«Таких людей просто не существует», — адвокат о требованиях к антикоррупционным судьям

Зачем нужен антикоррупционный суд, кто будет в его составе и какие ключевые проблемы в законопроекте Президента. Об этом мы поговорили с адвокатами Андреем Кристенко и Алексеем Харитоновым. Полная версия разговора вскоре появится на сайте медиапроекта «Накипело», а пока мы публикуем главные цитаты.

Зачем нужен антикоррупционный суд

«Категория дел обширная, коррупция процветает. В лучшем случае мы слышим, что кого-то задержали, кому-то предъявили обвинение, а в итоге — дело умирает на стадии предварительного слушания. Чтобы судебные рассмотрения были эффективны, нужен такой специализированный суд, который рассматривал бы только эту категорию дел и был реально независим. В чем проблема: проблема именно в независимости нашей системы», — адвокат, советник ILF Андрей Кристенко.

DSC_3505

Международные партнеры попробовали дать нам денег просто так, под обязательства, из этого ничего не получилось, и теперь они пытаются ужесточить требования. Они ищут механизм контроля за расходованием этих денег, - Андрей Кристенко.

«К сожалению, Украина действует как раньше. И с антикоррупционным судом, и со всем остальным у нас стратегия затягивания. Мы вроде создадим суд, но непонятно, когда, непонятно, сколько судей, он будет в Киеве, а может, еще где-то», — Андрей Кристенко.

«На самом деле у нас создана большая система борьбы с коррупцией: Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции, Национальное антикоррупционное бюро с сетью по всей территории страны, специализированная прокуратура. Если бы эти органы работали эффективно и выполняли функции, которые на них возложены, то борьба с коррупцией у нас шла бы полным ходом», — адвокат, партнер судебной практики ILF Алексей Харитонов.

Чем должен заниматься антикоррупционный суд

«Преступлениями, которые расследуются Национальным антикоррупционным бюро и специализированной антикоррупционной прокуратурой. Это преступления, в которых подозреваются высшие должностные лица первой-третьей категорий. Об этом говорит НАБУ», - Алексей Харитонов.

DSC_3496

Если начнет серьезно идти борьба с коррупцией, — проверяться декларации, материалы на всех чиновников передаваться в правоохранительные органы, — то появится вал дел, по которым нужно вести предварительное следствие. Не будет ли суд завален таким количеством дел, что не будет успевать их рассматривать? — Алексей Харитонов.

Об отборе судей

«Я думаю, нормальными гарантиями для международных доноров было бы создание совета, который отбирал кандидатов в судьи. При этом 70% совета должны быть лидерами общественного мнения, а 30% — представителями судебной системы. У нас много правозащитных организаций, институция Уполномоченного по правам человека, активисты, им доверяет общественность и международные партнеры», — Андрей Кристенко.

Полностью привести людей извне — иностранцев, которые отбирали бы судей, не получится. Они не знают языка, контекста; к тому же, нужно знать национальное право, практику его применения, — Андрей Кристенко.

О ключевых проблемах в законопроекте Президента

«Первое — чтобы при назначении судей имели решающий голос международные доноры. Но это требование не может быть выполнено, поскольку оно противоречит нашему законодательству. Закон о судоустройстве говорит, что рекомендацию дает Высшая квалификационная комиссия судей, а Высший совет правосудия принимает решение: рекомендовать человека на должность судьи или нет», — Алексей Харитонов.

DSC_3491

«Второе требование касается самих кандидатов. Он должен быть не младше 35 лет со стажем не менее семи лет. Соискатель должен быть признанным экспертом, иметь кандидатскую степень. Но основное требование — наличие существенного опыта работы в международных организациях, занимающихся борьбой с коррупцией и наличие иного международного образования, которое учитывает стандарты борьбы с коррупцией. Таких людей просто не существует», — Алексей Харитонов.

«Третье — это подсудность дел. Согласно законопроекту, в антикоррупционный суд передают все дела по незаконному обороту оружия, наркотиков, дела, касающиеся уничтожения воинского имущества и некоторые военные преступления. Там, конечно, есть оговорка: „Если они связаны с коррупционными действиями“... <...> Но у нас же создается антикоррупционный суд, чтобы рассматривать дела, в которых фигурируют громкие имена. Как минимум, госслужащие первой — третьей категории», — Алексей Харитонов.

О мере пресечения

«Если антикоррупционный суд будет находиться только в Киеве, то что делать с людьми, задержанными в разных регионах? Как только государство задерживает человека, оно должно незамедлительно доставить его в суд для принятия решения о мере пресечения. Неплохо бы иметь каких-то следственных судей, которые могут рассмотреть этот момент хотя бы в областных центрах. Но опять же, в рамках каких судов?», — Андрей Кристенко.

DSC_3487

О Национальном бюро финансовых расследований

«Дабы не было давления на бизнес, предлагают все финансовые преступления, связанные с уклонением от уплаты налогов и преступлениями в бюджетных сферах, отдать одной службе: бюро финансовых расследований. Это всего лишь очередной силовой орган с серьезной численностью, обеспечением, который якобы будет заниматься расследованиями каких-то преступлений. Я до конца не верю, что это будет реализовано», — Алексей Харитонов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Фейк: во Львове русский язык под запретом

Потерять землю задним числом

Ремонт в Оперном будет по завышенным ценам, — антикоррупционщики

«Как я стала украинской мусульманкой»

От торговли овощами до масок на Burning Man. История харьковчанина

опубликовано

28 января 2018

текст

Алина Шульга

фото

Игорь Лептуга

просмотров

2005

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: