Цена закрытой границы

По этой дороге, усеянной ухабами, едва ли можно проехать. Однако этот четырехкилометровый участок от магистрали Гюмри — Армавир жизненно важен для 500 с лишним жителей Айкадзора, поселения, расположенного прямо на границе, Турции и Армении. Журналисты Сhai-khana.org написали историю о закрытой территории.

В деревне не чувствуется былая активность: жители покидают деревню, а доступ к воде становится все труднее. Те, кто остается, испытывают жажду, подобную земле вокруг них. Деревня пробуждается раз в три дня, во время так называемых «водных дней», когда им приходится наполнять запасы воды для «сухих дней». Вода из близлежащего резервуара закачивается насосом и это дорого для жителей деревни. Они не могут позволить себе ежедневное водоснабжение.

Старики, которые собираются возле единственного магазина, чтобы играть в нарды, помнят дни, когда они могли плавать в Ахуряне, в реке, протекающей прямо на границе с Турцией и являющейся частью географической границы между двумя странами. Все это было до 1950-х годов. Когда Турция присоединилась к НАТО в 1952 году, река оказалась за колючей проволокой.

Айкадзор стал важным пунктом, и была создана буферная зона. Даже часть деревни была перемещена. Ситуация, похоже, собиралась улучшиться после распада Советского Союза, но затем в 1993 году Анкара опечатала границу с Арменией в свете Карабахского конфликта с Азербайджаном. Буферная зона осталась, и на сегодняшний день жители деревни, которые хотят посетить свою землю в этом районе и культивировать ее, нуждаются в специальном разрешении от пограничников. Почва получает воду только тогда, когда идет дождь, поэтому урожай зависит от «Божьей воли».

В нескольких метрах за проволокой также находится единственная церковь деревни, названная в честь Григория Просветителя, которую жители деревни могут посещать всего лишь три раза в год.

Последний раз сюда прибыл поезд в 1991 году, и около трех лет станция Багравана, примерно в девяти километрах от нее, была закрыта, оставив деревню в изоляции. Сегодня 13-местный микроавтобус — единственный общественный транспорт для жителей Айкадзора и четырех соседних деревень.

Из-за таких условий и опустошается деревня. Например, Еранос Гаспарян, 60 лет, и его сестра — единственные, кто остались из их большой семьи. 10-летний Вардан один из 37 учеников, посещающих единственную школу. А столицу он в своей жизни видел только однажды, издалека,  по дороге в аэропорт,  когда ехал встретить своего дядю, возвращающегося с заработков из России.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Лечат по-современному: что изменилось в онкоцентре

«Інклюзія — це не про пандуси». Про що говорили на форумі «Вчимося жити разом»

Почему в регионе не работает принцип «сommunity policing»

Как незрячие дети учились готовить

Волонтеры учились общаться с незрячими людьми

опубликовано

2 ноября 2017

текст

Арэн Меликаян, Эрмине Вирабян

фото

chai-khana.org

видео

chai-khana.org

просмотров

130

поделиться

[js-disqus]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: