Военвед. Брошенный городок

Мы неторопливо ехали по центральной улице военного городка — разбитой дороге на окраине Харькова. Даже днем здесь мало кого встретишь. Осенью местность выглядит особенно жутко. Забрести на Военвед по собственному желанию могут, разве что, охотники за металлом или сталкеры. Нас же пригласили местные жители, буквально взывая о помощи.

Встретили женщины: бывшие работницы закрытого летного училища, его библиотеки, детсада. Они же сопровождали всю прогулку, став нашими экскурсоводами. Кто-то живет здесь с 80-х годов, кто-то — недавно купил жилье на Рогани, но училище помнит с детства.

Харьковское высшее военное авиационное училище летчиков имени С. И. Грицевца появилось более 80 лет назад рядом с же­лезнодорожной станцией «Рогань». Здесь готовили летчиков и будущих космонавтов. Первые курсанты учились и помогали отстраивать микрорайон.

23107240_1945327105733681_1051598263_o

Женщины наперебой рассказывают, как выглядели ныне заброшенные территории — Дом культуры с огромным кинотеатром внутри, военный штаб, стадион, музей авиации и космонавтики под открытым небом… Вместо этого нас окружают развалины со следами пожаров, разворованные казармы, поросший кустами плац. Под ногами попадаются битые стекла. Вдалеке, за деревьями, слышен собачий лай.

DSC_0816

DSC_0924

«Стала не территория училища. Стало кладбище. Просто кладбище...», — вздыхает Ирина Ковалева.

На улице Сергея Тархова она проживает с 1982 года, а в училище работала до 2004-го. Вспоминает, что в начале «нулевых» учебную часть руководство переместило на Холодную гору. Новое место масштабной территорией похвастаться не могло. Курсанты все еще посещали тренировки на Военведе.

«Перед этим собрали ветеранов и жителей городка и сказали, что все будет нормально, училище останется. Оставили охрану и все. Но училище с каждым днем начало разворовываться», — продолжает Ирина Андреевна.

Сквозь высокие кусты когда-то цветущего сада пробираемся дальше. Позади — учебно-летное отделение. Здесь на торжественную часть собирались выпускники училища. В разбитые окна настойчиво лезут ветки деревьев.

DSC_0926

Татьяна Дьякова ведет нас к детскому саду, где семь лет проработала воспитательницей. Мы просим напомнить, как здесь было раньше. Женщина задумчиво молчит, наверное, погружаясь в былую атмосферу… И вдруг лицо расплывается в улыбке:

«Люди сюда всю душу вкладывали. У нас здесь были грядки. Мы выращивали с детьми разные овощи. Деревья фруктовые тоже были…», — показывает наша спутница в сторону теперь уже гаражей.

А вот тут было крыльцо, где воспитатели собирали детей во время дождя. Сегодня тоже дождливо, и Татьяна Ивановна — вновь у входа в свой детсад. Только детворы здесь больше нет, а здание выглядит словно пустая коробка без окон и дверей.

  • А куда сейчас дети ходят?
  • Теперь мы просимся в детсады соседних микрорайонов — «Горизонт», «Солнечный». Дорога туда опасная — проезжая часть, гаражи, очень страшно. Или пробираемся через железную дорогу. Мамочкам с колясками очень тяжело.

Пропал не только детский сад. Была своя сберкасса, ЖЭК, почта, медчасть. Теперь бытовые потребности можно обеспечить только в других микрорайонах. Бывший военный городок как будто изолирован от цивилизации: с одной стороны — полем, с другой — железной дорогой, с третьей — гаражным кооперативом. Жизнь кипит по ту сторону заброшенных ангаров.

«Мы любим свой городок. Где жилая зона, мы делаем все, чтобы было уютно нашим детям и внукам. А все это окружение нас просто пугает...», — сокрушается Татьяна Дьякова.

Неухоженные зеленые зоны — одни из самых опасных мест в районе. Здесь орудуют воры, говорят местные жители. Неподрезанные ветки, горы листьев, грязи и мусора… Оказывается, уборкой должны заниматься сами депутаты на субботниках. Об этом утверждается в ответе на запрос жильцов:

23114855_1945327209067004_1176152417_n

Только людям с трудом верится, что чиновники с метлами в руках станут облагораживать проблемную территорию.

По информации Главного квартирно-эксплуатационного управления Вооруженных Сил Украины, на Военведе 61 объект находится на балансе регионального КЭО. Подобные ведомства относятся к Министерству обороны.

кэо зсу

Пресс-центр командования Воздушных Сил в ответе на наш запрос указал только 54 здания, переданных под управление харьковского КЭО в 2014 году.

запит минобороны

С десяток пятиэтажек находятся в коммунальной собственности города.

Бедствуют жильцы общежития — единственного населенного помещения среди полузаброшенных построек. Протекающая крыша и заплесневелые потолки — еще не такое и тяжкое горе, если вспомнить о тысячных долгах. По данным харьковской КЭЧ (квартирно-эксплуатационная часть), речь идет о 435 989, 41 гривнах по состоянию на 1 ноября.

Created by Readiris, Copyright IRIS 2009

В здании проживает 25 семей офицеров, из них 15 — семьи участников АТО.

«Обращались не единоразово и в КЭЧ, и в Министерство обороны, и Кернесу писали, а воз и ныне там. Вот неделю назад потекло снова, когда снежок выпал. Дома девятилетний ребенок, который дышит этими грибками...», — не сдерживает эмоций Светлана, жена ветерана АТО.

По словам начальника квартирно-эксплуатационного отдела Харькова Константина Коника, бесхозные помещения военных городков государством не финансируются.

«Здания действительно находятся на балансе Министерства обороны, но деньги выделяются на те военные городки, которые эксплуатируются, и то, средств на них не хватает. А на городки, которые мы охраняем, как на улице Сергея Тархова, деньги не выделяются. Своими силами деревья подпиливаем, пытаемся навести порядок, подмарафетить», — уверяет полковник.

DSC_0836

План ремонтов действующих городков составляется каждый год в сентябре. Ответственные КЭО определяют, сколько средств необходимо на поддержание тех или иных зданий, обращаются в Главное квартирно-эксплуатационное управление и в Министерство обороны. Ведомство собирает данные по бывшим военным городкам со всей Украины и распределяет между ними сумму, заложенную в бюджет. Деньги на объекты выделяются частями.

Общежитию Военведа только на ремонт внешней канализации нужно более 33 тысяч гривен. Также необходим ремонт крыши, фасада, замена водопровода.

По данным КЭЧ Харькова, точное количество бывших военных городков в регионе — информация с ограниченным доступом. Ранее, в телефонном разговоре, Константин Коник эти данные сообщил:

«У нас в эксплуатации 87 городков, а в охране — 21 городок».

Как заметил полковник, когда квартирно-эксплуатационный отдел принимал здания на баланс, они уже были разворованы и пребывали в аварийном состоянии. До этого с 2004 по 2014 год корпуса Военведа охранялись Харьковским национальным университетом воздушных сил имени Ивана Кожедуба.

«У нас там 95 гектаров, штат маленький. На смену два человека ходит. Представьте, два человека и 95 гектаров обойти: все в зарослях, забора нету, все ходят… В актах отражено то, что было украдено до нас. А мы отвечаем за то, что приняли по факту и теперь пытаемся удержать то, что есть, чтоб его дальше не разворовали», — говорит полковник Коник.

Местные жители говорят, что собственность пытались передать городской власти. И люди только «за» — это решило бы множество коммунальных проблем. Но дело спустили на тормозах.

Бывший главный инженер Военведа Сергей Скорик рассказал нам, что в 2007 году территорией интересовался харьковский университет МВД. Но интерес к ней горсовета не подтвердил.

«От университета приезжала целая делегация: экономисты, плановики, строители. Все посчитали. На тот момент это была неподъемная сумма, чтобы эксплуатировать городок, — продолжает Сергей Михайлович. — После этого даже не помню, чтобы были какие-то попытки его принять местными властями. Возможно, только в качестве земли для последующего строительства».

Наши собеседницы — сильные. Это видно по тому, как они борются за права жителей Военведа. Женщины звонят и пишут письма чиновникам, обивают пороги государственных служб, общественных организаций в надежде, что их услышат и городок спасут.

  • Почему мужчины не вышли сегодня?
  • Они боятся давления. Это военные. Им еще служить. А нам бояться нечего.

Вместо опасного ДК люди хотят видеть центр развития для детей и молодежи, аварийный детсад — отреставрированным, а вместо непролазных зарослей — парк.

Замначальника Главного квартирно-эксплуатационного управления ВСУ Юрий Каюн отметил: в связи с особым периодом в стране Военвед может рассматриваться как место размещения военной части.

23435493_1948746818725043_1335032301_n

Алена Беляева, местная жительница: «Мы требуем, чтобы Министерство обороны сделало из бесхозных зданий социальное жилье для семей офицеров и бойцов АТО. Здесь живет полторы тысячи человек, и мы требуем к себе внимания и уважения».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Форум «Вчимося жити разом». Фоторепортаж

Лечат по-современному: что изменилось в онкоцентре

«Інклюзія — це не про пандуси». Про що говорили на форумі «Вчимося жити разом»

Почему в регионе не работает принцип «сommunity policing»

Харьков 1850 года в воспоминаниях Петра Вейнберга

опубликовано

9 ноября 2017

текст

Алена Нагаевщук

фото

Игорь Лептуга

видео

Игорь Лептуга

монтаж

Иван Горб

просмотров

4570

поделиться

[js-disqus]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: