«Творча Криївка». Тело вернулось с войны, а душа — ещё нет

С 16 по 25 мая в Верховине, районном центре Ивано-Франковской области и столице Гуцульщины, проходил 25-й заезд по программе «Творчої Криївки». Это волонтерский проект творческой реабилитации и социальной адаптации участников АТО. В основу работы положен авторский метод киевлянки Виталины Масловой — художника и вальдорского педагога. Скромный буклет перечисляет направления деятельности: творческая реабилитация «Творча Криївка для бійця», социальная адаптация в рамках проектов «Тепла Криївка», «Я — Ти — Ми», работа с семьями воинов: «Гостина для родини», «Творча Криївка — мамам та діточкам», обучение волонтеров для развития сети «Творчих Криївок для бійця», выставки работ участников АТО «Мандрівки Творчої Криївки», профессиональных художников «Портрет бійця», создание стационарного Центра творческой реабилитации и оздоровительного отдыха «Бережниця».

Начало деятельности — 2 марта 2014 г. В настоящее время существует как международный благотворительный фонд. Постоянная команда насчитывает 10 человек — координаторов, психологов, психотерапевтов, социальных специалистов, телесных терапевтов. Руководит Фондом Виталина Маслова. С 16 по 25 мая в Верховине, районном центре Ивано-Франковской области и столице Гуцульщины, проходил 25-й заезд по программе «Творчої Криївки».

DSC_0499
Национальные костюмы предоставлены Садыбой-музеем «Вишиванка» Галинки Верховинки. Фото Ольги Савчук

  «Участие в боевых действиях трансформирует человека, меняет его навсегда. Но это изменение может стать мощным ресурсом для духовного роста. Этот шанс дается каждому, но не работает автоматически. Нужны внешние условия, значительные внутренние усилия, желание, мотивация, знания, чтобы «взять эту трансформацию в ресурс»

Виталина Маслова

«Я сегодня, когда мы на лошадях катались, вспомнила детство. Я росла в Бабке, у нас были свои кони, но известно же, что в своем огороде не так вкусно, как в чужом! Вот и мы коней уводили по ночам с чужого двора, купались с ними… Звезды, небо… Я сегодня вспомнила этот запах — лес, трава и конь под тобой. Вообще очень классно! Я не «скакала», конечно, сегодня, нет, я очень спокойно… Во-первых, лет 20 на лошади не сидела, а еще нога — если бы нормально в стремя, я бы вообще не смогла», — делится впечатлениями о прошедшем дне Инна Грищенко, боец «Правого сектора» с позывным «Пума», единственная женщина-участница проходящего в эти дни 25-го заезда в «Творчу Криївку».

Мужчины сидят за длинным столом на уютной крытой веранде с камином и диваном, на котором расположились женщины. Рядом с киевлянкой Инной — ее землячка Виталина Маслова и психологи из Николаева Людмила Белопольская и Наталья Гончарова. Мужчин 12 — это еще 11 участников заезда из Харькова, Кременчуга, Одессы, Киева, Николаева, с Волыни и из Прикарпатья и волонтер проекта киевлянин Андрей Григорьев. «Войну я не поддерживаю. Не мое это», — убежденно говорит Андрей. «Это мой первый опыт волонтерства. Валентин Гонтар — мой друг, он и позвал меня помочь. Ребята все классные, мне очень нравится идея, так что буду помогать — голова и руки на месте!», — продолжает молодой киевский автослесарь и таксист.

Отсутствует лишь один человек — Валентин Гонтар. Ему в эти дни исполняется 43, после срочной службы в Приднестровье остался в армии на контракте, до 2002-го служил в Крыму, прапорщик морской пехоты. Потом судьба забросила в Москву, где жил и работал почти 12 лет… Когда началась война, Валентин «Прапор» Гонтар вместе со своими друзьями и бывшими сослуживцами вошел в группу «Купол», созданную ветеранами ВДВ и морской пехоты в составе батальона «Донбасс». Бойцы «Купола» первыми заходили в Иловайск. Заместитель командира группы Анатолий Крайнов с позывным «Дед» теперь возглавляет департамент полиции особого назначения Национальной полиции. У Валентина пулевое ранение в предплечье — уже больше года кость скрепляет снаружи металлическая пластина. Он выглядит сурово, но как только мы начинаем говорить о планах, в его глазах зажигается мальчишеский огонь. В январе 2015-го он сам был участником 8-го заезда программы творческой реабилитации, познакомился с Виталиной, и теперь они гармоничная пара взрослых сложившихся людей и единомышленников, ждущая вскоре ребенка. Валентин координирует всю программу заезда, он все время в движении…

Вечером каждого из 10 дней программы все собираются здесь на «Вечірнє коло», чтобы пообщаться, обсудить прошедший день и спланировать следующий. Вдоль стен стоят несколько картин — выставка сегодняшних работ для своих. Виталина предлагает каждому ответить на вопрос: «Кто сделал твой день?» «Здравствуй, Тобик!», — в руках у Валентина из Кременчуга маленький тряпичный заяц — кукла из детского кукольного театрального набора. Его призвание — занять руки говорящего и быть молчаливым слушателем, готовым на все. Это такая «фишка» психологов. Тобик очень смешит ребят, и они почти хором просят: «О Тобике — ни слова!» Когда и до меня дойдет очередь, я тоже почувствую некоторую неловкость, взяв зайца в руки, и буду крутить его, пожалуй, излишне эмоционально. Но здесь некоторым везет, по меткому выражению психолога Людмилы, «даже картошку чистить с психологом», так что к Тобику все привыкли и относятся с хорошо скрываемой нежностью.

В этот день было катание на лошадях, и это стало самым сильным впечатлением. Пожалуй, только Александр, самый старший из всех, не разделяет эмоций остальных — его по-прежнему беспокоит нога. «Давай не притворяйся!», — говорит кременчужцу Инна. Я вспоминаю почему-то доктора Ватсона и психосоматические последствия его ранения. Многие благодарят Виталину за помощь в создании их сегодняшних маленьких художественных шедевров, выставленных здесь же…

Некоторые ребята молчат, пропуская очередь. Все они очень разные, у каждого свой жизненный и военный опыт, и каждый проходит непростой путь к себе настоящему.

Слово переходит к Ярославу Будзановичу. Начав с «13-го района» на Майдане, он успел побывать в качестве добровольца в добробатах, затем ушел на год в 311-й отдельный инженерно-технический батальон украинской армии. Тот самый деревянный Крест убиенным на Институтской, установленный весной 2014-го на месте гибели 32 человек, сделан руками пана Ярослава.

«Это было за несколько дней до сороковин одного нашего бойца. Это была мистика: мы забетонировали тумбу, чтобы установить Крест, который я вырезал возле нашей палатки у Стеллы на Майдане; начали поднимать Крест — было тихо, солнечно… Вдруг потемнело, будто затмение, вороны налетели, дождь со снегом... У кого-то из наших видео осталось. Мистика…», — рассказывает Ярослав.

Ярослав здесь единственный местный, он из горного села Быстрец в 15 км от Верховины. Его знают все, и он знает всех. В июне ему исполнится 50, он все время одет в военную форму, говорит тихо, но очень уверенно и проводит мастер-классы по «бензомотодрайву» — выпиливанию бензопилой со специальной шиной скульптур и барельефов из цельных кусков дерева. Результат этих мастер-классов — сделанных ребятами под руководством пана Ярослава диковатых, но обаятельных деревянных сов — еще днем мне гордо демонстрировал харьковчанин Руслан Бабенко, самообороновец времен захватов здания Харьковской ОГА, а затем заместитель командира минометной батареи 92-й бригады.

Совы
Деревянные совы, сделанные руками участников заезда

Сегодня днем, в праздничный день «летнего Николая», сделанная Ярославом накануне икона Святого Николая была подарена церкви в Бережнице — расположенном высоко в горах приселке села Криворивня. Именно здесь «Творча Криївка» получает безвозмездно в собственность гектар живописной земли со столетней гуцульской хатой и стайней для скота, чтобы воплотить в жизнь идею собственного стационарного центра творческой реабилитации «Бережница»…

«Ровно год назад мне в батальон переслали бензопилу, я сделал первую икону Святого Николая и отнес ее в местную церковь (Володарское, под Мариуполем). И вот сегодня мы успели вручить икону прямо перед церковью. Задержись на несколько минут — и все бы уже разошлись. Так что я верю в то, что это Божье благословенье. А без него — как бы мы ни мучились, как бы ни упирались, а ничего того не будет. А место там, в Бережнице, для релаксации, медитации, труда — все там будет с пользой. Энергетика там хорошая, а я в этом кое-что понимаю. Само место лечебное, главное — не испортить его и все», — говорит Ярослав , и ему веришь.

Бережница_с_иконой
Икону св. Николая подарили церкви в Бережнице

«Зараз прийшов додому, то як раніше — мені нецікаво. Я вже бачив той світ, він за цей час переродився суттєво. Чітко видно: оті — бійці, оті — волонтери, що у будь-який час можуть стати бійцями, оце — ті, що сміються з нас… Дуже, дуже почистила війна, розбила всіх на підрозділи, на підгрупи»

Ярослав Будзанович

Гуцульская поговорка утверждает, что «чоловіча сила у руці, а жіноча — у язиці». И хотя сила «Пумы» Инны явно в характере, она абсолютно по-женски снова берет слово: «Хочу еще похвастаться: меня сегодня гуцул замуж звал. Долго мне рассказывал, что у него на полонине своя хата, что я буду там как сыр в масле. А песни какие были!», — смеется «Пума». «После песен я почти сдалась. Хорошо, что на сопилке не заиграл, а то бы точно сдалась!»

Обсудив планы на завтра — посещение музея вышиванки в соседнем селе Ильцы, музея музыкальных инструментов им. Романа Кумлыка в самой Верховине и грядущее погружение в горячий карпатский чан, ребята идут смотреть легендарный культовый фильм Параджанова «Тени забытых предков».

Родной для «Творчої Криївки» стала родина главного героя фильма Ивана Криворивня. Ведь именно благодаря местному голове Василию Зеленчуку и сельскому совету проект получил возможность начать создавать собственный дом. А Ярослав родился в одном селе с возлюбленной Ивана Маричкой. Словно нет ни временных, ни пространственных границ, а только волшебство нависающих над Верховиной заснеженных в конце мая вершин Черногорского хребта.

Пока идет фильм, прошу Виталину рассказать о том, как развивался проект.

«Мы начали 2 марта 2014 года. Идея возникла в феврале. Я сразу подумала, что нужно помогать майдановцам усваивать боевой опыт, переводить травму в ресурс. Это ведь нормально, что не все могут самостоятельно осознать этот очень мощный опыт — опыт войны. Я поделилась тогда своими мыслями о «терапии искусством» с друзьями в Киеве, мы очень быстро нашли финансовую поддержку в диаспоре и начали работать. Первые группы по 5–7 человек мы формировали из ребят, потерявших всех на Институтской, выживших после кровавой бойни в Марьинке. Это был тяжелый момент, кто был там, тот знает, сколько работы было у психологов и даже психиатров. Вывозили ребят на Десну под Киевом. Там и родилась программа, слоганом которой стали слова, передающие ее суть: «Творчество. Природа. Общение». Мы занимались творчеством, рисовали, много гуляли, ездили на велосипедах, общались. Было спокойно и комфортно, когда потеплело, ребята ловили рыбу. С нами был телесный терапевт: массаж помогает вывести травму из тела. Мы назвали это «Деснянська Криївка». В Киеве организовали выставку картин, написанных ребятами. Эту выставку потом через диаспору показали в Нью-Йорке и Калифорнии. А потом мы поняли, что все это уже неактуально: люди прямо с Майдана ехали на базы подготовки и уходили прямо на войну. Иловайск, Луганский аэропорт — все события лета — осени 2014 показали, что наш первый опыт требует усовершенствования и углубления методики. Тогда тема психологической реабилитации не была такой «модной», как теперь. Начинали мы вместе с Евгенией Павлюк — сейчас она занимается трудоустройством и стартапами для участников АТО. Диаспора тогда переключилась на первостепенные потребности — аптечки, другую гуманитарку, так что стало трудно находить ресурсы. Тем более, не слишком многие вообще тогда задумывались об этом, да и не очень это все было понятно большинству. Гранты и до сих пор для нас недоступны: доноры предпочитают оказывать помощь прямым жертвам: беженцам, переселенцам, детям — не воинам. Получали мы отказы и в связи с тем, что нашему фонду меньше года, ведь мы долгое время не создавали юридическое лицо».

«Вот эта нехватка средств на старте стала для нас большим плюсом, поскольку сделала наш проект абсолютно социальным».

Виталина Маслова

«18 октября 2014 года был первый заезд в Карпаты — 5 бойцов и мать погибшего… Я работала тогда с ними одна. Нас бесплатно приняла усадьба «Белый слон», а жители села Нижняя Дземброня по очереди кормили. Общение с гостеприимными и очень искренними местными жителями стало очень важным аспектом всей нашей работы. До конца 2014 года мы провели 6 заездов. Потом стали появляться первые ребята после плена и тяжелых ранений — это был для нас новый уровень. Для многих именно долгое лечение в нашей «карательной» медицинской системе, когда они «кабачками» лежали в режиме «процедуры — телевизор», стало испытанием часто более травматичным, чем сама война. В начале-2015 мы собрали конференцию «Нестандартные методы психологической реабилитации бойцов АТО», было 40 человек, вся Украина. Тогда же в нашей практике появился термин «творческая реабилитация», я сформулировала и описала саму методику, а проект получил свое нынешнее название».

«Ні, то якщо бачать, що люди мають натхнення та дійсно істинно займаються для людей, то йдуть на зустріч, навіть саме закореніле серце»…

Ярослав Будзанович

Виталина верит, что правильные люди появляются в свое время: кто-то помогает с ведением странички в Фэйсбуке, кто-то — с созданием сайта, над которым сейчас идет работа. Верит она и в то, что когда проект выйдет на уровень грантов, появятся, и те, кто поможет с профессиональным поиском регулярного финансирования. Руководитель проекта уверена: говорить о настоящей помощи можно лишь тогда, когда каждый участник программы погружается в общую теплую семейную атмосферу сотворчества. Нынешняя команда проекта четко осознает границы своих реальных возможностей и не претендует (пока!) на массовость: через «Творчу Криївку» прошло 225 человек. Тем не менее, проект развивается, живет, собирает единомышленников — психологов, художников, телесных терапевтов, заинтересовывает бодинамистов, социальных работников и специалистов по театру, волонтеров, которые в перспективе смогут расширить реабилитационную сеть.

«Все больше людей понимают, что выдать бойцу тетрадку «Что с тобой происходит и что тебе с этим делать» — это значит просто отмахнуться от него вместе со всеми его проблемами. Ведь важно создать пространство, в котором у человека возникает желание и возможность восстановить физические, психические и жизненные силы, чтобы суметь узнать себя по-новому. Увы, возвращение домой, в семью далеко не всегда позволяет это сделать. Я убеждена, что человек, получивший оружие и разрешение на его применение против другого человека, меняется раз и навсегда. Независимо от того, как он попал на фронт и довелось ли ему это оружие применить. Вот этот моральный конфликт между жестким общечеловеческим «не убий» и разрешением стрелять может стать как источником необратимых проблем, так и базой для сильных и глубоких духовных изменений и саморазвития. Многие и без всяких программ реабилитации и адаптации способны усвоить свой военный опыт, используя его в плюс. Это проявляется в смене жизненных приоритетов: духовные аспекты до разумной степени вытесняют привычные материальные; справедливость, дружба, собственно, ценности становятся важными для таких людей. Но также многим нужна помощь. Никто не поймет участника боевых действий лучше человека с таким же опытом».

Группы формируются по результатам «входных» собеседований, при этом участники, как правило, представляют разные регионы страны и разные военные подразделения. Порой между участниками программы, конечно, возникают и трения, связанные, прежде всего, со «сложными» отношениями между некоторыми подразделениями. Однако в созданной здесь атмосфере доверия и доброжелательности такие конфликты быстро прекращаются. Это подтверждают и сами участники.

«Вот это часто и происходит с ребятами: тело вернулось с войны, а душа — еще нет. А мы всеми силами, которыми только можем, стараемся им помочь».

Людмила Белопольская

Потом все идут спать. Мне достается «верхняя полка» — удобная деревянная кровать в общей комнате для мужчин. Перед сном еще раз вспоминаю весь этот день, с того самого момента, когда случайно по дороге подхватил до Верховины отпускника — айдаровца, приехавшего в Карпаты впервые…

Высадив айдаровца в центре возле почты, я последовал инструкциям Виталины и через несколько минут добрался до базы 25-го заезда — большого двухэтажного деревянного дома, стоящего в глубине участка над рекой Черный Черемош. Мы познакомились с Виталиной и Валентином накануне в Ивано-Франковске, где «Творча Криївка» выставляла работы бойцов во время Дня уличной музыки. Ребята не избалованы вниманием прессы, поэтому Виталина была удивлена моему приезду на следующий день… Моим первым собеседником стал харьковчанин Руслан Бабенко — веселый и доброжелательный ветеран 92-й бригады с громким голосом: «Комбат позвонил и предложил поехать сюда. Психологи еще в Счастье предупреждали нас, что синдром может «выстрелить» в любой момент. А впереди лето! Очень хочу поехать с женой и сыном, которому осенью будет четыре, на море. Так что сейчас, пока жена на работе, а ребенок в детском саду, самое время для реабилитации». Руслан ведет меня на крытую веранду первого этажа, где размещена художественная мастерская, и показывает свои работы и работы товарищей.

живопись, работы атошников, реабилитация
«Здесь все начинают рисовать, даже те, кто ни разу в жизни ни кисти, ни мелка в руках не держал. Нужно просто не зацикливаться на границах», — Руслан Бабенко.

Продолжаем беседу на втором этаже — там, где вечером все собираются на «Вечірнє коло». Скоро обед, на столе появляется посуда, кастрюли и тарелки с едой. Строгий «сухой закон» здесь исполняют все без исключения. На стол накрывают психологи-волонтеры. «У нас тут все просто, по-семейному», — говорит Людмила Белопольская, — С проектом познакомилась в 2015-му во Львове на выставке картин бойцов. Было очень много впечатлений! Потом помогала Виталине собирать и паковать выставку и… осталась».

В июне «Творча Криївка» планирует провести в Чугуеве на базе 92-й ОМБр акцию «Портрет бійця». Профессиональные художники будут писать портреты вернувшихся с войны бойцов им в подарок. Выставка этих работ пройдет в Чугуевском художественном музее.

«Новая методика — лечение объятиями! А гуцулотерапия — це коли у вуса цілуються», — в розговор вступает Наталья Гончарова. Наталья успела до войны год поработать психологом в школе в родном Николаеве, потом уволилась и с головой ушла в волонтерскую деятельность: Широкино, Лебединское, Рубежное, Марьинка, Новоахтырка… 7 апреля Наталья подписала контракт с ВСУ — ее ждет карьера военного психолога, звание младшего лейтенанта и должность во вновь образованной в/ч 2062 морской артиллерии.

«Особенно всех сплотило совместное восхождение на гору Біла Кобила!»

Наталья Гончарова

«Там тебя еще столько всяких бумаг и формальностей ждет!», — Инна «Пума» Грищенко, мать 11-летней дочери и экс-боец «ПС», собирается вниз на перекур. Когда был Майдан, Инна носила погоны пенитенциарной службы.

DSC_0644

«До войны я была инспектором отдела кратковременных и длительных свиданий в Бучанской колонии. Это же «золотое дно» — люди за полгода выезжали оттуда на машинах, а я, как дура, без ничего… Для «коллег» это был вообще шок: где я и где «Правый сектор»?!»

Инна Грищенко

«Пожалуй, единственная служба, погоны которой я не носила в своей жизни — прокуратура. В колонии перекрыла оперативникам каналы по зарабатыванию денег; вся зона — «черная», а мой сектор — «красный», так что никто не жалел, когда я ушла в запас. Уже в марте стала заниматься всякими делами, собиралась в «Донбасс», но муж ушел в «ПС», и я оправилась за ним. Хотя он был в разведке, а я строила в «Правом секторе» контрразведку, руководила оперативным отделом. Так что и не виделись практически. На Покрова 14 октября нас обвенчали прямо на «передке». Ребят в ПС много хороших, но опыта системной работы практически ни у кого не было. Поначалу было много конфликтов — рядовые бойцы не доверяли мне, «человеку из системы». Но мир погон узок, именно благодаря множеству контактов, в том числе и с теми, кто остался на той стороне, мне удавалось получать оперативную информацию, помогать нашим ребятам легендой, документами… Поэтому меня и терпели. Хотя по-настоящему «своей» в «ПС» я никогда не была. В мае-2015 получила осколочное в ногу, но тогда я уже ушла рядовым бойцом в группу разведки при контрразведке в сектор «М». Ногу мне в Киеве спас донецкий профессор. Он вообще уникальный человек: 9 месяцев бесплатно оперировал в ожидании открытия вакансии в военном госпитале. Семью он вывез из Донецка благодаря одному местному «авторитету», которому тоже когда-то спас ногу… Киевскую квартиру я продала, деньги вложила в войну — это дало мне возможность оставаться независимой от кого-либо. Теперь снимаю комнату по иронии возле посольства России. Еще когда в гипсе была, начала готовить еду для госпиталя… Потом, когда открылся волонтерский пункт на вокзале, стала готовить и туда. Сейчас меня пригласили поваром в киевскую группу волонтеров-байкеров Сергея Малика».

Инна Грищенко: Мы уникальная семья: на войну ушел муж, отец, младший брат и я.

— Інно, а в тебе сестри немає? — рассказ «Пумы» внимательно слушает и Ярослав Будзанович.

— Нет, но моя мама шестого зятя не выдержала бы! — отшучивается «Пума».

— Я зараз хату свою гуцульську хату у Ходаку хочу обладнати, щоб приймати там хлопців із АТО. Тут я, у тому числі, вивчаю досвід, як усе це працює. Мені оця ідея творчої реабілітації дуже подобається. Біблія всі ці тайни давно відкрила. У Володарському був один капелан, як кажуть, «від простеця — до мудреця». Психолог був страшенний. Як він виходить, як заспіває, як промолиться — то усі кажуть: «Вот это батюшка, вот это батюшка!..» Я, безумовно, зроблю деякі корективи, навчатиму хлопців отому бензомотодрайву, то така чоловіча справа.

Ярослав хочет проехать с бензопилой по линии фронта, чтобы подарить бойцам на передовой вырезанные им иконы. А еще Ярослав считает, что легализация легких наркотиков позволила бы отрезвить нацию, и говорил об этом Яценюку еще на Майдане. У него за плечами несколько лет тюрьмы и 7 лет послушничества в Колодиевском монастыре. Родной брат его бабушки — греко-католический святой мученик Зиновий Ковалик, распятый советской властью в 1941 году во Львовской тюрьме Бригидки за веру на глазах у других заключенных. Спрашиваю Ярослава о будущем, и он, как всегда, тихо и уверенно отвечает

«Я думаю, що за Біблійським сюжетом Україна буде найкозирнішою країною світу!»

Ярослав Будзанович

…Валентин Гонтар уверенно и быстро, не обращая внимания на каменистый грунтовый серпантин, ведет видавшую виды пассажирскую «газель» в Бережницу. Около получаса езды, напоминающей поездки в зоне обстрелов, километровый подъем в горы, и мы стоим возле старой гуцульской хаты — будущего центра «Бережниця». «Областные власти выделяют деньги, чтобы сделать сюда дорогу; правда, нам нужно обеспечить 4 тонны солярки. Начнем с хаты — приведем ее в порядок, потом сделаем пристройки, чтобы можно было ребят размещать. Печка тут настоящая — никто много лет не пользовался, а разожгли с первого раза, даже не дымила. Здесь пока гектар, но можно потом расширяться. Местные очень помогают. Идей много! Над горным потоком хотим сделать большую крытую веранду для художественной мастерской», — Валентин оживленно говорит о планах.

Ярослав улыбается: «Ты, Валя, как настоящий гуцул — нам всегда земли мало!»

После вручения иконы и церковной трапезы возвращаемся в Верховину. В «газель» вместе с нами садится священник и несколько местных — мы отвезем их вниз, в Криворивню. Через два дня здесь, на месте будущего собственного дома «Творчої Криївки» соберутся все, чтобы поздравить Валентина с Днем рождения.

Бережница_земля_хата_стайня
Бережница

На следующий день у ребят насыщенная культурная программа. Перед отъездом знакомлюсь с хозяйкой дома Ольгой Соломийчук. Ольга — директор Центра социальной службы семьи, детей и молодежи Верховинской районной госадминистрации, дипломированный психолог, имеет 17-летний опыт работы в социальной сфере. «В качестве хозяйки впервые принимаю заезд у себя дома. Но помогаю проекту, чем могу, практически с самого начала как волонтер, координатор, психолог…

БО МБФ «Творча Криївка»,

tvorchakryivka@gmail.com

http://www.facebook.com/Tvorcha.Kryivka/

Телефоны для записи бойцов на реабилитацию

+380935209729, +380982463088, +380996452618

Телефон для желающих помочь финансово: +380971216986

Телефон для партнеров в организации мероприятий: +380962775220

ещё по теме:

Наши в городе. Lviv Media Forum-2017. День первый

Фейк: Украина не будет транслировать Чемпионат мира по футболу 2018 в России

«Надо жить дальше, любить семью и бороться за свою землю», — боец АТО

Правоохранители накрыли подпольный цех паленого алкоголя

Всеукраинская образовательная программа «Я — гражданский журналист»

опубликовано

31 мая 2016

текст

Станислав Иванив

фото

Ольга Савчук

просмотров

728

поделиться