Plan b

На территории виртуальной реальности. Поиграем?

На территории виртуальной реальности. Поиграем?

Выставки современного искусства — это не всегда пафос, бокалы д̶е̶ш̶е̶в̶о̶г̶о̶ вина на входе и речи о глубоких смыслах. Все бывает гораздо проще. Где бы мы еще увидели куратора экспозиции, беззаботно улегшегося на матрас рядом с приставкой?

Перед нами — улыбчивый рыжеволосый парень с пытливым взглядом. В кругу перформеров Торстен Видеман известен как участник совместного с дизайнеркой Сарой Лизой Вогл проекта Disconnected. Торстен провел 48 часов в виртуальной реальности, веселился, отдыхал там, обрел нескольких онлайн-друзей и с трудом вернулся в нашу среду. Говорит, даже пережил несколько панических атак во время эксперимента. Ассистентка помогала ему не сойти с ума и в моменты бессилия не сорвать VR-очки.

Мне предлагали повторить подобное, звонили из “Книги рекордов Гиннеса”, — смеется парень. — Но я сказал им, что делаю это не ради рекорда, а ради искусства.

В Берлине Торстен Видеман руководит игровым фестивалем A MAZE. На протяжении семи лет мероприятие объединяет разработчиков компьютерных игр, программистов, дизайнеров и креативщиков со всего мира. Участники презентуют свою продукцию, тестируют игры и рассуждают, куда же движется игровая индустрия. В Харьков на фестиваль Plan B немец привез выставку «Цифровой сад».

— Вы смотрели последнюю серию «Черного зеркала» о видеоигре «Брандашмыг»? Еще несколько минут здесь, и мне покажется, что все происходящее я могу контролировать сама, как в сериале...

— Да, конечно, видел. В Германии снимают похожий сериал, тоже интерактивный. Я даже прорабатывал в нем несколько сюжетных линий. Интересно вот так поиграться, увидеть, как ты можешь создавать историю.

Сюжет «Брандашмыга» трагичен. Игра поглощает сознание главного персонажа — компьютерного разработчика. Парень попросту сходит с ума. По мнению Торстена, технологии нужно использовать для обратного эффекта — давать людям полезное, «нести доброе и светлое». Например, если у человека не хватает денег на путешествия, круто, когда он может надеть VR-очки и прочувствовать серфинг на Бали. Либо у кого-то нет возможности попасть в хорошее учебное заведение, а Интернет сделает желаемые знания доступными.

Так же, продолжает Видеман, можно «приручить» геймификацию — проникновение видеоигр или похожих практик в разные сферы жизни — от быта до науки и бизнеса. Всемирно известное приложение Foursquare превращает поход в кино, ресторан, парк — в игру. Зачекинился — лови баллы. Накапливая их, получаешь виртуальные «плюшки». Люди «подсаживаются», соревнуются за лайки. Упс, снова сюжет из «Черного зеркала» промелькнул в голове...

Художник уверен: это не столько игры, сколько одна из разновидностей бытия.

«На самом деле игры не особо далеки от реальности. Они являются ее частью и могут формировать культурную среду не хуже театра или кино».

Если покопаться в теме глубже, можно найти подтверждения суждениям Торстена. Французский философ и социолог Роже Кайуя исследовал проявления сакрального в играх и войнах. Ученый утверждал, что игромания — естественный признак трансформации «общества потребления» в «общество переживаний». Природа игр, согласно его концепции, оказывается более реальной и осязаемой, чем социальные конструкты вроде государства, моральных норм, церкви, титулов, денежной системы. Кайуя сравнивает все большую востребованность видеоигр как товара с растущей в свое время популярностью беллетристики.

Теория homo ludens («человека играющего») профессора Гронингенского университета в Нидерландах Йохана Хейзинги гласит: игра в самом широком смысле имеет культурообразующую функцию. Наиболее очевидная польза от нее заключается в способности к активному эмоциональному единению коллектива (здесь засмеется заядлый участник Dota-турниров).

С одной стороны, видеоигры — правдивы, так как содержат реальные правила, а игроки в действительности переживают события (проигрыш либо выигрыш). С другой стороны, все это происходит в вымышленном мире, даже когда сюжет основывается на исторических фактах. Об этом в «Заметках об играх и нарративах» пишет профессор Школы дизайна Датской королевской академии изящных искусств Йеспер Юл.

Именно с точки зрения искусства Торстен Видеман описывает комнату, в которой мы находимся. «Цифровой сад» — это метафора природы и поиск места человека в ней. Перформер полагает, что в современных компьютерных играх взаимодействие должно протекать в природной среде, в формате спокойного времяпровождения. Тогда люди станут заботливее к окружающему миру, вместо того, чтобы постепенно разрушать свой «сад» и продумывать «план побега на другую планету».

Игры в этом контексте уже не столько важны, потому что люди приходят на выставку, чтобы встретиться с кем-то, пообщаться, найти единомышленников. Это создает атмосферу пребывания в парке: люди гуляют или общаются, сидя на лавочках, а вокруг растет трава... Эта экспозиция будто говорит нам: “Не стоит заигрываться с этим миром”. Мы обязаны заботиться о месте, в котором живем. Для меня, например, не существует опции “Свалить на Марс”. Мой выбор — остаться здесь, в этом прекрасном саду.

Вернемся к нашей реальности. Согласно недавнему исследованию ученых Университета Алабамы в Бирмингеме, пребывание в городских парках хотя бы 20 минут в день улучшает психическое здоровье, снижает уровень стресса и помогает справиться с усталостью. Это происходит благодаря контакту с естественной средой и отдыху на свежем воздухе.

«Мы должны по-новому обращать внимание аудитории к теме природы. Любовь должна быть природой, уважение должно быть природой, забота должна быть природой. Забота о других — is the new punk (это новый панк — ред.)», — продолжает художник.

Комната с приглушенным светом и множеством растений. В каждом углу — по плазменному экрану с видеоигрой. Звучит музыка, напоминающая саундтрек из «Брандашмыга». Сегодня тут аншлаг — одни посетители умостились на мягкие мешки и сосредоточено вникают в суть игры, другие — осматривают «цифровой аквариум», озерцо прямо на полу с оранжевыми рыбками в стиле аниме.

Очередь у синтезатора: люди пробуют сыграть, поглядывают в зеркало напротив, а оно им: «Посмотри наверх». Поднимаешь взгляд, а там — то хмурое, то солнечное небо. Меняется мелодия — меняется погода.

Общаясь с гостями Plan B, Торстен делает вывод, что украинцам сейчас наиболее интересны шутеры (от англ. shooter) на военную тематику, иными словами, «стрелялки». Вероятно, мировые разработчики компьютерных игр возьмут себе это на заметку. При этом не самые веселые сюжеты можно наполнить важными посылами:

Для меня игры — это контейнер, куда можно вложить много знаний, идей, поднять в них гендерные, политические вопросы. Все больше людей используют видеоигры в качестве самовыражения. Они помогают достучаться до огромной аудитории. Играя, люди рефлексируют по поводу своих проблем, болей или удовольствий.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим