Об одной из самых ярких национальных организаций Харькова конца XIX — начала XX века

Чуть меньше года назад в рубрике Истфакт была размещена моя статья о Максимилиане Гельферихе. В одном из пунктов цитируемого документа от 1901 года есть интересный момент:

«II. Харьковскому Германскому Благотворительному Обществу, председателем которого я состоял много лет, ― пять тысяч рублей для приобретения недвижимой собственности, но до разрешения правительством такого приобретения проценты с этого капитала должны идти на нужды общества».

Что же это была за организация такая? Кто ее создал? Чем занималась? Кто в ней состоял?

Несмотря на то, что известно о ней и по сей день крайне мало, при работе в Харьковском областном архиве мне удалось найти ряд уникальных документов, позволяющих хотя бы частично дать ответы на эти вопросы.

Все началось 12 сентября 1884 года: именно в тот осенний день двое германских подданных, Максимилиан Христианович Гельферих и Вильгельм Андреевич Статс подали прошение харьковскому губернатору барону Александру Александровичу Икскуль фон Гильденбандту.

По интересному совпадению, Харьковский градоначальник того времени оказался немцем. А в 1891—1896 годах был еще и президентом Генеральной евангелическо-лютеранской консистории.

Фото из книги Государственный совет. 1907 год
Фото из книги Государственный совет. 1907 год

Так вот, в своем прошении Гельферих и Статс указывали, что желают в нашем городе учредить благотворительное общество под названием «Германское общество вспомоществования в Харькове» и просили губернатора ходатайствовать о его утверждении правительством.

Устав предлагаемого общества в 2 экземплярах (на русском и немецком языках) к самому прошению также прилагался.

Рис.002

Уже 22 декабря из МВД в Харьков пришел ответ. Решение властей было позитивным. А 23 февраля 1885 года на общем собрании в члены правления организации были избраны германские подданные: Василий Андреевич Статс, Максимилиан Христианович Гельферих, Андрей Андреевич Биро, Эмиль Эмильянович Залле, Август Федорович Грундлер, Федор Бернардович Кох.

Рис.003

Устав общества с течением времени несколько раз менялся. Эти изменения касались главным образом внутреннего распорядка самой организации, суть и цели при этом оставались неизменными.

«I. Цели общества

  • 1.

Общество имеет целью сохранение и развитие учебно-образовательных интересов и удовлетворение благотворительных потребностей проживающих в районе его деятельности немецких классов населения путем поддержки существующих и создания новых немецких учреждений и образовательных и вспомогательных заведений, а также посредством открытия отделов общества.

  • 2.

Общество не преследует никаких политических целей.

  1. Организация общества.
  • 4.

Членами общества могут быть совершеннолетние немцы, как русского, так и иностранного подданства христианского вероисповедания, без различия сословия и пола, желающие служить целям Общества».

Рис.004

От общества получали ежемесячные и единовременные пособия как германские, так и не германские подданные. Финансовый капитал состоял из пожертвований членов общества, а также из именных фондов:

— имени князя Бисмарка

— Максимилиана Гельфериха

— Адольфа Дредера

— Фридриха Шмидта

— Юлия Коха

— Карла Нестеля

— Фридриха Фишмана

И многих других.

Рис.005

Однако мир не без подлых людей. Ряд немцев, приезжавших в то время в наш любимый город, злоупотребляли сердечной щедростью своих харьковских соотечественников. Например, в отчете за 1910 год читаем следующее:

«В истекшем году участились случаи, что проезжающие, вследствие болезни или безработицы якобы попавшие в безвыходное положение, обращались не только в Общество, но и к отдельным членам его за помощью. Бывали даже случаи, что люди, получившие от казначея на вокзале льготные билеты на проезд на родину, были уличены в попрошайничестве по городу. Поэтому мы повторяем просьбу не давать милостыни таким приезжим, которые боятся работы, направляя их к казначею Общества».

В начале XX века в Харькове появляется Германское консульство. Иностранные дипломаты этой страны, в разное время бывшие в нашем городе консулами — Шюлер, Фромман, Фейгель — занимали видное положение в Немецком благотворительном обществе. Будучи его почетными членами или председателями правления, они со своей стороны оказывали организации максимальную помощь.

Консул Германской империи в Киеве Беккер удостоился чести быть почетным членом организации в Харькове, лютеранские пасторы Максимилиан Карлович Штендер и Карл Карлович Крамер также входили в состав правления.

Недалеко от немецкой кирхи в прекрасном ресторане «Циммерман» (сейчас это здание по улице Сумская, 11) общество вместе с Германским консульством проводили различные мероприятия: празднование дня рождения кайзера или Рождества. Особой популярностью у харьковских немцев пользовались проходившие там с зимы 1913 года каждую субботу bierabende («пивные вечера»). А каждую вторую субботу один из членов общества читал речь на какую-нибудь интересную тему.

Однако обществу было необходимо свое помещение, и несколько лет харьковские немцы собирали деньги на постройку Немецкого дома. Хранились они на счету Санкт-Петербургского международного коммерческого банка.

25-летний юбилей организации члены общества со своими друзьями и семьями торжественно отпраздновали вечером 23 февраля 1910 года в Польском Доме. О многих деталях этого важного и знаменательного события мы можем узнать из отчетов самого Немецкого благотворительного общества.

«В приветственной речи председатель дал исторический обзор деятельности Общества и закончил раздачею дипломов вновь назначенным почетным членам. Затем представители других здешних немецких корпораций, как-то: Немецкого Общества, Гимнастического Общества и Общества Квартетного Пения приносили поздравления юбиляру; далее были телеграфные приветствия из Одессы, Москвы и заграницы от корпораций и бывших членов. Общество германских подданных в Москве прислало адрес в изящном переплете.

Во втором отделении оперная певица госпожа Бильман-Ангерер и виолончелист господин А. Висс услаждали слушателей художественно исполненными музыкальными номерами.

Наконец и юмор вступил в свои права: господин Трейнфельс приветствовал гостей в стихах, а господин Лихтенштейн пропел куплет на злобу дня, вызвав этим самое веселое настроение, продержавшееся и во время ужина, который был сервирован в нижнем этаже здания, между тем как в верхнем этаже молодежь веселилась и танцевала до глубокой ночи.

Не были забыты при этом празднестве и призреваемые нами, получившие каждый из 20 постоянных пенсионеров экстренный дар в 2 и 5 рублей, смотря по степени их нужды».

Рис.006

О численности Общества можно судить по следующим данным:

1910 год — 108,

1912 год — 122,

1913 год — 149 членов.

Все это в большинстве своем был цвет и элита немецкой общины Харькова и губернии. Ведь в списках членов общества мы находим семейства: Бильд, Дарре, Дредер, Гельферих, Гиршман, Клеккер, Кох, Кениг, Мельгозе, Пильстрем, Яффе, фон Раупах, фон Унгерн-Штернберг.

Имя Николая Федоровича фон Дитмара в списках членов данной организации, увы, не обнаружено. Хотя, на мой взгляд, это и не удивительно: его позиция по национальным вопросам — «Я живу в России и знаю только русский народ» — озвучена в статье ранее. 

Зато там можно найти более громкую и известную многим жителям нашего города фамилию. Оказывается, известный основатель кондитерской компании и торговой марки «Жорж Борман» Григорий Николаевич Борман был патриотом своего народа. Вплоть до 1914 года он состоял в Харькове членом Германского благотворительного общества, ходил на его сборы и мероприятия, платил членские взносы.

Фото из книги "Россия на Всемирной выставке в Париже в 1900 г."
Фото из книги "Россия на Всемирной выставке в Париже в 1900 г.
"

В годы Первой мировой войны в связи с ростом германофобии организация, в которой активно использовался немецкий язык, была закрыта. По-разному сложилась жизнь членов Общества.

Владимир Эрнестович Мельгозе, родившийся в Харькове, в возрасте 35-ти лет был выслан в Уфимскую губернию. По закону, германские и австрийские подданные мужского пола от 18 до 45 лет, живущие в нашем городе, подлежали аресту и высылке, так как формально считались военнопленными.

Такой же была судьба и у других членов общества, не имевших подданства Российской империи.

Активный участник жизни общества и немецкой общины Карл Клеккер переименовал свой ресторан на русский лад. Теперь «Циммерман» стал называться «Медведь».

Известный нам немец Жорж Борман особо не пострадал: в октябре 1915 года он подал прошение харьковскому губернатору с просьбой выдать ему документы о том, что он является российским подданным.

Рис.008

В те же годы он получает заказ от правительства и поставляет свои кондитерские изделия не куда-нибудь, а в армию. Им выпускалась и серия шоколада «Военная жизнь», где на этикетке каждой плитки размещалась небольшая черно-белая фотография с военным эпизодом. Считалось, что такая упаковка поднимает боевой дух и уверенность в победе как на фронте, так и в тылу.

Немецкому Дому, давней мечте харьковских немцев, на который они годами собирали деньги, также не суждено было воплотиться в жизнь.

Вот такая небольшая история о, пожалуй, одной из наиболее ярких национальных организаций нашего любимого города конца XIX — начала XX века, просуществовавшей без малого 29 лет...

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Почему в регионе не работает принцип «сommunity policing»

Харьков 1850 года в воспоминаниях Петра Вейнберга

О самом старом деревянном храме Слобожанщины и месте, откуда не возвращаются

Днепр: «Зберегти не можна зруйнувати»

Из зоны АТО 92-я бригада вернулась домой

опубликовано

24 октября 2017

текст

Антон Бондарев

фото

Государственный архив Харьковской области

просмотров

581

поделиться

[js-disqus]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: