Николай Лысенко. Страсти по памятнику

О некоторых крайне важных для Украины событиях, произошедших в нашем самом любимом городе в 1912—1913 годах, либо вообще не пишут, либо упоминают вскользь и без подробностей, либо просто присваивают их Киеву.

Рис.001

Еще бы, ведь буквально через неделю после смерти Николая Лысенко 1 ноября (24 октября по старому стилю) 1912 года гласный Харьковской думы Николай Михновский подает исполняющему обязанности городского головы Николаю Евдокимовичу Дорофееву заявление, посвященное сохранению памяти о композиторе Николае Лысенко в нашем городе.

В своем заявлении Михновский пишет, в частности, следующее: «24 октября 1912 года в городе Киеве скончался знаменитый украинский композитор Николай Лысенко. Заслуги покойного пред нашим народом поистине неоценимы...

...Покойный получил образование во второй харьковской гимназии и слушал лекции в харьковском университете. В Харькове же Н. Лысенко начал свое музыкальное образование. Таким образом, Харьков может гордиться тем, что первые зачатки симпатии и настроений великого композитора заложены в его душу атмосферою Харькова, который в то время назывался украинскими Афинами. Справедливо, чтобы Харьков почтил своего великого человека и увековечил бы его память».

Далее в самом конце после перечисления предложений об учреждении именных стипендий в честь Лысенко Николай Михновский предлагает также ассигновать сумму в 3000 рублей на сооружение именно в Харькове памятника-бюста усопшего композитора.

Так началась история о сооружении в Харькове первого в мире памятника Николаю Лысенко. Ведь в других городах тогдашней Российской империи таких инициатив не было. Безусловно, невозможно в одной статье описать все перипетии и события, длившиеся минимум полтора года.  Уверен также, что ответы на ряд вопросов я получу благодаря кропотливой работе в архиве. Однако в целом ключевые моменты, связанные с установкой памятника величайшему украинскому композитору в нашем городе, мне уже ясны. Именно их для всех влюбленных в прошлое нашего города я впервые и размещаю на сайте «Накипело».

Рис.002

Итак, уже на заседании Харьковской городской думы 16 ноября депутаты почтили память Николая Лысенко, а также официально поручили специальной комиссии разработать вопрос об установке в Харькове ему памятника. В начале февраля 1913 года Харьковской думой было принято решение:

  • Учредить одну стипендию его имени при Харьковском музыкальном училище в размере 100 рублей в год для выдачи одному из учащихся училища (украинцу).
  • Наименовать одну из существующих городских стипендий при художественном училище его именем.
  • При историко-филологическом обществе Харьковского университета учредить ежегодную премию в размере 100 рублей за лучшие сочинения студентов по украинской этнографии в связи с народной песней и музыкой.
  • Поместить в городском драматическом театре портрет Лысенко.

Затем в финансовую комиссию был передан на заключение доклад гласных думы  Н. Ф. Сумцова, В. М. Пономаренко, И. В. Кулинича и Н. И. Михновского по вопросу о сооружении памятников видным украинским деятелям. Докладчики указали, что памятники эти должны быть воздвигаемы в известной постепенности. Вначале ― Тарасу Шевченко, затем Квитке-Основьяненко и, наконец, Николаю Лысенко. Садовая комиссия, учтя все вопросы архитектурного и художественного характера, места для сооружения памятников предложила избрать следующие:

— площадку на северной части Николаевского сквера для памятника Т. Г. Шевченко;
— в Мироносицком сквере на площадке, выходящей к Сумской улице ― памятник Квитке-Основьяненко;
— в центре площадки, находящейся рядом с Ветеринарным институтом (сейчас это Харьковский областной дворец детского и юношеского творчества), напротив здания губернской земской управы (на этом месте сейчас областная администрация).

Рис.003

Городская управа 11 июня внесла в думу обширный доклад о сооружении памятников Шевченко, Квитке-Основьяненко и Лысенко и предложила ассигновать в фонд на сооружение памятника Николаю Витальевичу 3000 рублей. Взносы предполагалось разделить на три равные части, по 1000 рублей ежегодно, начиная с 1913 года. Также было предложено в установленном порядке разрешить в пределах Харькова и губернии сборы пожертвований на эти памятники. По предварительно составленной смете получалась сумма в 100 000 рублей (50 000 на памятник Шевченко и по 25 000 на памятники Основьяненко и Лысенко). 15 июня, несмотря на ряд прений, доклад специальной комиссии был принят Харьковской думой. В октябре 1913 г. газеты в империи только и говорят о скандальном деле Бейлиса, а в Харькове ― свои страсти.

Рис.004

9 октября 1913 года в городскую управу для доклада думе поступило заявление крайне влиятельного как в Харькове, так и в империи человека ― гласного члена Государственного Совета Николая фон Дитмара. В нем он писал следующее:

«В ближайших заседаниях городской думы предстоит избрание  членов комиссии о памятниках Шеченко, Квитке-Основьяненко и Лысенко. Деятельность недавно скончавшегося Лысенко относится к области музыкальной, и, мне кажется, следовало бы вопрос о памятнике ему отложить до более точного выяснения значения его музыкального творчества. Соответствующего обстоятельного доклада в об этом в думу не было представлено. Поэтому как для меня лично, так и для многих гласных (как я убедился из расспросов) не выяснено значение Лысенко в области местной музыки и размер его музыкального творчества, например, сравнительно с Глинкой, Чайковским, Даргомыжским, Серовым, Римским-Корсаковым, Бородиным, Кюи и другими, иначе говоря, не выяснено место Лысенко в российском пантеоне музыки и театра. Указать же на место в означенном пантеоне могут только большие специалисты в области музыки. Быть может, с другой стороны и не пришло время для надлежащей оценки покойного композитора. Поэтому предлагаю вопрос о памятнике Лысенко отложить. Но мне кажется, следовало бы этой комиссии поручить вопрос о памятнике Лермонтову. Дума уже давно вынесла соответствующее постановление, ассигновала средства, но много лет прошло и ничего не сделано. А значение гениальных творений Лермонтова для нашей культуры выяснять не приходится».

Рис.005

Это заявление настолько затронуло читателей газет, что 11 октября, например, в газете «Утро» в колонке «Без заглавия» была опубликована ядовитая заметка авторства А. Смолянова. В ней автор, цитируя фон Дитмара, в весьма ироничной форме предлагает следующее:

«...Недаром же, гласный фон Дитмар, зачеркнув Лысенко, предлагает:
— А вот памятник Лермонтову давно бы уже следовало поставить.
Значение Лермонтова для местной поэзии, очевидно, уже установлено. Только правда ли? А, может, тоже не установлено? Пусть гласный фон Дитмар побеседует с теми самыми гласными, с которыми он беседовал о Лысенко. А вдруг окажется, что:
— Не установлено.
Тогда что же? Не нужно памятников ни Лермонтову, ни Лысенко. А лучше поставить памятник гласному фон Дитимару. С пояснением «За труды по выяснению личности Лысенко». А на обратной стороне славянскими буквами «Добро, иже твердо мыслите. Азъ рцы».

Рис.006
Одна из карикатур на Николая фон Дитмара в Харьковской прессе.

Страсти вокруг памятника Николаю Лысенко накалялись дальше. Заседание Харьковской городской думы 15 октября было весьма скандальным. В очередной раз озвучив свою позицию касательно памятника, гласный фон Дитмар подчеркнул, что 14 октября 1914 года  исполняется 100 лет со дня смерти Лермонтова, и в силу неясного значения места Лысенко в музыке установку памятника предложил отклонить. В ответ на это Николай Михновский сказал следующее:

«От своего имени и от имени гласных украинцев заявляю чувство глубокого удовольствия по поводу подаваемого вопроса о сооружении памятника Лермонтову. Конечно, памятник необходим и Лермонтову, и Тургеневу, и многим другим великим людям. Но я энергично выражаю протест против того, чтобы заставлять соперничать между собою великих покойников разных национальностей в том смысле, как это делает господин гласный фон Дитмар, ибо он предлагает памятник Лысенко отложить, а Лермонтову поставить. Я же скажу: и тому и другому нужен памятник, места не только в мире, но и в Харькове очень много, а великих людей ― очень мало.

Не следует воздвигать соперничество между великими покойниками и потому, что вслед за покойниками пойдут живые, которым дорог дух покойников. А это ведет к напрасной национальной борьбе. Украинцы хотят жить миролюбиво с братним русским народом, и господин фон Дитмар вносит нежелательный раздор».

Затем Николай Михновский заявил, что фон Дитмар, предлагая отложить памятник Лысенко, в действительности, судя по аргументам, хочет вообще отменить решение о сборе на него денег и продолжает:

«Гласный фон Дитмар требует, чтобы «большие специалисты» выясняли, какое значение может занять Лысенко в российском пантеоне. Мы, украинцы, слишком скромны, чтобы мечтать о местах в российском пантеоне: наши мечты ограничиваются украинским пантеоном. В котором Шевченко и Лысенко займут первые места».

Далее Михновский цитирует фон Дитмару мнение о Лысенко Петра Ильича Чайковского и указывает на огромное значение Николая Витальевича для всего украинского народа. «Вот почему, мы, украинцы, предъявляем думе просьбу о сооружении памятника Лысенко!»

Перепалку, которая возникла дальше, просто невозможно не процитировать:

«Фон Дитмар:

― По-видимому, гласный Михновский не понял моего заявления. Если бы я считал Лысенко недостойным памятника, то нисколько бы не постеснялся об этом заявить. Я утверждаю, что подобного доклада о значении Лысенко не было. Гласный Михновский развивает значение Лысенко, говоря, что памятник ставится украинцами, но я думал, Лысенко ставит памятник русский народ, а не какой-то другой народ...

― Украинский народ!!! ― в ответ закричал тогда Николай Михновский.

Рис.007

Фон Дитмар:

― Выясните все значение Лысенко и сообразно с этим значением поставьте ему памятник.

Николай Михновский:

― Мы живем в Украине, и в России 27 миллионов украинского народа, а господин член Государственного Совета фон Дитмар этого не знает?!

фон Дитмар:

― Я живу в России и знаю только русский народ.

Рис.008

Гласный Поддубный:

― Предлагаю подтвердить прежнее постановление думы, а гласному фон Дитмару рекомендовать ознакомиться со значением Лысенко».

В итоге Харьковская дума единогласно подтвердила свое прежнее постановление об установке памятника Лысенко и ассигновании на него 3000 рублей. Также была создана специальная комиссия  по сооружению памятника Т. Г. Шевченко, Г. Ф. Квитке-Основьянено и Н. В. Лысенко. В нее вошли гласные думы: В. М. Пономаренко, В. Е. Мороховец, В. Г. Коренев, С. А. Раевский, Д. И. Багалей, В. В. Величко и Н. И. Михновский.

Несомненно, что более чем резкие высказывания Николая фон Дитмара в городской думе взбудоражили местную украинскую интеллигенцию. Уже 22 октября в прессе была опубликована статья  Константина Бич-Лубенского «Композитор Н. В. Лысенко и его значение в музыке». В ней автор отмечает, что принципиальный вопрос, затронутый фон Дитмаром, требует ответа. Указывая на огромнейшее значение Лысенко для Украины, свой материал Бич Лубенский завершает следующими словами:

«Вот до чего может привести национальная нетерпимость! Что же удивительного, если на этих основаниях не нужно ставить памятника в родной стране родному Лысенко! Но жив Бог, который все видит».

Рис.009

На своем заседании 21 октября общество Квитки-Основьяненко выразило благодарность Николаю Михновскому за большие старания и инициативу в деле проведения и учреждения городской думой в Харькове памятника Н. Лысенко.
В конце ноября местным харьковским скульптором господином Риха городской управе была представлена модель памятника Николаю Лысенко. Это был обелиск на широком постаменте, с бюстом композитора со скрещенными на груди руками. У подножия, склонив колено на одну из ступеней, украинский мальчик писал на обелиске фамилию композитора.

Рис.010

Однако первому в мире памятнику Николаю Лысенко так и не было суждено украсить наш город. В 1914 году началась Первая Мировая война, затем в страну ввергли в кровавый хаос большевики... Всем стало не до того.  В городе, где столько всего связанно со знаменитым украинским композитором, ничто, кроме скульптурной композиции на лицевой части здания ХАТОБа (авторства скульптора С. Ястребова), не напоминает о Лысенко.

Рис.011

Однако я уверен, что однажды мы с вами все-таки пройдемся в Харькове по лысенковским  местам, а долг предкам, которые жертвовали свои сбережения на постройку памятника в начала ХХ века, будет возвращен.
На этом мне искренне хотелось бы сказать «конец повествованию». Увы, не могу. Ведь конкурс проектов на надгробный памятник Николаю Лысенко проходил в 1913 году именно в Харькове. Но об этом уже на следующей неделе…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Немного о купеческой семье Диканских

Харьковское Рождество в описании Кристины Алчевской

Маленькие истории про алкоголь

В кондитерской

Величайший латыш Харькова. Первое знакомство

опубликовано

19 сентября 2017

текст

Антон Бондарев

фото

Иван Пономаренко

просмотров

1024

поделиться

[js-disqus]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: