Учить нельзя не выучить

Когда я занималась в университете, у меня была клевая, умная, веселая подруга. Она и сейчас есть, и по-прежнему подруга, только обитает на чудном острове возле берегов Африки. Ну, родом она оттуда, поэтому там и живет. А училась здесь, в Харькове, и мы крепко дружили. Учеба наша пришлась как раз на смутные времена перехода Украины к независимости, только что вырвавшейся из любящего кокона «союза нерушимых республик свободных». Этот мучительный переход, увы, тогда так и не завершился, благодаря чему сегодня мы с вами участвуем во множестве с̶р̶а̶ч̶е̶й̶  дискуссий о том, нужно ли всем знать государственный язык, вводить на него квоты и если да, то какие. Наткнувшись на очередную тему  «надо ли учить и защищать украинский», я вспомнила эту историю.

В середине 90-х наступила украинизация. Внезапно и без предупреждения, так что многих застала врасплох. Помню, как мы пересказывали друг другу термины по специальности по-украински: ссавці, щелепи, ахаха, оборжаться как смешно, ну надо же. Среди нас на весь курс было человека три-четыре от силы, которые хорошо говорили на рідній мові… Это я теперь понимаю, почему так получилось и какой это на самом деле жутенький показатель в местности, где столетиями жили украинцы. А тогда я была молодая и не очень задумывалась о таких странностях. У меня-то все было о'кей: несмотря на мою наглухо отбитую луганскую школу, где украинский преподавали два раза в неделю, родной язык я выучила ― просто он мне нравился, и я считала, что это нормально.

А вот с некоторыми вышла засада. Студенты, которым в школе украинский не преподавали, теперь должны были посещать факультативные занятия. А потом еще, о ужас, сдавать зачет. Тут многих, как говорится, «бомбануло». Особенно парня Сашу, который поступал в универ еще при Союзе, но вдруг оказался студентом в незалежной Украине. Его вообще эта ситуация бесила ― нет, он вовсе не задумывался, почему это его, гражданина чужой страны, бесплатно продолжают учить в этом презренном, непонятно с чего вдруг образовавшемся государстве! Его возмущало, что человека, и так уже внятно говорящего на русском языке, заставляют учить какой-то еще. Он постоянно высказывался в том смысле, что разговаривать на «телячьей мове» ― дебилизм, и вообще, это ж не язык, это выговорить нельзя, ужас. И так нагрузка большая в университете. Многие были с ним согласны.

Однажды мы большой компанией сидели в аудитории, и Саша снова завел свою пластинку. И тут моя подруга (назовем ее Амалия), которая знала четыре языка, причем в совершенстве, вдруг сказала: «А почему он ругается? Ведь это нормально. Когда я решила уехать учиться в другую страну, я выучила английский. Когда жила во Франции, выучила французский. Приехав сюда, я выучила русский. Теперь здесь государство, которое называется Украина. Государственный язык нужно знать. Ну, это же просто! Так делают во всем мире». Саша высказался в том смысле, что этот дурацкий язык очень сложный, и выучить его невозможно. И вообще, нацменьшинства пусть себе сидят тихо и не высовываются. Амалия нехорошо засмеялась.

Через три месяца она уже общалась с великодержавным Александром виключно солов'їною. Учитывая, что жили они в соседних комнатах на одном блоке в общежитии, а подруга моя всегда была довольно громкой и необычайно активной и жизнерадостной девушкой, это слышали все. «Сашко, прокидайся, бовдуре, ти що, хочеш запізнитися у університет?» ― лунало зранку по усьому блокові. «Той що, що не розумієш? Вчи державну мову, то тобі буде корисно». «А ти чув, як москалі наше пиво називають? Пііііво! Повбивала б!» На всех вечеринках теперь Амалия пела «Розпрягайте, хлопці, коней», демонстративно варила борщ на общей кухне и травила украинские анекдоты. Жестокий троллинг продолжался год. Саша страдал, обижался, но язык так и не выучил. Хотя зачет худо-бедно сдал, конечно.

Я на всю жизнь запомнила тот урок, который преподала нам всем эта маленькая смешливая девушка. Сначала я думала, что это получилось случайно, но потом пришла к выводу, что нет. Просто она всегда была очень умной. И обладала потрясающей внутренней свободой. «Живешь в стране ― будь добр, уважай ее обычаи. Выучи ее язык. Это ― нормально». Вот и все. Казалось бы, так просто?  Да. Это именно настолько просто. Выучи. Ты же не идиот. А уж на каком языке ты будешь разговаривать, когда и с кем – решать уже тебе. И это, простите, история вовсе не о том, что «от, даже афрыканци могут выучить, а москали ― нет». Это о правилах. О нормах, которые приняты во всем цивилизованном мире (а мы вроде как к нему себя причисляем). Это, простите, как руки помыть перед едой или дорогу переходить только на зеленый. Хотя и с тем, и с другим у нас тоже проблемы, да. Может, поэтому и такие бурные, гм, обсуждения? Мы вообще не привыкли правила соблюдать, у нас их нарушить ― это доблесть и стиль жизни. Видимо, до тех по, пока мы не поймем, что правила и соблюдение законов — вообще-то как раз и есть признак цивилизации, дискуссии будут продолжаться...

А с Амалией мы до сих пор периодически переписываемся в интернете, иногда ― на украинском языке. Даже зебре понятно, что в Африке он ей до лампочки. Но в одном я уверена: комплекс нацменьшинства моей подруге точно не грозит. Потому что человек, научившийся уважать чужую культуру, всегда будет уважать свою.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

7 советов о том, как выучить украинский язык

Не дать погибнуть родному языку

Мова — це автентичність

«Я не згідний, що ми програли в інформаційній війні», — Юрій Андрухович

Язык мой ― друг мой, или Насильно мил не будешь

опубликовано

28 мая 2017

текст

Инна Роменская

фото

4

просмотров

1937

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: