«Зеленые легкие» Одессы: зачем городу деревья и кто за них в ответе - Накипело
События

«Зеленые легкие» Одессы: зачем городу деревья и кто за них в ответе

  • Митя Копицкий
  • Пушкинская
  • 23 ноября
  • 1649

Статья написана нашими коллегами из медиа «Пушкинская».

Похоже, большинство горожан воспринимают деревья и другие зеленые насаждения как данность. Большинство, но точно не все. «Пушкинская» решила выяснить, зачем городу «зеленые легкие», кто за них отвечает и как одесситы становятся экоактивистами.

Зеленые насаждения — это не только деревья, но и кустарники, цветы, газоны и другая растительность. По данным городского департамента экологии, в Одессе они занимают территорию в 54 квадратных километра — почти четверть всей площади города. Правда, это данные 2016 года, но более свежих, заявили нам в мэрии, нет.

Вместе с тем насаждений общего пользования, то есть находящихся в парках, скверах, на склонах, набережных и так далее в городе официально 10,4 квадратных километра. Именно этот показатель, согласно правилам содержания зеленых насаждений, позволяет определить «зеленость» города. Для разных регионов еще в 2006 году установили разные нормативы. В Одессе на каждого жителя должно быть 14,4 метра зеленых насаждений общего пользования.

Если разделить имеющиеся 10,4 квадратных километра на миллион с небольшим жителей, то мы узнаем, что каждому одесситу до норматива не хватает около 4 квадратных метров зелени. При этом в «зеленых» рейтингах украинских городов сказано, что в Одессе на самом деле не 10,4 метра общих насаждений на одного жителя, а 8,1 или вообще 7,4. С такими показателями Одесса не входит и в 30-ку зеленых городов страны.

Есть, правда, одно «но». Судя по всему, при расчете площади зеленых насаждений общего пользования учитывают только те парки, скверы и прочие зоны, границы которых четко определены. Так что прибрежные склоны Одессы и Трасса здоровья в расчетах, скорее всего, не учтены.

Так что, Одесса — зеленый город? И да, и нет. Наши собеседники отметили, что зеленые зоны распределены по Одессе очень неравномерно. Где-то густо, а где-то пусто. Хуже всего ситуация в тех локациях, которые активно осваивают застройщики: на придомовой территории еще может быть какая-то зелень, но с озеленением за заборами ЖК — все плохо.

Некоторых одесситов такая ситуация устраивает, но мы выяснили, что не всех.

Сам себе озеленитель

Как начинается ваша суббота? Поздний подъем, кофе, новости в телефоне? Или может все наоборот: круговорот дел и забот с раннего утра? Как бы там ни было, у 29-летнего одессита Александра Попеску выходные нередко начинаются по-другому. Журналист «Пушкинской» встретил его на улице Марсельской, что на поселке Котовского, с телефоном и сантиметром в руках.

Александр отвел сына в детский сад и пока есть немного времени решил заняться привычным делом — обходом своих «подопечных». Среди них молодые софоры, катальпы и ясени. Часть этих деревьев появилась вдоль улицы при непосредственном участии Попеску.

Сегодня он решил побороться за несколько деревьев, которые пару лет назад высадил коммунальный «Горзелентрест». Их, судя по всему, отравили и под видом больных хотят спилить. Александр их измерил, сфотографировал и внес в городскую карту зеленых насаждений. Так, считает молодой человек, от деревьев не смогут избавиться по-тихому.

Попеску считает, что зеленые насаждения для комфортной жизни в городе — это must have.

«Деревья — это безальтернативная и необходимая часть среды обитания человека. Я хочу жить на хорошей зеленой улице. Вот улица Марсельская — она длинная. Здесь — новая застройка, а дальше — старая ее часть. Это как два разных мира: с этой раскаленной сковородки ты попадаешь в просторные дворы с огромными деревьями. Там тень, ты чувствуешь себя более комфортно, защищено», — говорит одессит.

Зачем городу «зеленые легкие»

Тенек посреди городской улицы в знойный день — это большое дело, но далеко не весь функционал деревьев. Ректор Одесского государственного экологического университета Сергей Степаненко утверждает, что «круг обязанностей» городских деревьев куда шире, чем может показаться.

При этом площадь зеленых насаждений Одессы, уверен ученый, не растет, а уменьшается. Виной тому — хаотичная застройка, особенно в прибрежной зоне и на Фонтане. Зачем же нам деревья?

Во-первых, лиственные растения улавливают огромный объем пыли. По словам Степаненко, до 70% всей пыли, которая витает в воздухе, оседает на зеленых насаждениях. Там же оседают и загрязняющие вещества, такие как тяжелые металлы. Их основным источником Степаненко называет выхлопные газы автомобилей.

Интересно, что лучшим «поглотителем» грязи в воздухе ректор назвал дерево, которое многие проклинают.

«Лучший поглотитель загрязняющих веществ — это тополь. Дерево не в чести из-за пуха и аллергии, но это уже вопрос правильного за ним ухода. С точки зрения экологии — тополь лучший», — считает Степаненко.

Во-вторых, зеленые насаждения регулируют микроклимат в городе. Речь как раз о тех самых улицах-сковородках, вроде «новой» части Марсельской. Своей тенью деревья напрямую влияют на температуру воздуха в городе. Кроме того, зеленые насаждения не только понижают температуру воздуха, но и увеличивают его влажность.

Для Одессы это, говорит Степаненко, может и не так актуально, все-таки город вытянут вдоль моря, но для городов в континентальной части страны — это существенно.

В-третьих, уверен ректор, зеленые насаждения — это барьер на пути шума. Деревья, высаженные вдоль улиц, снижают шумовое загрязнение на 5-10%. Шум в городе, считает Степаненко, один из главных раздражителей для нашего здоровья.

В-четвертых, деревья помогают энергоэффективности. Если дом расположен в их тени, то на его охлаждение нужно тратить меньше электроэнергии.

В-пятых, зеленые насаждения выделяют фитонциды, то есть биологически активные вещества, которые убивают или подавляют рост бактерий.

«Прятаться в парке от коронавируса нет смысла — это вирус, а не бактерия, но заразиться холерой там точно шансов меньше», — пошутил Степаненко.

В-шестых, зеленые насаждения стоят на пути глобального потепления. Чем больше деревьев — тем меньше углекислого газа попадает в атмосферу, ведь углекислый газ является одним из «кирпичиков», необходимых процессу фотосинтеза в зеленых листьях. Побочным продуктом этого процесса является выработка кислорода.

Какое нам в Одессе дело до глобальных изменений климата? Степаненко считает, что самое прямое — климат меняется не где-то там, а повсеместно. Увеличиваются волны жары, которую сложно переносить людям с сердечно-сосудистыми заболеваниями, увеличивается сила и частота гидрометеорологических явлений, то есть ливней и снегопадов.

Сильнее всего климатические изменения ударили по аграриям Одесской области. Лето 2020 года выдалось крайне засушливым. По словам Степаненко, одесский регион постепенно переходит из степной зоны в зону полузасушливого климата.

Ректор говорит, что Украина не топовый «генератор» углекислого газа в мире, но производство продукции у нас одно из самых энергоемких в мире. С этим надо что-то делать. Например — увеличивать площадь зеленых насаждений.

«Можно, конечно, сказать: пусть сначала Индия и Китай уменьшат выбросы парниковых газов, но это сродни рассуждениям о выброшенном в окно автомобиля окурке. Все равно вокруг грязно, какая разница», — сказал Степаненко.

Бонусом климатических изменений, уверен ректор, становятся погодные явления, которые Одесской области вообще не свойственны — смерчи, например. Кроме того, Степаненко упомянул сильнейший за десятилетия ураган, который обрушился на Одессу в ночь с 31 мая на 1 июня 2013 года.

Он валил деревья сотнями, в том числе и на Французском бульваре — некогда одной из самых зеленых улиц город. Тогда же Александр Попеску начал интересоваться судьбой зеленых насаждений Одессы.

Сколько на самом деле в Одессе деревьев

После урагана городские службы не спешили высаживать новые деревья вместо поваленных. Более того, позже оставшимся деревьям устроили «санитарную обрезку». Около сотни деревьев ее не пережили.

Тогда-то Попеску и начал следить за деятельностью общественной организации «Зеленый лист», которая боролась за восстановление зеленых насаждений на Французском бульваре. Следил он, так сказать, издалека и к акциям общественности не подключался. К необходимости озеленять окружающее пространство самостоятельно Александр пришел позже.

Создала «Зеленый лист» одесситка Екатерина Бакова. В 2015 году из-за уничтожения деревьев на Французском бульваре она вступила в заочную конфронтацию с городскими чиновниками, а сейчас находится по другую сторону баррикад. Ее место в «Зеленом листе» занял другой одесский общественник — Владислав Балинский.

С 2020 года Бакова работает в «Горзелентресте», где превращает абстрактные 54 квадратных километра зеленых насаждений в конкретную точку на карте, породу и размеры. Иными словами, Екатерина курирует наполнение городской карты зеленых насаждений. Идея создать эту карту тоже принадлежит ей.

Идея карты родилась во время акций по высадке молодых саженцев в пустые рабатки на Французском бульваре, причем иногда уже закатанные в асфальт.

«Мы решили сами менять ситуацию. Поснимали асфальтовые латки в тех местах, где некогда были деревья, и посадили новые. Нам было понятно, что раз латка есть, то там было и дерево. А как доказать, что оно там было? И что это было за дерево? Так и появилась идея карты», — рассказывает Екатерина.

Первые деньги на разработку карты общественники получили в виде гранта от Пражского гражданского центра — 2500 евро. Деньги для разработки карты, считает Бакова, никакие, но раз дали — надо что-то делать. В итоге удалось сделать две любительские программы, но «взлетела» история с подсчетом деревьев только с третьей попытки.

Нынешнюю карту «Горзелентрест» купил у киевлян, но оказалось, что программа без идеологии и постоянного наполнения — существовать не может. Екатерина говорит, что нашла общий язык с нынешним руководителем «Горзелентреста» Юнисом Байрамовым и они решили объединить усилия.

«Так я оказалась по другую сторону баррикад. Я понимала, что просто волонтерство пользы не принесет, а здесь есть продукт, который можно запускать», — сказала Бакова.
Кроме Екатерины наполнением карты занимаются 4 человека. К моменту нашей беседы они уже внесли на карту 19 765 деревьев, пеньков и пустых мест, где деревья когда-то росли. Екатерина утверждает, что посчитать все деревья Одессы — это не самоцель.

В будущем карта должна дать ответ на более глобальные вопросы: сколько деревьев нужно заменить, сколько подрезать, как новые деревья растут и развиваются, как составить логистику их полива.

Составители карты уже внесли в нее данные о зеленых насаждениях центра Одессы. Теперь они продвигаются в сторону Фонтана и Таирова. Рано или поздно придет время считать деревья на поселке Котовского, в том числе и на Марсельской, к озеленению которой приложил руку и Александр Попеску.

Кто отвечает за одесские деревья

Понимание, что вопрос озеленения нужно брать в свои руки, пришло к Попеску после переезда на поселок Котовского. Александр поселился в той части улицы Марсельской, где в последнее десятилетие высотки растут словно грибы после дождя, а вот деревья — нет.

Молодой человек пытался добиться высадки деревьев через обращения на 15-35 — «Единый центр обращения граждан», но быстро понял, что стучит в закрытые двери.

«Тогда я решил действовать сам. Договорился с «инвестором» о покупке саженцев софор и катальп, создал мероприятие в Facebook, раскидал его в несколько домовых чатов. Было страшно, что люди не придут: что я буду делать один с 20 взрослыми саженцами? Но люди пришли», — говорит Попеску.
С тех пор Александр ухаживает за молодыми деревьями вдоль улицы Марсельской, поливая их с единомышленниками во время летней жары. Попеску рассказал, что он, как и Екатерина Бакова, нашел общий язык с директором «Горзелентреста» Юнисом Байрамовым. За насаждения здесь предприятие не отвечает, но помогает, чем может.

Вообще в Одессе бытует мнение, что коммунальное предприятие «Горзелентрест» отвечает за всю городскую растительность. Начальник технико-производственной службы КП Владимир Ланик утверждает, что это совсем не так.

Согласно правилам содержания зеленых насаждений, в населенных пунктах Украины всю городскую растительность делят на 3 типа:

— общего пользования — находятся в парках, скверах, на бульварах, набережных и в прочих зеленых зонах, которые доступны всем желающим;
— ограниченного пользования — насаждения на территории общественных зданий и жилых домов, школ, универов, больниц и так далее;
— специального назначения — насаждения на транспортных магистралях и улицах, а также насаждения, которые выполняют разные защитные функции.

Зона ответственности КП, говорит Ланик — это примерно 5,8 квадратных километра зеленых насаждений первого типа, в основном парков и скверов. Точный перечень объектов и улиц, за которыми следит КП, в мэрии утвердили еще в 2008 году. С тех пор его несколько раз пополняли, но очень скромно.

При этом Ланик признает, что в случае ЧП, например древопадов, коммунальщики все равно приедут практически на любой адрес.

«Действительно бытует такое мнение, что раз деревья, да еще первая линия, то есть растут у проезжей части — то это точно к «Горзелентресту». Но если насаждений нет в утвержденном списке, КП за них не отвечает. Если же произойдет аварийная ситуация, будет ли «Горзелентрест» что-то делать? Обязательно», — говорит Ланик.
Кому же предъявлять претензии, если дерево упало на ваше авто? Ответ на поверхности — балансодержателю дерева. Правда, понять, кто же этот балансодержатель, весьма непросто. Отсюда и неоднородность судебных решений, когда владельцы авто идут судиться с мэрией и «Горзелентрестом».

Контроль за благоустройством населенных пунктов возложен на органы местного самоуправления, но непосредственную ответственность за зеленые насаждения несут их балансодержатели. Нередко упавшие деревья находится на домовой или придомовой территории жилых зданий, а это значит, что их балансодержатели, по идее, управляющие компании, в том числе и коммунальные ЖКСы.

Однако определить четкие границы придомовой территории сложно: процесс передачи земли совладельцам многоквартирных домов, по сути, не идет. При этом акты о передаче зеленых насаждений на баланс управляющим компаниям, судя по решениям суда, тоже никто не подписывает.

Вообще разговор о судебной практике в мире зеленых насаждений — тема для отдельного материала. В тех решениях, которые мы бегло просмотрели, судьи становятся то на сторону автомобилистов, то на сторону города.

Обкорнали или обезопасили?

Логичным продолжением разговора об ответственности за деревья является вопрос безопасности. Ведь древопады, по идее, можно предотвратить, так ведь? Просто удалять аварийные деревья, а чересчур «разлапистые» — подрезать.

Вместе с тем определить внутреннюю структуру дерева при визуальном осмотре непросто, а омолаживающие обрезки, когда от дерева остается одна «рогатка», иногда вызывают недовольство у горожан. Хорошее было дерево, живое, зачем его обкорнали, вопрошают они.

Александр Попеску, например, противник бездумных обрезок, которые дерево может не пережить. Екатерина Бакова придерживалась того же мнения, но после прихода в «Горзелентрест» некоторые вещи переосмыслила, в том числе и необходимость подрезки деревьев. Начальник технико-производственной службы «Горзелентреста», в свою очередь, ставит вопрос ребром.

«Что превалировать должно? Пусть лучше упадет дерево, разобьет дом, машину, убьет человека или его все-таки нужно подрезать? Даже зная наперед, что оно может и погибнуть. Подрезка кроны значительно уменьшает ее парусность. Нужно обеспечивать безопасность населения или нет?» — спрашивает Владимир Ланик.
Обследованием городских деревьев, утверждает Ланик, занимается комиссия при городском департаменте экологии. Она проводит как плановые осмотры, так и выезжает смотреть деревья по заявлениям горожан. Вместе с тем инструментов, которые могут определить внутреннее состояния дерева, у комиссии нет.

Речь о таких инструментах, как резистограф и арбатом. Первый позволяет определить трухлявость дерева при помощи тонкого сверла, а второй — при помощи датчиков, которые крепятся на дерево. Арбатом может не просто определить наличие гнили внутри дерева, но и ее площадь. Этих приборов, утверждает Ланик, в Украине практически нет, да и они не совершенны.

Пользоваться арбатомом в 2021 году начали в Киеве, но на обследование одного дерева уходит достаточно много времени. Так что падения здоровых с виду деревьев в Одессе пока, видимо, не избежать. Такой случай, кстати, в июне произошел на улице Преображенской у памятника Вере Холодной. К счастью, никто не пострадал.

Несмотря на несовершенство методов обследования зеленых насаждения, Владимир Ланик выступает против огульного спила старых деревьев и замены их на новые. Даже несмотря на то, что возраст некоторых деревьев в Одессе куда выше норматива.

По словам Ланика, предельный возраст медленно растущих деревьев на городских улицах — 60 лет. Это дуб, липа, каштан, ясень, сосны и так далее. Предельный возраст быстрорастущих деревьев, то есть тополей, акаций и берез — 45 лет.

«Все это надо постепенно обследовать, осматривать. Надо подходить к каждому дереву индивидуально. Опасные деревья нужно удалять, «страшные» ветки — срезать. Если мы все начнем удалять, то экологическая ситуация ухудшится. Мы нарушим баланс и будем 10-15 лет ждать, пока молодые деревья начнут приносить пользу», — говорит Ланик.
Кстати, интересный факт. По словам начальника технико-производственной службы «Горзелентреста», опаснее для окружающих те ветки, которые растут под острым углом по отношению к стволу. Те ветки, которые растут под прямым углом, хоть и выглядят «страшнее», но якобы «держаться» за дерево лучше.

Что зависит от нас

К сожалению, современные украинские города вряд ли могут рассчитывать на солидное увеличение площади зеленых территорий общего пользования. Границы большинства парков, скверов и зеленых зон давно устоялись — в условиях городской застройки расти им некуда. К тому же и от них порой «откусывают» кусочки.

Если говорить о территориях заброшенных объектов, например, санаториев, то на них рассчитывать тоже не приходится. Городская земля слишком ценная, чтобы взять и превратить ее в парк или сквер. Эти земли зачастую уходят в аренду застройщикам.

Тем не менее на городских улицах возможности для роста есть. Тот район, где живет Александр Попеску, хороший тому пример. Вместе с тем городу нужен четкий план озеленения. В Одессе, например, с 2017 по 2020 годы действовала городская целевая программа развития и сохранения зеленых насаждений. Сейчас такой программы у города нет.

Расходы на озеленение города с каждым годом, вроде, растут, но много денег не бывает. Владимир Ланик говорит, что «Горзелентресту» постоянно не хватает людей — всего их около 300, а когда-то было больше 1000. Нынешние зарплаты людей не сильно привлекает, а общежитий, которые когда-то были у предприятия, уже нет.

Александр Попеску считает, что повлиять на ситуацию, заставить город больше вкладывать в «зеленые легкие», все же должны сами горожане.

«Ситуация может измениться, если на это будет запрос общества. Люди должны понять, что им нужны деревья, а власть, всегда рано или поздно приходит к тому, что нужно следовать запросам избирателей», — сказал молодой человек.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО, чтобы быть в курсе свежих новостей.

    ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

    В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим

    X