События

Реконструкция Сада Шевченко. Понять и простить?

Если вы живете в Харькове, то в саду Шевченко бывали десятки раз. Местным он знаком с детства, когда вместе с родителями гуляли у фонтана, а потом шли за мороженым «Белочка». Здесь студенты прогуливали пары, блуждая по аллеям, привлекали внимание прохожих уличные музыканты, а где-то в тени деревьев старенькая продавщица жареного арахиса наблюдала за происходящим. Почти ничего не изменилось, почти...

Три года сад был на реконструкции, обнесенный высоким зеленым забором с анонсом «ближайшего открытия». И вот уже месяц харьковчане каждый день толпами гуляют по обновленному саду Шевченко. Ландшафт городского парка местами изменился до неузнаваемости.

Пропала заросшая балка под мостом, самого старинного мостика тоже нет, как и центрального фонтана. Основное внимание приковано к водному резервуару с лебедями, где можно присесть, но, увы, нельзя спрятаться от солнца. Зеленый лабиринт, скульптуры, новый мост над искусственным озером стали популярными фотозонами. Однако часть сада по-прежнему спрятана за ремонтными баннерами.

Дизайнерка Катерина Кушнаренко и сооснователь «Харьковского антикоррупционного центра» Дмитрий Булах боятся даже думать, что будет дальше, если у новой версии сада столько дорогостоящих промахов. По местам этих недочетов мы и отправились гулять в рамках проекта #МойСад.

#МойСад — партнерский проект «Накипело» с Биеннале молодого искусства, тема которой — «Кажется, я захожу в наш сад». Программа биеннале сфокусирована на экологии и организации публичного пространства. Спикеры рассуждают о городских парках и скверах, о том, какими они стали и какими могли бы быть.

Первое, что бросается в глаза, — яркая разноцветная насыпь из деревянных палок на клумбе около памятника Шевченко. «Технология г….а и палок», — шутит Булах. Похожее декоративное решение встречается и на других клумбах в разных частях города. Немного подвявшие цветы каждое утро щедро поливают коммунальщики: это единственный способ поддерживать их в подобающем виде.

Катерина Кушнаренко: «Наверное, авторами закладывалась идея рисунка, который можно прочитать с высоты птичьего полета. Но тогда мне не совсем понятно, для кого это сделано. Харьковчане здесь ходят пешком, мало кто может оценить красоту этих дубовых листков и надписей с высоты.

В Европе уже стараются не использовать однолетние растения. Они имеют сомнительную красоту и потребляют много ресурсов, их затратно поливать. Намного выгодней и эстетичней было бы, на мой взгляд, посадить многолетние растения, они создавали бы возле памятника классный вид постоянно. А если посадить хвойники, то и зимой они выглядели бы живыми».

Если раньше, проходя мимо памятника, мы упирались в центральную аллею и фонтан (как предполагал первоначальный проект сада), и аллея переходила в Каскад, то сейчас большинство прохожих уходят направо.

Катерина Кушнаренко: «Проектировщики нового парка предлагают нам сидеть у воды, но мы понимаем, что это возможно только полгода, пока тепло. В странах с климатом, похожим на наш, такие задачи решаются созданием катков и других пространств, которые можно использовать зимой».

Кроме как сидеть и ходить, в нынешнем саду заняться нечем. Дизайнерка размышляет над сценариями взаимодействия с местом: на газонах было бы неплохо сделать зоны для занятия йогой, и чтоб можно было перекусить на лужайке. Сидя у водоема, так и хочется окунуть ноги в прохладную воду, но вокруг каменного бассейна угрожающие таблички напоминают: «Купаться запрещено!». Шахматные столы наверняка нашли бы одобрение горожан.

Дмитрий Булах: «Нельзя сказать, что старый сад Шевченко нуждался в такой рваной реконструкции. Реконструкция — это не просто посадить траву и сделать резервуар с водой, она должна нести какие-то смыслы. Сейчас можно говорить о цене приблизительно в 800 миллионов гривен (без зоопарка). Цифра плавающая, потому что постоянно перезаключаются договоры. Например, вот этот рулонный газон покупается в два раза дороже, чем на рынке, примерно за 150—160 гривен за квадратный метр. Я сейчас у себя на даче тоже планирую постелить газон и знаю, что квадратный метр стоит 60—80 гривен».

— Тут мы видим набор штампов, — продолжает Катерина. — Классические беседки, классические скульптуры, классические лавочки и фонари — то, что могло быть реализовано в этом году, и 10—15 лет назад, хоть в лужковской Москве или еще где-то… За потраченные деньги мы могли бы получить совершенно другое пространство, свойственное ХХІ веку.

— Мы же в итоге получили отремонтированный постсоветский парк. Катя, как ты думаешь, сколько стоит эта лавочка?

— Мне трудно сказать, наверное, не больше шести тысяч гривен.

— 19 тысяч гривен, прошу любить и жаловать! Во всем парке должно быть 400 таких лавочек.

Золотыми по цене лавочками Харьков славится на всю страну. На этот раз шумихи добавила ситуация с лебедями в новом озере. Часть харьковчан (среди них — зоозащитники) возмутилась тем, что птицы целый день находятся под палящим солнцем. Тогда коммунальщики соорудили им незамысловатый домик. Насколько он вписывается в композицию места — вопрос риторический. После бурных обсуждений общественности в соцсетях мэр все-таки решил переселить лебедей, а вместо них установить фонтан за 51 миллион гривен.

Дмитрий Булах: «По инсайдерской информации, сюда, по личному желанию Геннадия Кернеса, были посажены два черных лебедя с подрезанными крыльями (чтоб не улетели) за пару недель до открытия парка. Это ситуация про «купи козу — продай козу». Сначала создаешь проблему, а потом героически ее решаешь».

«Вот примерно так выглядит ад перфекциониста», — обращает Катерина наше внимание на ливневки. Все линии под наклоном, обрезаны неряшливо, хотя сами решетки качественные. Вопрос к подрядчику: что помешало установить ливневки ровно?

Фото со страницы Катерины Кушнаренко в Facebook

— Знаешь, Дима, что интересно: главные управленцы города ездят за границу и видят, как там. Я не понимаю, почему им не хочется постараться воплотить в жизнь подобное дома? Отчего не хочется оставить после себя вау-эффект, почему все идут по пути наименьшего сопротивления?

— Просто чувство меры очень связано с чувством вкуса…

— Но зачем люди, живя в ХХІ веке, пытаются проектировать как в ХІХ веке, но при этом не ездят на каретах, а ездят на хороших новых автомобилях?

— Видимо, они считают, что красота — это только классика, — пожимает плечами Дмитрий. — Проблема в том, что в городе фактически нет главного архитектора. Это должен быть некий «Мистер NO», который скажет: «Нет, Адольфович, так не покатит, потому что это бред». Конечно, у нас есть хорошие архитекторы, но в рамках структуры власти их нет».

А что-то хорошее в саду вообще есть? «Пока что — свежая трава», — иронизирует Булах. Катерину порадовали места для выгула собак и пакеты для уборки за питомцами. На детской площадке вместо асфальта появилось более подходящее, мягкое покрытие. Наличие общественного туалета — тоже плюс.

Дмитрий Булах: «Проблема многих объектов в Харькове, и сада Шевченко в том числе, — если следующие люди при власти будут прогрессивными, им придется все переделывать, тратить на это наши общие деньги. С учетом двойных-тройных накруток на многих товарах и услугах можно было сделать хорошо один раз, а не оставлять сад без его прежней атмосферы».

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО, чтобы быть в курсе свежих новостей.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим