Амина Окуева: «В Украине патриархальный уклад сильнее, чем на Северном Кавказе»

Амина Окуева, чеченка по национальности, с 2014 года защищает Украину в зоне АТО. Ее супруг, Адам Осмаев, обвинявшийся в подготовке покушения на Путина, воюет с ней бок о бок. Амина считает себя феминисткой, уверена, что мужских и женских профессий не существует, а украинки иной раз имеют даже меньше прав, чем женщины на Северном Кавказе.

Как вы попали на войну? Как приняли такое решение и насколько оно было простым для вас, а возможно, сложным?

Это было как само собой разумеющееся. Ни минуты не сомневалась. Только выбирала в составе какого подразделения хочу служить. Я по образованию врач, и передо мной стоял выбор — пойти на фронт медиком или бойцом. В том, что я обязательно должна быть на фронте, даже не сомневалась. Это стало понятно, как только со стороны России стала происходить агрессия в отношении Украины — буквально через несколько дней после победы Майдана, когда началась аннексия Крыма. Тогда мы с побратимами думали, что будет команда отстаивать Крым. Но как все знают, позже начались события на востоке, тогда я уже и попала в составе добровольческого подразделения.

14068345_743779952429099_6200776799476466376_o[1]

Как мужчины реагировали на такое ваше решение? И как относится муж, поддерживает ли вас?

Муж меня полностью поддерживает, у нас с ним полное взаимопонимание по этому поводу. И если он пытался отговорить меня от активного участия в Майдане, потому что переживал, что эти действия могут быть противоправными и потом могут быть какие-то претензии ко мне со стороны властей, то когда началась война, даже не было попытки отговорить меня. Во-первых, это бесполезно, а во-вторых, супруг тогда еще находился в тюрьме по обвинению в покушении на Путина. Он даже не предпринимал попыток отговорить меня, потому что сам хотел бы участвовать, и как только вышел из тюрьмы, сразу же отправился на фронт. Конечно, огромная благодарность супругу за то, что он меня поддерживает, и большинство самых интересных боевых задач и операций, которые мне довелось выполнить на этой войне, мы выполняли вместе.

А остальные как вас воспринимают? На равных ли вы?

Для начала хотелось бы сказать, что в Украине менталитет патриархального уклада даже сильнее, чем на Северном Кавказе.

Здесь действительно мужчины дискриминируют женщин по патерналистскому типу.

Говорят: «Как же ты такая хрупкая, ты же девушка, мы должны тебя защищать». Такое сначала почти у всех присутствует, стараются оградить от тяжелых и тем более опасных задач. Но когда мужчины видят, что настрой серьезный, то, как правило, смиряются. Главное — твердо показать свой настрой, и очень важно, как девушка сама себя зарекомендует. Это не только фронта касается, но и быта и всех неженских профессий.

К сожалению, бывают случаи, что девушки приходят на фронт из романтических побуждений. Война, романтика, иногда присутствует желание найти себе жениха. Может быть, ничего в этом плохого нет, но это вредит и делу и репутации всех остальных девушек на фронте. Здесь, мне кажется, нужно сосредоточиться. И если ты пришел воевать, то надо ответственно выполнять свои задачи. Нельзя сказать, что сейчас хочешь пойти в бой или на какое-то опасное задание, а потом отказаться, к примеру, строить какие-то укрепсооружения, сказав: «Я же девушка. Это вы сами делайте».
Первая моя ротация была достаточно длительной. Это август—сентября 2014 года. Мы стояли под Дебальцево. Сначала меня старались не брать на боевые задания. В основном 90% моей работы — это были внутренние наряды, не по кухне, хотя и по кухне иногда бывали (смеется), но в основном по охране и наблюдению. При этом, как я не просила, за 40 дней у меня было всего два боевых выезда. Потом мне повезло познакомиться с прекрасным человеком Иса Мунаевым. Это чеченский генерал, который приехал в Украину помочь. При его жизни мне довелось участвовать с ним в боевых выходах, и с его стороны не было никакой дискриминации. И, конечно, успела многому научиться у него, хотя к сожалению, так мало времени нам было отведено. 

Он воспринимал меня как бойца и относился достойно. Мне было очень приятно.

Вы считаете себя феминисткой?

В хорошем смысле этого слова, да.

Что для вас феминизм?

Я считаю, что независимо от гендерной принадлежности, человек должен иметь возможность добиться чего-то в своей профессиональной, социальной сфере в зависимости от своих способностей, профессиональных навыков и черт характера. При этом не должно быть никакой скидки и никакой дискриминации по гендерному признаку.

Как считаете, украинские женщины имеют достаточную свободу и достаточные права?

Я думаю, что нет. Предстоит еще очень много бороться, и в первую очередь понять и захотеть этого должны сами женщины. Но не получится быть акулой бизнеса или ведущим хирургом клиники и при этом обижаться, что тебе не уступили место в общественном транспорте. Я считаю, что если права равны во всем, то и обязанности должны быть одинаковые. Как показывают нам примеры того, как это происходит в развитых европейских странах, там права и возможности равные, но при этом нет каких-то таких моментов, почему не уступили место и т. д. Нам нужно за это бороться, причем по всем фронтам. Понятно, что не все девушки видят себя в такой роли. Может, кому-то больше импонирует роль хранительницы очага, матери, и это нормально, но они и не борются за равные права. 

Вы считаете, есть женские и мужские профессии?

Я думаю, нет. Возможно, есть какие-то редкие исключения, которые могут быть связаны исключительно с какой-то физической возможностью.

Как вы считаете, сможет ли женщина стать президентом Украины?

Я думаю, на данный момент, исходя из такого расклада отношения общества — достаточно патерналистского и патриархального, я не вижу такой возможности. Казалось бы, даже Америка, там права уравнены, постоянно за это борются, и сейчас уже без пяти минут была кульминация этой борьбы в виде женщины-президента... и все равно, я думаю, что какую-то роль сыграл и гендерный вопрос в поражении Хиллари.

12909561_677068845766877_8616667219636838485_o[1]

Чем отличается отношение к женщине в чеченской и украинской культурах?

Я объединю религиозный аспект и национальный — кавказский. У многих немусульман такой стереотип, что мусульманские женщины якобы не имеет никаких прав, что она такое забитое существо и даже из кухни не может выйти без разрешения супруга. В патриархальных обществах, к которым сейчас относятся многие арабские страны, просто искусственно создали такую ситуацию, но к религии это практически никакого отношения не имеет. Просто мужчины так навязали свое желание. При этом, если исходить из каких-то религиозных догм, права у мужчины и женщины практически равные. К примеру, по Исламу, женщина не может быть главой государства. Это нужно принять как аксиому. При этом в мусульманской культуре, и в частности, в кавказской, 100 — 200 лет назад во время войн, когда была Российская империя, были девушки-военачальники, которые руководили боевыми подразделениями. Была такая чеченка Таймасха Гехинская, она руководила отрядом из мужчин. Достаточно успешно, но потом попала в плен. Тогда ее отпустили, видимо, в то время было больше офицерской чести, чем у теперешних россиян.

Так скажем, брачный договор, который сейчас популярен во многих развитых странах, в Исламе был с момента ниспослания Ислама. Договор касался не только имущества, но и каких-то моральных моментов. То есть, если женщина на момент знакомства или сватовства получает образование и в дальнейшем планирует работать по профессии, она должна об этом уведомить жениха. Если он не против, то он потом не может ей препятствовать. Также наоборот. Если молодой человек сказал, чтобы его жена сидела дома с детьми и не работала, и девушка на это согласилась до свадьбы, значит такой договор, и нарушать его тоже нельзя. Женщина может и воевать, и работать, и вести социально-активную жизнь, заниматься бизнесом — все это в Исламе разрешено и даже поощряется.

В Харькове есть женщина, которая уже два года ищет своего сына, пропавшего под Иловайском. Она уверена, что он в плену, обращалась за помощью в чеченскую диаспору в Россию. Ей пообещали помочь, насколько смогут, а также извинились за то, что происходит в Украине, сказав, что за Россию воюют не чеченцы, а кадыровцы. Вы с этим согласны?

Да, согласна. Приятно, что ей попались достойные представители диаспоры. Не просто достойные, но еще и смелые, раз они так сказали, находясь в России. В глубине души так считают практически все чеченцы, но при этом озвучить это вслух не решают. Из страха больше не за себя, а за своих близких. Если бы речь шла о личной жизни, то многие бы говорили об этом вслух, сопротивлялись бы этому режиму. Но к сожалению, российские каратели и их опричники из числа национал-предателей придерживаются тактики воздействия через родственников. Они шантажируют детьми, родителями, женами. И не просто шантажируют, а могут начать насиловать жену, резать ребенка на глазах у человека. Такие случаи действительно были, и для любого человека его близкие — это большая ценность.

Я подтверждаю, что у тех чеченоговорящих уродов, которые сейчас стоят на востоке против нас, нет ничего чеченского, кроме языка и записи в паспорте, а этого недостаточно. У них нет основополагающих понятий чеченцев, таких, как честь, достоинство и, конечно, они не могут считаться чеченцами.

Как считаете, что должно произойти, чтобы Путин наконец отстал от Украины?

Я думаю, что пока он будет жив, свободен, находиться на той должности, на которой сейчас, и не попадет под Гаагский трибунал, он будет так или иначе всегда вредить и мешать. И даже если предположить, что Путин умрет своей смертью, и кто-то из его окружения его сменит, но при этом существующий режим останется, мне кажется, что это мало что изменит. Тут нужно говорить о демонтаже всей системы, а демонтировать ее нужно очень основательно. Личность на самом деле мало что меняет.

ещё по теме:

Он слишком много знал: загадочные смерти невыгодных свидетелей

«Я и Села Брук» — в Харькове стартовал театральный фестиваль

Ветераны АТО снялись в фильме о жизни после войны

Фронтовые сводки: позиции украинских военных отрабатывает вражеская артиллерия

Поражают и вдохновляют. Истории успеха ветеранов АТО

опубликовано

16 ноября 2016

текст

Алина Шульга

фото

hromadskeradio.org

видео

Роман Даниленков

монтаж

Иван Горб

просмотров

8422

поделиться