Все, что вы могли не знать о Стамбульской конвенции

Семь лет назад Украина подписалась под Стамбульской конвенцией. Международный документ призван обезопасить человека от домашнего насилия, помочь уже пострадавшим и наказать виновных. Одной подписи недостаточно — нужна ратификация конвенции через парламент. Вопрос стоит на повестке дня Верховной Рады, но политической воли для его рассмотрения все еще нет.

Недоратификация

В конце 2017 года Президент Украины Петр Порошенко утвердил два законопроекта, касающихся противодействия домашнему насилию. Согласно первому документу, должен появиться Единый государственный реестр случаев семейного насилия. Второй закон вводит уголовную ответственность за домашнее насилие и принуждение к браку, большая часть его пунктов заработает в 2019 году. Пресс-служба Порошенко пишет, что это часть юридической базы, необходимая для окончательного принятия Стамбульской конвенции.

Стамбульская конвенция — это свод обязательств государства перед гражданами. Вначале стоит принять ее, а уже потом создавать новые или изменять существующие законы. Такой мысли придерживаются представители общественной организации Amnesty International в Украине.

«Прийняті закони вступають у силу аж через рік. Чому треба ще цілий рік чекати? Ми задаємося питанням: скільки ще жінок та дітей постраждає за цей час через відсутність захисту з боку держави», — подчеркивает Оксана Покальчук, директорка Amnesty International Ukraine.

Перед страной, которая ратифицировала Стамбульскую конвенцию, ставятся требования:

Наладить мониторинг случаев насилия

Необходимо вовремя фиксировать происшествия. Жертва не должна бояться жаловаться на обидчика в полицию.

По данным общественной организации «Ла Страда-Украина», с июня 2016-го по январь 2017 года операторы «горячей линии» приняли 17 026 звонков, связанных с насилием в семьях.

По мнению экспертки Харьковской правозащитной группы Людмилы Клочко, сегодня для потерпевших полиция — единственное доступное место помощи. Но есть сомнения, что поддержка будет оказана своевременно и качественно:

«Если говорить, как это реально происходит у нас, то если в полицию поступает заявление на человека, который ведет асоциальный образ жизни, — с ним можно как-то справиться. Если это добропорядочный гражданин, а дома он тиран, то практически ничего полиция не может сделать», — говорит Людмила Клочко.

Общественная организация «Ла Страда-Украина» принимает обращения потерпевших от физического или гендерно-обусловленного насилия, дискриминации и торговли людьми. Бесплатно, анонимно и круглосуточно: 116 123 (с мобильного), 0 800 500 335 (со стационарного и мобильного телефона).

Расследовать факты домашнего насилия, работать с агрессором

По информации Женевского центра демократического контроля над вооруженными силами (DCAF), нередко полицейские и судьи рассматривают случаи домашнего насилия как «семейный спор». Дела могут рассматриваться без присутствия жертвы, а средняя продолжительность каждого судебного слушания — семь минут.

Согласно нормам Конвенции, правоохранители должны увести агрессора из семьи (будь то мужчина или женщина) на время разбирательств.

Сегодня полиция может использовать временное запретное предписание. Полицейский ограничивает общение агрессора с потерпевшими до десяти дней: нельзя звонить, переписываться в сети и по SMS, нарушать границы личного пространства пострадавших дома или на работе — таковы правила. В случае нарушения предусмотрена административная ответственность (исправительные работы, штраф, арест от 7 до 15 суток).

По словам куратора проекта «“Поліна”– поліція проти домашнього насильства» Андрея Ткачева, по Украине уже выписано около 20 подобных предписаний.

«Раньше мы должны были искать, куда девать потерпевшую, а сейчас в первую очередь мы работаем с потерпевшей. Пускай агрессор ищет, куда ему деться, а не вторая сторона», — комментирует Ткачев.

Подразделения полиции «Поліна» работают в Дарницком районе Киева, Малиновском районе Одессы и в Северодонецке Луганской области. Обучение еще проводится в Новокодакском районе Днепра, Суворовском районе Одессы, Левобережном районе Мариуполя и в Бердянске. На занятия приглашаются следователи, участковые, работники ювенальной превенции, операторы службы «102» и патрульные. За неделю курсы от соцработников и психологов проходит каждая из групп.

полиция

Данные из справки о проекте Национальной полиции Украины «Поліна»

Создать сеть приютов (шелтеров) для пострадавших от насилия

В семьях с детьми в случае домашнего насилия жертвы нередко остаются дома, потому что идти бывает некуда. Для таких ситуаций необходимо место, где потерпевшие спрячутся, успокоятся, отдохнут и обдумают, как быть дальше.

Закон Украины «О предупреждении насилия в семье» предусматривает создание местными властями кризисных и медико-реабилитационных центров для пострадавших.

В Харькове второй год работает такой центр. Помещение рассчитано на круглосуточное пребывание десяти человек – в нем есть комнаты с кроватями, шкафами, имеется кухня и душевая. Центр принимает женщин с детьми. В экстренном случае мобильная бригада может забрать их прямо из дому. Желающие находиться здесь заключают договор на нужный срок и по необходимости продлевают его.

Представительница Amnesty International в Украине Мария Гурьева заявляет, что по-прежнему большинство таких приютов существуют благодаря общественным организациям, в основном — в крупных городах. Только у государства есть полномочия открыть подобные заведения и в областных, и в районных центрах.

DSC_8252

«В Україні зараз діє близько 16 шелтерів, тобто, в більшості міст і містечок жінці з дитиною просто нікуди піти. В багатьох із цих притулків не пускають із дітьми, тому що нібито немає для цього умов. Багато хто не знає, де це, або черги розписані на місяці наперед. Були випадки, коли жінки з дитиною буквально замерзали під стінами притулку, тому що туди не пускали з дитиною», — делится Мария Гурьева исследованиями Amnesty International.

Наказывать за психологическое давление

Конвенция определяет перечень криминальных правонарушений, среди которых не только физическое насилие, но и психологическое давление, преследование, домогательства, принудительные аборты, заключение женщины против ее воли, операции, калечащие половые органы и принудительная стерилизация.

Учитывать равенство прав женщин, мужчин и детей

Конвенция защищает женщин и мужчин, которые стали жертвами домашнего насилия. Также в тексте документа упоминаются дети. Они признаются потерпевшими от насилия не только из-за побоев, но и при постоянном наблюдении жестоких сцен между родными.

Работать с общественностью

В прошлом году ко Дню всех влюбленных в Фейсбуке появился флешмоб #КонвенціяУПодарунок. Участники онлайн-акции публиковали фото с соответствующей табличкой, описывая почему в этот праздник украинкам нужно подарить ратификацию Стамбульской конвенции. Встречались и забавные посты:

Это пример того, как доходчиво просвещать людей. Что означает «Стамбульская конвенция»? Для чего ее необходимо ратифицировать в Украине? Почему домашнее насилие требует криминального наказания? На эти вопросы не всегда удается ответить сходу. А стереотипные реплики, мол, «сама виновата» или «не выноси сор из избы» только добавляют проблем.

Как указано в конвенции, обязанность государства — донести людям, где находится грань между бытовой ссорой и насилием, когда и куда стоит обращаться за помощью.

«Ратифікація конвенції поклала б на Україну обов'язок звітувати перед міжнародною громадськістю. Якщо це внутрішні закони, Україна такого обов'язку не має. Ніхто не контролює, чи будуть ці закони виконуватися, ніхто не контролює ефективність їх здійснення. Це теж спроба піти від ратифікації», — считает Мария Гурьева.

Церковь против гендера

Из 47-ми стран Совета Европы Стамбульскую конвенцию приняли 36 государств, в том числе – Франция, Дания, Финляндия, Швеция, Турция. Среди тех, кто еще проводит работу или сомневается в необходимости ратификации документа – Германия, Эстония, Литва, Великобритания, Ирландия, Норвегия и Швейцария.

Политические силы Болгарии, которые выступают против конвенции, считают ее положения слишком двусмысленными, а ратификацию рассматривают как «разрушение ценностей в обществе». Правительство Словакии не против включить некоторые элементы документа в национальное законодательство, но не принимать его полностью. Словацкий премьер-министр Роберт Фицо заявляет, что Стамбульская конвенция противоречит конституционному определению брака в стране как гетеросексуального союза.

«В конвенции говорится о стереотипах и гендерном равенстве в смысле устранения так называемых традиционных ролей мужчин и женщин в семье. Это вызывает сомнения. Если не будет полного соблюдения положений конвенции по определению брака как связи между мужчиной и женщиной, я никогда не соглашусь на ратификацию», — утверждает Фицо.

Радикально по этому вопросу выступает украинский Совет церквей. Больше всего духовенство беспокоит гендерная терминология конвенции. По их мнению, использование в отечественных законах понятий «гендер», «гендерное равенство», «гендерная политика», «гендерно-правовая экспертиза» повлечет за собой «пропаганду однополых отношений» среди молодежи:

«Такий викривлений підхід може зробити Стамбульську Конвенцію інструментом для популяризації в українських школах та університетах нових “ґендерних ролей” та одностатевих стосунків, що було б згубним шляхом для України. Це занепокоєння обумовлюється тим, що Конвенція прямо передбачає обов’язки держав-підписантів щодо навчання учнів “нестереотипним ґендерним ролям”», — говорится в обращении Волынского Совета церквей.

Его авторы полагают, что малейшее неправильное трактование этих словосочетаний повлияет на реализацию законов Украины в сфере гендерной политики.

«“Слово “гендер” і ратифікація Стамбульської конвенції приведе до одностатевих шлюбів”. Як це пов'язано між собою? Власне, ніяк. Це просто популізм без будь-якого підґрунтя», — полагает Оксана Покальчук, директорка Amnesty International в Украине.

Позицию общественников поддерживает межфракционное объединение «Рівні можливості», представительницы которого выступают в парламенте за ратификацию. Политики не верят, что новые документы в полной мере повлияют на ситуацию. Боязнь использовать гендерную терминологию не позволит прямо говорить о том, что насилие бывает и гендерно обусловленным.

Срок между подписанием конвенции и ее ратификацией не установлен. Она предполагается законопроектом №0119, но это исключительно вопрос политической воли. Пока настроения в парламенте другие.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

«Шельменко-денщик» оживет на сцене Схid Opera

Турнир «Сила Нации»: в Сумах состязались бойцы АТО. Фоторепортаж

«Як тільки людина виходить на пенсію, то має втрачати право голосу», — ветеран АТО

О национально-культурных мероприятиях в Харькове в 1901 году

«Схід Опера» презентует американскую микро-оперу

опубликовано

9 марта 2018

текст

Алена Нагаевщук

фото

Игорь Лептуга

просмотров

1365

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: