События

«Сортировать мусор – как помыть руки, это должно быть естественно», – эстонский эксперт 

  • Алексей Ярыльченко
  • Игорь Лептуга
  • 6 января
  • 1931

«Меня зовут Александр Тараскин. Я из Таллина. Работаю последние семь лет в городской мэрии, и главная моя задача – это организация отходного хозяйства в городе. В принципе, туда же можно отнести циркуляционную экономику развития этих вопросов. С отходами я связан практически всю свою рабочую жизнь, в университете я изучал химию и экологию и сразу начал с предприятий с переработки отходов». Так в «Накипело» начался разговор об экологии и переработке мусора с представителем Департамента окружающей среды Эстонии.

О штрафах 

Штрафы у нас не популярны. Я думаю, нигде они не популярны. Мы их особо не практикуем, только когда злостные нарушения, тогда, конечно, вмешивается наша местная полиция. У нас есть своя муниципальная полиция в столице, которая этим занимается. Мы приветствуем передачу информации, мы на своем городском сайте выставляем много информации, мы стараемся в медиа много об этом рассказывать. Население начинает волноваться, нам нужно успокаивать и плюс к тому сказать, как избежать, давайте вместе делать так, в этом направлении работаем. 

Мы пробили этот страх пойти собрать мусор и что-то сделали совместно. Чтоб мифы эти развеять, что я сложил там отсортировал, а это все равно в одно место вывезли. У нас до сих пор здесь слухи ходят и не верят люди. И по телевизору показываем, и по радио объясняем, и все это даем пощупать, и все равно есть скептики, которые не верят. И наверху, и внизу находятся такие люди. Я не думаю, что это лень, я думаю, что это просто привычка. Как мы иногда говорим, что отсортировать мусор – как помыть руки, это должно быть естественно.

Об ответственности 

Мы прибалтийская страна и у нас город находится на берегу Балтийского моря. И состояние Балтийского моря – это наша ответственность. Мы проводили исследования, последние два года, которые показали, что все очень плохо, очень много мусора попадает с города напрямую в море. И стараемся теперь всеми силами, и городом, мэрией, и населением прекратить это замусоривание.

У нас, например и сбором и переработкой отдыхов занимается частный бизнес. Местное самоуправление, государство в какой-то момент отошли в сторону и оставили частному бизнесу. Не всегда это, конечно, помогает.  Иногда фирмымежду собой очень конкурируют, иногда спорят с государством. Получается такая ситуация что все-таки иногда надо тяжелой рукой регулировать, но у нас такая довольная либеральная система. Все-таки мы стараемся регулировать немножко. Частный бизнес уже сам инвестирует, вкладывает в технологии, в перевозку отходов. Мы только стараемся, чтобы это шло более экологично, например, чтобы не только смешанный мусор вывозился, а например, еще и бумага биоотходы.

О неготовности меняться 

Если говорить об Украине, думаю здесь просто фактор того, что частные предприятия у вас небольшие еще, они еще не вышли на большие какие-то обороты. Нам помогла, например, Швеция тем, что к нам пришел большой концерн шведский, который занимается сбором и переработкой.

Может быть, Украине для начала пригласить кого-то из соседей и организоваться вместе. Это будет не просто обмен опытом, встретились, поговорили, а именно реально какая-то совместная работа. У нас очень многие предприниматели местные, которые этим бизнесом занимаются. Вот у нас стали собирать отдельно стекло, стали появляться предприятия местные, которые перерабатывают стекло. Первый год обязательно должна быть поддержка, то ли государственная, может какие-то инвестиции из Европы, потому что если у вас нет сырья — перерабатывать нечего, нечего производить. 

Мы 15 лет собираем в столице биоотходы. Только последние 2-3 года остальные города подтянулись. У нас уже люди привыкли. У нас уже этот контейнер для отдыхов стоит, он наполняется, это все вывозится, компостируется. Но до сих пор мы еще не привыкли этот компост использовать. У нас население все еще думает: «Вот я посылаю немножко удобрения, купленного в пакете, и вроде все хорошо». А этот компост он стоит, некоторые бояться вдруг туда что-то намешали. Доверия какого-то нет. Развивается сейчас следующим шагом сертификация, компост, какие-то стройматериалы из старых отходов и т.д. То есть уже развивается какой-то такой уровень доверия, население начинает более активно видеть, что это дешевле, что этот рынок растет и уже так сказать входит в норму. Я думаю, что вам, наверное, вот этот первый шаг нужно не испугаться сделать и потом все пойдет.

О том, кто должен сделать первый шаг: государство, общество, бизнес

Я думаю, все вместе. Иногда, кажется, что было бы здорово, чтоб государство не мешало, а общество это все раскрутит. Лучше, конечно, чтоб государство все-таки помогло, тогда общество пойдет следом. С населением все очень понятно: «Я прихожу на работу, это не моя тема, я на работе этим не занимаюсь, я хочу быстрее домой и чтоб у меня голова не болела этим». Но все-таки надо работать с населением постоянно и государству, и общественным организациям, может быть, каким-то объединениям экспертов. Иногда видно, как некоторые эксперты очень пассивно реагируют на тему, то есть они знают, они об этом говорят, но нет такой просветительской нотки. 

О том, что экология – это не просто про планету

Каждый седьмой человек у нас болеет из-за плохого состояния окружающей среды. Население больше жалуется, что сосед шумит, больше относится к быту,  качество воды, например. А вот качество воды во многом зависит от экологии. Но люди так далеко не смотрят. Если мы об этом рассказываем, то тогда человек начинает связывать. Да, было бы здорово связать, что вот он отсортировал мусор и помог своему здоровью. Это было бы идеально свести. Это так тяжело.

У нас много детских программ, в детских садах, школах рассказывают о сортировке мусора, как правильно, как избежать появления мусора. Уже дети, приходя домой, требуют от родителей: «А вот почему у нас нет отдельного контейнера для бумаги, я вот хочу отдельно собирать». Со всех сторон мы атакуем наших взрослых. По практике, по своей работе у нас прямой номер есть, мы постоянно общаемся напрямую с населением и опыт показывает, что старшее поколение очень много этим занимается, не только молодые, то есть у нас и старшее поколение заинтересовано, чтоб сортировка была. У нас даже есть такие представители за 60, которые следят, чтоб соседи сортировали. И есть некоторые даже люди, которые потом в контейнере рассортируют, если кто-то неправильно положил. Даже такие случаи есть.

О тех, кто не сортируют 

«Ага, контейнер, машина подъехала, все туда загрузили, ясно все, зря я все это сортировал». На самом деле у нас, например, в городе используется двухкамерный машины, то есть в одно пошло биоотход, в другой – смешанный. Смешанный пошел на сжигание на один завод, био пошел на компостную площадку. 

Есть у некоторых стран Европы такое, как налог на загрязнение, именно вот от населения, население платит. С этого налога, например, на переработку мусора идет часть денег, часть денег идет на исследования и т.д. У нас в Эстонии это не предусмотрено законодательством, государство не очень это одобряет. Почему? Я, кстати, тоже категорически против экологического налога от населения. Потому что человек заплатил и думает, что я вот заплатил, можно и помусорить. Есть вот такая логика у части населения, я, конечно, не говорю за всех. Кто-то думает, что это вообще очень много, почему я так много плачу, потом начинается сопротивление, вот я не буду специально это делать, пусть сосед этим занимается. Эта проблема в этих странах тоже есть, где вот просто заплатили и теперь все — мои руки чисты. И тогда только штрафами людей дрессируют. Мы все-таки хотим так сделать, чтоб человек видел, что в счете у него реально за бумагу -0, за биоотходы он платит меньше, если рассортировано, смешанный мусор – дорого. То есть человек реально чувствует на себе финансовую нагрузку и видит, что он этим как-то себе облегчат жизнь и экологично как-то, он видит, что сортировка идет и это не только ему приходит счет, он приходит всем. Сам налог на загрязнение у нас обложено предприятием по переработке, то есть чем больше мы захоронили, тем больше мы заплатили, у нас этот налог растет каждый год, по закону, сегодня уже захоранивать просто не выгодно, это слишком дорого. Намного проще может быть даже закопать, что ужасно, на самом деле. У нас инспекция окружающей среды очень хорошо работает. 

Теперь у нас проблема встала с сжиганием. Тоже во многих странах действует налог на сжигание. У нас его пока нет, об этом много говорят и скорее всего он все-таки когда-нибудь появится. Потому что цена низкая, нам уже соседи начинают подкидывать мусор, чтоб сжечь подешевле. Мы так вот чувствуем, что мы превращаемся в страну захоронения пепла и этих остатков. И у нас цены начинают прыгать. Нам финский мусор сжечь выгодней, чем свой. Возникает вопрос, что со своим делать? Вот эти экономические факторы начинают выходить вперед, регуляцией государство начинает заниматься, это обязанность государства. Если государство не будет этим заниматься — у нас вся эта система либо встанет, либо начнет падать. Люди перестанут просто это делать. А все равно все сожгут, кинут туда батарейки, бумагу и биоотходы и все равно все в одну печку пойдет. На самом деле такого нет, мы не разрешаем, у нас очень жестко и город занимается отходным хозяйском, самостоятельно регулируют это, мы разрешаем только смешанные отходы сжечь. И государство на своем уровне запрещает законодательно такие вещи делать и требует, чтоб мы все-таки сортировали. Мы, например, знаем, что с 20-го года у нас должна на переработку идти половина бытового мусора. Я на переработку имею ввиду — это не сжигание, не складирование. Это должен быть собран материал и из него что-то изготовлено. Как мы это сделаем это конечно, я не знаю, совсем чуть-чуть осталось, мы немножко не догоняем, должен признаться. В Европе лидеров тоже немного. Мы знаем, что Германия, Австрия, Швеция впереди, они этот порог перешли- 50%. Остальным странам надо быстро что-то делать. Я думаю, что в ближайшее время в Европе будет громко объявлено, что штрафы введут, будет такая репрессивная система. В Швейцарии система штрафов уже очень давно работает, там, если не тот пакетик не туда положили, очень крупная сума штрафа. Там никто не протестует, люди согласны, люди сами понимают , что это нужно. Я думаю, что это тоже время заняло, у них сортировка идет уже очень много лет. У нас лет 15-20, у них уже 30-40 лет.

О том, во что превращается мусор 

Я тоже тут похвастаюсь, у нас в Эстонии очень хорошо перерабатывается пластик, стекло, бумага. Что-то своими силами получается переработать. Страна маленькая. У нас и мусора немного, и потом эту продукцию не особо можно сбыть. Мы с соседями работаем очень много, с Латвией, Литвой, что-то в Финляндию отвозится. Электроника идет даже дальше, в Бельгию, в Швецию на переработку. Электроника вообще очень популярный вид отходов, потому что зависимость у нас от внеевропейских стран, от сырья. Поэтому Европа взяла курс, что накопили – будем перерабатывать и производить из этого что-то новое. Это очень помогает, сбор электроники у нас полностью бесплатный, это ответственность производителя. Производитель сам организовывает, как собрать. Не всегда это получается, но вот по закону у нас жестко, если ты покупаешь новый бытовой прибор, точно такой же старый можно отдать бесплатно. Это проблема магазина, куда он его спрячет, как передаст дальше, для потребителя это должно быть удобно и быстро. Такие вот есть жесткие правила, те же покрышки от машин, если ты покупаешь четыре новых колеса, то старые четыре ты в магазин должен принять обратно. Тут уже государство следит, чтоб это работало обязательно.

О возобновляемых источниках энергетики

Ж: Поддерживает государство возобновляемые источники энергетики?

У нас многие квартирные товарищества устанавливают солнечные панели. Главная проблема на самом деле не купить-установить, а подключиться к сети дома, потому что дом в свою очередь подключен к глобальной сети энергоснабжения. Для этого нужно одобрение вот этого монополиста, который продает электричество и тут возникает очень каверзный вопрос: «А зачем я буду подключать, это же мне не выгодно». И тут государство вмешивается, тут уже государство заставляет, все-таки, под какими-то условиями, за какие-то деньги подключить. И у нас очень многие дома экономят электричество на этом, пользуясь солнечными панелями. 

Очень популярна у нас ветровая энергетика, у нас очень много парков ветряков, и они тоже подключены к общей глобальной сети. То есть у нас рынок энергетики очень развит. Конечно, вопрос о том, как это окупается, это сейчас на дотациях, тут надо будет признаться честно, говорить, да, что это не все за наш счет, но и за счет потребителя по любому идет. 

О личной ответственности

Сортирую мусор, давно очень сортирую мусор. Поначалу, как только вот окончил университет, пошел в эту сферу работать, для меня это как-то непривычно было, в семье этого просто не было, с детства не был приучен. Потом, когда мне сказали, что вот нужно сейчас этим заняться, население привлечь, как же так, ведь я сам этим не занимаюсь, надо самому прочувствовать. Как у нас говорит один очень видный специалист, эксперт: «Если человек никогда не сортировал, он не поймет, как к этому можно привлечь население и вообще, как перерабатывать этот мусор». И вот я этому совету всегда следую и рекомендую. 

Попробуйте дома высыпать ящик, посмотреть, что там и подумать о каждой вещи. Вот конверт, например, это бумага, можно произвести что-то из него. Вот, если ты отдашь на переработку, там что-то тебе произведут, значит упадет цена на что-то. Опять же, тебе самому это выгодно. То же самое, биоотходы, сразу исчез запах, например, неприятный, когда биоотходы стали собирать отдельно, уменьшилось количество контейнеров и появилась чистота на месте сбора мусора. То есть, вот такие мелочи привлекли внимание населения. То есть, оказывается, это может быть все красиво, чисто, опрятно и даже экономно.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО, чтобы быть в курсе свежих новостей.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим