Главный стартап Украины, или Еще немного о прозрачности ProZorro

Эту реформу называют самой успешной за последние три года. Ее оценили даже за рубежом, создатели гордятся миллиардной экономией, а в основу ее названия легла та цель, о которой ежедневно говорят в правительстве — прозрачность. Речь пойдет об электронной системе закупок ProZorro.

Тендерные госзакупки в Украине были одной из самых коррумпированных сфер. Договоры заключались с «нужными» компаниями на суммы, которые значительно превышали рыночную цену за аналогичный товар. Схемы отката были просты, известны, но крайне редко наказуемы.

Лед тронулся, когда в 2014 году группа волонтеров подумала, что в стране пора кардинально менять принцип государственных закупок. Они решили: бумажные тендеры должны кануть в небытие, госзаказы нужно проводить открыто в электронной системе, где каждый гражданин сможет контролировать сделку.

Как рассказал руководитель департамента государственных закупок Министерства экономического развития и торговли, один из создателей ProZorro Александр Стародубцев, запустить стартап в Украине было сложно: система не хотела «ломаться». Нужны были 35 тысяч долларов на разработку софта.  Волонтеры обращались за помощью к донорам, но те не понимали, почему они должны давать деньги на государственную программу, а правительство не спешило спонсировать систему, которая могла помочь побороть коррупцию.

«Доноры нам сказали: извините, денег нет. И в итоге нам остались только площадки, на базе которых сейчас работает система. Это частные компании, предоставляющие сервис для больших корпоративных торгов. Нам нужно было рассказать, что мы хотим сделать и заставить их скинуться. В итоге у нас было семь площадок, которые дали по пять тысяч долларов», — вспоминает Александр Стародубцев.

По словам одного из создателей, то, что на ProZorro  государство не дало ни копейки, в итоге сработало в плюс.

«Если бы мы финансировали это из какой-то государственной компании, мы бы не смогли теперь предлагать ProZorro в мире», — говорит Стародубцев.

В 2015 году система электронных закупок работала в тестовом режиме. С 1 апреля 2016 года закон обязал центральные органы власти и монополистов проводить тендеры только в ProZorro, а с 1 августа она стала обязательной для всех остальных закупщиков.

Результативность

На главной странице сайта ProZorro отображается интерактивная статистика: за время работы системы проведены 625 тысяч тендеров, а экономия составила более 17 миллиардов гривен. Принцип открытости существенно ограничил возможности для коррупции и различных махинаций. Те же, кто пытается обойти систему и проводит тендер с нарушениями, попадают под внимание СМИ и общественных активистов.

По словам Александра Стародубцева, показатель, который пока не устраивает команду ProZorro, — это среднее число предложений на торгах. Пока он находится на уровне 2,45 предложений. Бизнес еще относится к госзакупкам настороженно: за плечами долгие годы взаимодействия с государством в налоговых, пенсионных фондах и прочих структурах.

«К сожалению, этот показатель сейчас падает. И это одна из главных наших головных болей. Но со временем он вырастет. Дело в том, что мы приняли закон и одним махом перевели заказчиков в ProZorro, но, к счастью, мы не можем принять закон, который обяжет каждого предпринимателя что-то продать государству. Мы можем только мотивировать и агитировать», — говорит Стародубцев.

Prozorro[1]

Система работы проста: госзакупки происходят по принципу открытых торгов. Заказчик лишь публикует требования к предмету закупки, названия фирм-участниц ему неизвестны. С параметрами товара может помочь библиотека примерных спецификаций. После чего закупщик объявляет ожидаемую стоимость, а поставщики предлагают ставки по принципу обратного аукциона. Выбирается лучшее предложение по цене и качеству, предлагаемыми зашифрованными компаниями. Если кто-то из участников не доволен результатами торгов, он имеет право на обжалование.

Отвечая главному принципу реформы, «Все видят все», когда тендер закончился, в электронной системе кто угодно может увидеть информацию о предложениях каждого участника, решениях тендерной комиссии, квалификационных документах и тому подобное. А на сайте bi.prozorro.org можно посмотреть, кто, что, почем и у кого приобрел.

Система работает на базе коммерческих онлайн-площадок, с помощью которых можно зарегистрироваться и подключиться заказчикам и поставщикам. На сегодняшний день насчитывается около 25 торговых площадок.

Что не прозрачно в ProZorro

«В этой системе может победить кто угодно, точнее, тот, кто нужно», — уверен Андрей Куцевол, руководитель проектов в харьковской компании, которая занимается производством осветительных приборов.

В декабре 2016 года их фирма приняла участие в одном из тендеров. По словам Куцевола, результат разочаровал.

«Были конкретные требования заказчика к техническим характеристикам товара. К примеру, световой поток ламп должен быть 800 лм. Мы сыграли тендер, но проиграли. Наше предложение было вторым по цене — всего на 3000 гривен дороже в почти миллионной сделке», — рассказывает Андрей.

Однако после окончания тендера оказалось, что фирма-победитель, хоть и предложила цену ниже, но их товар не соответствовал заявленным требованиям. Кроме того, документы, которые участники должны были загрузить перед аукционом, появились только после победы. В компании Андрея надеялись, что если они укажут на нарушения, которые допустила компания-победитель, то ее дисквалифицируют, и подали жалобу.

«Мы указали, что предмет закупки не соответствует техническим требованиям тендера, а через три дня получили одно лишь слово „Розглянуто“. Что касается недостающих документов, то в техподдержке площадки, на базе которой проходил аукцион, мне сказали, что система дает право догружать документы даже после окончания торгов», — рассказывает Андрей.

Больше никакой реакции на нарушения не последовало.

«После этого мы решили, что будем очень осторожно участвовать в аукционах, потому что за каждую попытку нужно платить 1700 гривен, если сделка на сумму более миллиона», — объяснил Андрей.

Примеры подозрительных тендеров есть и на счету городской власти и крупных коммунальных предприятий Харькова. К примеру, в ноябре метрополитен объявил тендер в системе ProZorro на закупку 276 железнодорожных реек Р-50 на сумму 15 миллионов 11 тысяч гривен. Победитель аукциона ООО «Партнер-Трейдинг» предложил цену лишь на 3861 гривну меньше заявленной. Таким образом, одна тонна рельс обошлась харьковчанам почти в 42 тысяч гривен, что почти в два раза дороже рыночной стоимости.

Кроме того, подземка провела тендер на услугу по обслуживанию устройств автоматизированной системы оплаты проезда на 11 миллионов гривен. Аукцион выиграло ООО «Турникет-М», которое выигрывает тендеры на оказание подобных услуг уже несколько лет подряд. Фирму связывают с депутатом харьковского горсовета Максимом Мусеевым.

В ProZorro говорят, что о таких случаях знают и подчеркивают — система вывела наружу возможные коррупционные схемы, теперь все могут анализировать сделки, а остальное — дело правоохранительных органов.

Александр Стародубцев предупреждает: «зраду» нужно находить, но еще ее нужно тщательно проверять, ведь не всегда она является «зрадой».

«На самом деле, задача ProZorro это все подсветить. Все помнят скандал с закупкой швабры за 2500 гривен. Зрада! Сразу пошли фотографии швабр из супермаркетов, но оказалось, что это было особое клининговое устройство для онкоцентра. Его сложно купить в Украине, и та цена, по которой медучреждение его приобрело, на самом деле низкая», — рассказывает Стародубцев.

Prozoro[1]

Стародубцев советует поставщикам как можно чаще говорить о нарушениях: жаловаться в Министерство, антимонопольный комитет или писать об этом на Dozorro.

«Надо лупить по всем фронтам. Эта мелкая бытовая коррупция боится руководства. Ваша задача — сделать для них это проблемой», — сказал руководитель департамента.

В ProZorro можно покупать все: от услуг до продуктов питания. Но все же есть перечень услуг, когда сложно оформить сделку из-за метафорического «кота в мешке».

«Через ProZorro сложно покупать дорогой управленческий консалтинг или профессиональные услуги, то есть все случаи, когда вы покупаете команду. Еще проблемные закупки строительных работ, потому что в смете прописаны все статьи расходов с указанием стоимости каждого вида работ, но торги проводят по общей сумме. Потом на эту сумму нужно выполнить работы, учитывая смету, а это огромный рычаг в руках заказчика. Понятно, что „свой“ согласует быстро», — говорит Александр.

Планы на ближайшее будущее

Система ProZorro, как и любой другой софт, постоянно дорабатывается. В ближайшем будущем в министерстве планируют организовать рамочные закупки, которые позволят проводить торги по упрощенной схеме. По словам Александра Стародубцева, в новшестве есть как достоинства, так и недостатки, но для некоторых крупных заказчиков это решит многие проблемы.

«Если заказчик в течение долгого времени будет покупать товар с одними и теми же характеристиками, чтобы торги проводились быстрее, он может отобрать какое-то количество поставщиков в так называемую рамку. С одной стороны, это упрощает процедуру, а с другой — это ограничение конкурентности, — говорит Александр. — К примеру, рамочные закупки по топливу для Укрзалізниці крайне нужны уже сейчас, потому что мы регулярно от них слышим, что когда поезда перестанут ездить, то это будет вина ProZorro. С другой  стороны, непонятно, почему они не планируют закупки заранее».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Фейк: Украина — лидер по антисемитизму

Зоопарк получит морковь по завышенной цене

Пенсии силовиков вырастут на 77%

Україна ризикує опинитися в ізоляції

Как изменится жизнь украинцев в 2018 году

опубликовано

18 марта 2017

текст

Алина Шульга

фото

radins.com

инфографика

Виктор Пичугин

просмотров

1343

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: