Знаменитые «Чорнобривці» в джазовой аранжировке из Нью-Йорка. Эксклюзивная премьера в Накипело к 30-летию независимости Украины. - Накипело
События

Знаменитые «Чорнобривці» в джазовой аранжировке из Нью-Йорка. Эксклюзивная премьера в Накипело к 30-летию независимости Украины

  • Татьяна Леонова
  • Евгений Пугачев
  • 24 августа
  • 1705

Джазовый гитарист Евгений Пугачев к 30-летию Независимости Украины сделал аранжировку песни «Чорнобривці». Про то, какой получилась его версия знаменитой мелодии, про путь из Харькова в мировую столицу джаза Нью-Йорк и про особенности жизни там читайте в нашем интервью.

Есть распространенное выражение или хэштег среди украинцев «Все буде Україна». И есть еще такой «Все будет джаз». Они оба светлые и позитивные. Вам удалось их совместить в своей джазовой версии всем известных  «Чорнобривців».

В планах сделать несколько композиций украинских песен в аранжировке.

Когда я делаю аранжировку, я не слушаю разные исполнения, беру или просто ноты, или стараюсь снять мелодию по слуху. Я стараюсь абстрагироваться от оригинальной версии, сделать это по-своему.  Аккорды, гармонии, ритм это всё уже спонтанно приходит. Поэтому она получилась немножко в другом ключе, чем оригинал. С другой стороны хотелось передать мелодию, её люди хорошо знают.

Аккорды сложные получились, были разные нюансы по ритму и нужно было её пощупать перед тем как записать. Мы с ребятами когда играли, сначала пол часика порепетировали, что для Нью-Йорка очень долго. Обычно здесь очень высокий уровень и люди читают с листа сразу, с первого дубля, если хорошие музыканты собираются.


Я не знаю, кто может смотреть на цветы чернобривцы (бархатцы), чтобы в голове не звучала эта песня. Оригинал столь лирический, сентиментальный, что под него наверняка плакали тысячи украинцев. Вы сделали вполне узнаваемые «Чорнобривці», но невозможно не почувствовать эту радость, эту энергию. У вас даже «матір не така вже і старенька».
Хотя — это же джаз! Иначе и быть не могло

Оригинальная песня немножко грустная. Была задача сделать по-другому. Когда есть вокал, есть слова — совершенно по-другому воспринимается. Поэтому здесь ты сразу абстрагируешься от сути песни, потому что нет вокала. Инструментальное исполнение всегда будет другое, другой ритм, другие аккорды. Получилось жизнерадостно, что в принципе мне нравится.

Это как если человек оденется в другую одежду, в разных стилях он совершенно по-разному будет выглядеть. Так и здесь, мелодия одна, а одежда, скажем так, меняет полностью всё ощущение от композиции.

В этом году Евгений Пугачев начал записывать сессии в своей домашней мини-студии. Начиналось всё как хобби. Раз в неделю у себя дома Евгений играет с разными музыкантами, разными составами. А его жена записывает это на видео.
Каждое воскресенье на YouTube канале Eugene Pugachov выходит новая сессия с новыми музыкантами.

«Чорнобривці», которые вы видите на видео, записаны там же дома у Пугачевых буквально на днях. Некоторые музыканты не играли раньше друг с другом до этого момента.

Я чувствую, что когда сочинил, аранжировал и сразу записал — в этом есть некая свежесть. Когда много раз играешь одно и то же, то знаешь как оно будет. А здесь и для музыкантов, и для меня тоже это было что-то новое.

Есть такая штука, когда ты сочиняешь или аранжируешь, а потом играешь — такое ощущение, что это не ты это сделал, а кто-то другой. Работают разные полушария мозга при аранжировке или сочинении, чем если ты исполняешь. Когда я начал играть, то понял, что сделал сложнее, чем я думал, с точки зрения гармонии.


Первая гитара, на которой вы учились играть — гитара вашей мамы. А первая песня, как и у тысяч гитаристов, «Nothing Else Matters» Metallica.

Моя мама буквально чуть-чуть аккорды играла в детстве, поэтому гитара в доме была. Моей маме и моей бабушке очень хотелось, чтобы я на ней начал играть. Они спрашивали: «Вот есть гитара, может попробуешь? Давай мы найдем тебе преподавателя». Я категорически отказывался, говорил, что мне это всё не нравится.

Через пару лет одноклассники показали аккорды, я начал играть, пошёл в музыкальную школу.

Евгений Пугачев ходил в 37ю среднюю школу на поселке Жуковского. Потом на два года с мамой уезжал в США. Когда вернулся в Харьков, учился в частной гимназии «Очаг». Его одноклассник Евгений Жебко в последствии стал автором музыки и гитаристом известной харьковской группы Pur:Pur. Также Евгений Пугачев закончил харьковскую школу искусств для подростков и взрослых.

Закончил ИНЖЕК (Харьковский экономический университет) по профилю внешнеэкономическая деятельность. Параллельно поступил в музыкальное училище. «Учился на дневном и там, и там. Это было сложно. Утром макроэкономика и логистика, вечером оркестр и джазовая гармония», рассказывает Евгений.

Когда выпустился из училища, играл в ресторане, зарабатывал. Часто играл с ребятами из консерватории, музыканта брали на замены. С саксофонистом Евгением Абиным создали группу Show Boat.

Шаг из джазового отдела училища в консерваторию не такой уж большой. Я хотел учится где-то в другом месте. Выиграл постдипломное образование в Польше. Пол года учился в Варшаве. Остался там ещё на год. Вернулся в Украину. Потом 4,5 года жил в Берлине. Переехал в Нью-Йорк. Такая история.

Нью-Йорк — наверное, самый джазовый город в мире, столица джаза. И где изучать джаз, американскую культуру, если не в штатах?

Да, я давно сюда хотел, была цель, конечно, Нью-Йорк.

Но я с хорошими музыкантами играл и в Польше, и в Германии, и в Норвегии. Много знакомых, много проектов, было интересно. В Европе я почувствовал, что значит европейский джаз.

Но в Нью-Йорке это совершенно другой уровень, здесь джаз ещё жив. Жив в каком смысле, здесь много людей, которые слушают, ходят на концерты, очень много музыкантов.

В Европе и Америке много различных фондов, которые поддерживают джазменов. У нас этого нет. С другой стороны, в том же Нью-Йорке огромная конкуренция, которой совсем нет в Украине. У нас можно стать королем джаза.


Это правда. Хотя фонды это больше в Европе, там многие музыканты получают гранты. В Америке такой поддержки нет. Здесь есть конкуренция есть, но я не могу сказать, что я чувствую себя ущемленным или подавленным.  Наоборот, я могу сказать, что это очень классно, что здесь так много музыкантов. Это здоровая конкуренция.

Приезжаешь сюда и все вопросы что делать и чем заниматься — отпадают.  Потому что вокруг сильная традиция и сильная джазовая культура. Ты ходишь на сессии, ходишь на концерты, общаешься с музыкантами и сразу понимаешь, что нужно делать это, это и это. Уровень энтузиазма в Нью-Йорке очень высокий, я это почувствовал в сравнении с Европой и Украиной.

В Украине легко стать звездой, востребованным музыкантом. У нас нет особой школы, но есть талант. Сырой талант, многие ребята играют за счет своих способностей. Потому что джазового преподавания как такового нет. Точнее оно есть плюс минус, но недостаточное. И из-за того, что мало музыкантов, существуют какие-то подковерные игры.

Здесь такого нет, потому что много музыкантов. Тебе кто-то не нравится, ты просто зовёшь другого. И никто не обижается, что ты с кем-то немножко поиграл и взял другого. А у нас  присутствуют обиды, потому что мало людей.

У нас многие музыканты, даже в том же Киеве, не преподают. А здесь не преподавать не может себе позволить даже самый звездный музыкант. Здесь все преподают, даже Крис Поттер, например. Кто где, кто в университетах, кто в музыкальных школах, я лично частным образом. Здесь сложно 100% заработать именно музыкой. Многие не только преподают, а параллельно занимаются другой деятельностью. Нью-Йорк очень дорогой город. Здесь постоянно нужно что-то делать. Нужно управлять инициативой ,если ты будешь просто сидеть, о тебе никто не вспомнит. Не все к этому готовы.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО, чтобы быть в курсе свежих новостей.

    ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

    В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим

    X