранные врачи уже несколько лет ориентируются на результаты томографии — более точного исследования внутренних органов.

Педиатр удивляется: «Какая есть необходимость смотреть на УЗИ миндалины, если вы можете открыть рот, и их посмотрят живыми?»

Симптом — не всегда признак болезни

Медики полагают, что до 10-12 лет ребенок не может четко передавать свои переживания вербально. Злость, усталость, обида сказываются на работе тех или иных органов и выражаются в виде болей, рвоты, потери сознания, высыпаний на теле и т. п.

«У меня был случай, когда ребенок упал в обморок, его отвезли в неврологию, сделали снимок, поставили повышенную судорожную готовность и тут же назначили противосудорожный препарат. А это очень токсичное лекарство. Папа давать его не спешил. Оказалось, девочка в школе отличница, занимается английским языком и танцами пять раз в неделю. Я предложил папе все прекратить и просто с ней гулять, — рассказывает Андрей Пеньков. — И где-то на десятый день, гуляя по лесу с папой, она сказала: “Папа, если б ты знал, как я ненавижу эти танцы”. Организм истощился и отреагировал на все это отключением сознания».

По мнению Пенькова, если бы родители могли предугадать все болезни, то медицина как наука или профессия была не нужна. Даже в самых развитых странах, где медпомощь на высшем уровне, у детей проявляются симптомы серьезных недугов, независимо от того, насколько родители были внимательны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Как правительство Кыргызстана хочет обезопасить дороги

И снова о братьях Дуровых в Харькове

Форум «Вчимося жити разом». Фоторепортаж

Лечат по-современному: что изменилось в онкоцентре

«Інклюзія — це не про пандуси». Про що говорили на форумі «Вчимося жити разом»

опубликовано

10 июля 2017

текст

Алена Нагаевщук

фото

Игорь Лептуга

просмотров

394

поделиться

[js-disqus]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: