События

Осторожно, дети в музее!

Дети наверняка предпочтут музею поход в пиццерию или игровую комнату в торговом центре. Почему? С одной стороны, родители, не интересующиеся искусством, не развивают у детей привычку проводить свободное время в музеях или галереях. С другой — если взрослым бывает некомфортно в окружении картин Рембрандта или на современной мультимедийной выставке, то что уж говорить о зрителях помладше.

На самом деле, искусство — это универсальный язык, на котором с детьми можно говорить не только о культуре и традициях других народов, но и на более сложные, «взрослые» темы: о защите окружающей среды, правах человека, о миграции, войне. И если родители нечасто идут на такие эксперименты, возможности приобщить ребят к мировым культурным ценностям остаются у школьных педагогов.

Учителям нужно перестать избегать искусства

Украинские школы обязаны провести не менее четырех образовательных экскурсий в год, включив их в учебный процесс. Активная часть педагогического коллектива старается подыскать интересные ивенты для учащихся. Однако не всегда мотивация взрослых совпадает с тем, что именно дети могут почерпнуть из экскурсии.

«Коли я запитала, чому вчителі ведуть дітей до галереї, вони відповіли так: тому що батькам подобається, що робить класний керівник; тому що вони пишуть звіти методистам, як ведуть просвітницьку роботу в школі… Але ж це абсолютно ніяк не пов'язано з тим, навіщо дітям мистецтво», — рассказывает Марина Кафтан, ведущая специалистка по управлению проектами отдела образовательных программ «Мистецького Арсеналу» и одна из лекторок Школы медиаторов в Харькове.

Учителям стоит перестать избегать искусства, уверена Марина, и стараться максимально использовать древние артефакты и новые арт-объекты в изучении различных дисциплин.

«Ми часто стикаємося з наріканнями, що це складно, бо вчитель не має мистецької освіти. “Я не класний керівник”/”В мене немає ані часу, ані сил”/“Я взагалі викладач фізкультури — навіщо мені мистецтво?”. Коли ви вивчаєте математику й хочете розказати дітям, як математично все пов'язано в світі, ви можете обрати природничий музей, де є різні мушлі. А якщо вивчаєте класичний живопис — завітайте до художнього музею».

«Мистецький Арсенал» (Национальный культурно-художественный и музейный комплекс в Киеве — ред.) предлагает столичным школам помощь в подготовке интерактивных занятий. Педагогу достаточно обратиться в отдел образовательных программ, рассказать, что именно необходимо изучить со школьниками. Кураторы экспозиций подберут интересные истории с подходящими экспонатами, разработают совместно с учителем практические задания или квест в пространстве галереи. К каждой выставке есть план экскурсии для детей младшего, среднего и старшего школьного возраста. Длительность визита — от 20 до 40 минут плюс воркшоп в арт-пространстве «Арсенал Ідей», чтобы закрепить пройденный материал.

Фото: art-arsenalfund.org

Не игнорируйте личный интерес ребенка к искусству

Неправильно думать, что дети не понимают, «о чем хотел сказать художник». Как будто все взрослые сходу раскрывают художественные замыслы и образы импрессионистов 🙂 Если ответ не очевиден, вместе с ребенком подумайте, почему на картине нарисован тот или иной предмет/человек или выбраны определенные цвета. Обычный вопрос «Почему?» развивает у младшего поколения способность выражать мысли. Строя догадки, дети уже участвуют в дискуссии.

Либо другой сценарий: ребенок равнодушно зевает перед полотном, потому что не смог связать свой небольшой жизненный опыт с изображенным контекстом. От этого картина стала для него неинтересной.

В крупных культурных институциях наладить эмоциональную связь с художественным произведением ребенку (как и взрослому) помогает медиатор. В рамках второй Биеннале молодого искусства, которая пройдет в Харькове с 17 сентября по 31 октября, организаторы обучают таких специалистов. Они поработают на выставках проекта, а по его окончании смогут сотрудничать и с другими институциями. Будущие медиаторы уже готовятся взаимодействовать с различными аудиториями, в том числе — со школьниками. Марина Кафтан рекомендует: желательно, чтобы предмет общения перекликался с повседневностью детей. Благодаря реальным ассоциациям исторические факты становятся понятнее.

«У краєзнавчому музеї можна запитати дітей: “А в кого є молодші брати чи сестри?”. У половини класу вони можуть бути. “А в чому вони сплять? А давайте подивимося, у чому спали діти 100 років тому…”. Тоді школяр зможе згадку про свою молодшу сестру прив'язати до старовинної люльки з краєзнавчого музею».

Иногда эффект встречи с искусством оказывается непредсказуемым даже для взрослых и может спровоцировать неожиданные темы для разговора:

«У “Мистецькому Арсеналі” була картина сучасного українського художника Олександра Гнилицького, де зображена склянка води. Такий радянський “граненый стакан”. Коли я запитувала в дітей, що вони відчувають, дивлячись на картину, вони всі хотіли пити. Одного разу інша група поскаржилася на “драконівські” правила у класі: їм не можна було пити та ходити в туалет під час уроку, — вспоминает сотрудница выставочного комплекса. — Ми обговорили, наскільки важливими є фізіологічні потреби для зосередження на інтелектуальній роботі. Виявилося, їм було важливо комусь це сказати».

Александр Гнилицкий. Aqua Minerale, 2007. Холст, масло. Из коллекции семьи художника

Работая на выставках с семьями, медиаторы обычно начинают разговор с младшими — они же зачастую самые говорливые и любознательные. Такой подход снимает напряжение с родителей, которые, с трудом объясняя смысл произведений, стараются казаться умнее перед детьми и боятся ошибиться.

Как долго и насколько подробно дискутировать об искусстве с молодой публикой, зависит от возраста. Для первоклассников неспешная 20-минутная экскурсия невыносима, а с 17-летними можно и час блуждать по галерее, если им действительно интересно.

Подросткам — самой сложной аудитории — важнее проявить индивидуальность. В этом возрасте старшие относятся к ним, как ко взрослым, но по факту они остаются детьми, ответственную работу им редко поручают. Их желание быть полезными педагоги/медиаторы могут задействовать во время мастер-класса после экскурсии.

Выставкам — резервное время

Программы Министерства образования и науки не обязывают работать с искусством в прикладном формате, но требуют от детей навыка разбираться в нем согласно учебному плану.

«Предмети мистецтва в загальноосвітній школі мають важливе естетико-виховне спрямування, якому підпорядковуються дидактичні завдання. Тому вчитель має сприяти зростанню в учнів інтересу до мистецтва, розвитку здатності емоційно реагувати на художні твори й знаходити в них особистісний сенс. Отже, головне надзавдання вчителя — створити захопливу й емоційно піднесену атмосферу, щоб кожний урок став справжнім уроком мистецтва. Години резервного часу використовуються на розсуд учителя — на відвідування музеїв, виставок, театрів тощо».

Из учебной программы «Искусствоведение» для общеобразовательных учебных заведений, 5–9 классы.

В течение года времени на эстетическое развитие выделено немного. Например, на программы «Музыкальное искусство» и «Изобразительное искусство» для 5-7 классов предусмотрено по 35 часов в год (час в неделю), из них 4 часа — резервное время. Для изучения Украинской литературы в 9 классе отведено 70 часов в год (2 часа в неделю), из них — 6 часов резерва на культурное времяпровождение. В 10-11 классах на занятия по Художественной культуре Минобразования установило по 17 часов за год (0,5 часов в неделю, то есть «мигалка» с другим предметом), а резервный — только час.

«Потрібно підтримувати створення музеїв нового типу»

Честно говоря, не всегда учителя используют предназначенное для неформального обучения время на походы в культурные заведения. «Бумажная» нагрузка все еще тормозит учебный процесс. Компенсируя свою занятость, педагоги могут проводить консультации, пересдачи или дополнительные занятия с учениками, используя часовой резерв. Кроме того, хлопот доставляет и организация групповых поездок. Учителям нужно получить разрешение на сопровождение детей вне школы, позаботиться о транспорте. Оплата проезда и экскурсии зачастую ложится на плечи родителей.

«На вчителів лягає окреме навантаження, а шкільна адміністрація зазвичай навіть не передбачає відшкодування транспортних витрат. Із цим могли б допомогти муніципальні програми або програми національного рівня, чи проекти від громадських організацій, які піклувалися б про матеріальну частину», — полагает эксперт по вопросам образования Украинского института будущего Николай Скиба.

По его мнению, заинтересовать школьников искусством сложнее, когда предусмотрен лишь банальный поход в галерею или музей. Куда интереснее выглядели бы такие посещения, если бы дети пользовались музейным фондом, общались с научными сотрудниками, выполняли исследовательский проект. А итоги наработок засчитывались бы как оценка по предмету.

«Потрібно підтримувати створення не просто музейних проектів, а музеїв нового типу. Наприклад, Центр науки «Коперник» у Варшаві (пол. Centrum Nauki Kopernik), одним із співзасновників якого є польська Академія наук. Із одного боку це виглядає як розважальний центр, з іншого — там є лабораторії, які дають змогу компенсувати відсутність обладнання в школах, — делится впечатлениями специалист. — Навіть у Польщі далеко не кожна школа може дозволити собі мікроскопи чи реактиви у достатній кількості. Тоді школа може забронювати собі час у цій лабораторії. До речі, у Харкові “ЛандауЦентр” дещо нагадує польський науковий Центр для молоді».

Николай Скиба уверен, что мотивировать педагогов пересмотреть отношение к культурным институциям может утвержденное недавно Положение об институциональном аудите учреждений образования. Школы будут оцениваться исходя из того, какими методами преподавания пользуются их сотрудники.

«Музей — це не ілюстрація до шкільних підручників»

У Харьковского литературного музея давно сложился пул учителей, которые регулярно приводят детей на занятия. В 2014 году здесь открылся развлекательно-образовательный центр «Книга», на базе которого научные сотрудницы музея проводят выставки и необычные занятия — креативное чтение литературы.

«Наша перша інтерактивна виставка для дітей відбулася ще у 1996 році — „Споконвіку було Слово“. У нас була прекрасна кругла кімната з потаємними дверима, з масками, які можна було приміряти. Так ми показували історію України. Виставка користувалася популярністю. Оформлення до неї частково створювали вихованці Ліцею мистецтв. Пізніше у нас з'явилися лекції для дітей, хоча тоді ми не працювали у форматі музейного заняття...», — вспоминает Татьяна Пилипчук, заместительница директора Харьковского литературного музея.

Началом образовательных программ, по словам Татьяны, считается занятие, посвященное «Алисе в стране чудес». Десять лет назад его подготовила работница Литмузея Ольга Черемская — благодаря голландской тренинговой программе MATRA Посольства Королевства Нидерландов в Украине. Сценарии интерактивных занятий накапливались, появились популярные среди детей экскурсии — «Гарячий тур довкола світу: видатні твори дитячої літератури» и «Музейон: цікавіше, ніж просто література». Тогда руководство Литмузея и решилось на создание отдельного пространства для младших посетителей.

Фото: litme.com.ua

«Для себе ми вирішили, що музей — це не ілюстрація до шкільних підручників. Музей — це щось набагато глибше. Тут, на відміну від школи, можливо піднімати різні теми, які не в усіх школах є змога проговорити», — подчеркивает Татьяна Пилипчук.

Сегодня особенно популярна выставка-дискуссия для старшеклассников и взрослых «Книга на лаві підсудних».

Фото: litme.com.ua

Со зрителями обсуждается, как контролировалась свобода слова в Советский период и как воспринимается цензура в нынешнее время в Украине.

Школа медиаторов Биеннале молодого искусства состоялась благодаря поддержке грантовой программы Harald Binder Cultural Enterprizes.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО, чтобы быть в курсе свежих новостей.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим