10 вещей, которые немецкая медсестра хотела бы изменить в украинской медицине

В восточногерманских больницах до падения Берлинской стены цвели буйным цветом и милое советскому сердцу хамство, и коррупция, и низкий уровень обслуживания. Зарплаты при этом были копеечными. Стена пала, и ГДРовской медицине пришлось подстраиваться под совершенно другие принципы, принятые в ФРГ, вспоминает Линда Херцог, медсестра из Бернбурга (Германия).

Среди медработников тоже были те, кто не хотел меняться, но сегодня о возвращении к старому не помышляет никто. Особенно такие люди, как Линда. Она хорошо помнит, как было раньше и как стало сейчас.

В мае Линда Херцог почти месяц провела в Украине, изучая работу своих украинских коллег. Визит проходил в рамках проекта трансформации первичной медицины, который реализовывает Харьковская экспертная группа при поддержке ХОДА и МФ «Відродження». Линда тренировала медиков в Чугуеве и встретилась с харьковскими реабилитологами. Фрау Херцог рассказала нам о десяти вещах в украинской медицине, которые она как медсестра советует изменить в первую очередь.

Я хочу сразу сказать — украинские медсестры достаточно образованны и квалицифицированны для качественной работы. Они по максимуму выполняют свои задачи при минимальных технических средствах. Но я хочу посоветовать несколько изменений, большая часть которых не требует больших финансовых вливаний.

19021952_1492834480779954_1854913859_n
1. Кушетки в украинских больницах и поликлиниках расположены слишком низко. Из-за этого медсестры много времени проводят в полусогнутом состоянии. Младший медперсонал в Германии работает с прямой спиной, потому что кушетка поднимается с помощью пульта на высоту, комфортную для манипуляций. Из-за этого у немецких медсестер реже встречаются профессиональные болезни поясницы и спины.

2. Система записи пациентов на прием нерациональна. Из того, что я видела, выходит, что медсестра созванивается с больным по каждому вопросу. Это колоссальная трата времени, не говоря уже о счетах за телефон. Систему можно оптимизировать даже без компьютеризации. У нас, например, есть журнал, где расписано время работы врача и приемы на неделю. С утра проходит прием первичных пациентов, потом — прием по расписанию, по талончикам. Талончик на следующий визит пациент получает во время первого посещения, и это заносится в журнал. Есть много возможностей для оптимизации работы.

3. Для клинического анализа мочи в Украине образцы отправляют в лабораторию, потом ждут результатов. Но для этого давно уже не нужна лаборатория, всего лишь тестовая полоска. Любая медсестра может опустить полоску в контейнер и быстро получить всю необходимую информацию. То же касается глюкометров, которые мгновенно измеряют уровень сахара в крови — они есть в Украине, но их мало.

19046800_10213081129893061_968997650_n

4. Утилизация шприцев. В Украине перед отправкой в утилизацию медсестра отделяет от использованного шприца иголку. И хотя эта манипуляция производится в перчатках, все равно остается риск заражения медсестер гепатитом или ВИЧ. Не знаю, почему здесь так принято. В Германии такое недопустимо. Шприц сразу после использования кладут в специальный герметичный контейнер и в конце дня отправляют на мусоросжигающий завод.

5. Служба по уходу за больными на дому. Я знаю, что в Украине есть социальная помощь престарелым и одиноким. В Германии она тоже есть. Но также у нас работает служба медицинской помощи на дому. Такую услугу оказывает не централизованная организация, а множество частных фирм. Например, медсестра может открыть собственный бизнес, нанять сотрудников и работать с больными на дому. Клиентов для фирмы ищет руководство. Также их услуги может рекомендовать своим клиентам семейный врач. Он выдает предписания, какие процедуры или медикаменты нужно применять. Выполнением указаний доктора занимается медсестра из службы. В итоге конкретную фирму все равно выбирает пациент, а оплачивает эту услугу страховая компания. Я, хоть и на пенсии, сама сейчас работаю в такой фирме, а владеет ею другая медсестра.

6. Медучреждениям нужны собственные сайты, информация о них на GoogleMaps — с графиком работы и фотографиями. Возможно, раньше все это было необязательно, ведь пациенты ходили к тому врачу, к которому их приписали. Но когда у человека появляется выбор, ему нужна информация. И чем она полнее, тем лучше впечатление о больнице. Медучреждения соревнуются за клиента.

19021826_1492834304113305_1440897990_n

7. Больницам нужно искать возможности по всему миру, устанавливать контакты. Например, с Красным Крестом, чтобы получать информацию о средствах, которые выделяет Германия и другие страны для Украины. Медицина — это больше, чем одна страна.

8. Ищите партнеров. Крайне важно находить в других странах медучреждения-побратимы, близкие по специализации, чтобы обмениваться опытом. Немецкие врачи, менеджеры, медсестры с удовольствием пойдут на такое сотрудничество. Я — работающий пенсионер. Когда человек на пенсии и выполнил все свои семейные обязанности, он нуждается в социальной активности. Мне необходимо чувствовать себя нужной, помогать. Я не смогу жить, если буду не нужна другим. И таких, как я, много, у нас есть специальная организация — Senior Experten Service, которая помогает пенсионерам быть нужными, в том числе и за пределами Германии.

9. Нужно задавать вопросы и рассказывать о себе. Многое, о чем спрашивали меня украинские коллеги, находятся в компетенции семейного врача, менеджера семейной медицины, поэтому я не на все могла ответить. Но я рада была, что вопросы задавались. Было бы идеально приехать в Украину связкой «медсестра-семейный доктор». Правда, доктора не хотели ехать в Восточную Украину — боялись войны. Но я работаю над этим. И вы должны работать, приглашать коллег.

10. Реформа медицинской системы должна быть стартовой точкой для всех изменений. Это дорого, но это многократно окупится. После реформирования появляются финансы для повышения зарплат и медицинские работники будут мотивированы зарабатывать больше. Появляются деньги на технику и медикаменты. Не менее важно освещать общенациональную реформу в медиа. Сначала — информация для всех, а потом — дискуссии и ответы на вопросы для тех, кто хочет разобраться глубже. И нужно быть терпеливыми. У нас переход занял 5 лет, а по уровню жизни Восточная и Западная Германия сравнялись за 20 лет. Жалеет ли кто-то об этом? Конечно, нет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

«Охраняют только стены»: родители выступают за безопасность в школах

Мюзикл «Шлях до Бродвею». Бэкстейдж

Фейк: В Украину едут 20 тысяч беженцев

Немного о Харькове и масонстве

Суд по «одороблу» в Киеве не состоится

опубликовано

9 июня 2017

текст

Денис Куклин

фото

Игорь Лептуга, архив Харьковской экспертной группы

просмотров

14238

поделиться

[js-disqus]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: