Как пережить смерть человека - Накипіло
Пояснялки

Как пережить смерть человека

  • Олена Лептуга
  • 10 февраля
  • 2091

Как пережить утрату близкого человека? Кто может помочь и побыть рядом? Сколько длится горевание и что делать, когда оно не заканчивается слишком долго? Об этом мы поговорили на радио Накипело с психотерапевткой Наталией Завгородней.

Что такое горевание?

Скорбь — естественная реакция на потерю. Она наступит независимо от того, хотим мы этого или нет. Чем ценнее был человек, тем сложнее и длительнее протекает период скорби. Острое горевание длится год, от девяти до 12 месяцев. Это связано с тем, что меняется цикл: праздники, важные события проходят уже без ушедшего. Нужно, чтобы прошел цикл жизни, однако горевание может продолжаться и дольше.

Каковы этапы горевания?

Первый этап — шок. Когда произошедшее трудно принять, и наша психика защищается: не хочет воспринимать эту информацию. Мы понимаем, что происходит, но не принимаем. Если б мы сразу начали переживать боль и страдания, то прямо в тот же момент, когда узнали о смерти, духовно умерли бы вместе с этим человеком. А нужно что-то делать, и для этого мы находимся в состоянии шока. Шок длится несколько дней и совпадает с ритуальными процедурами, похоронами. Можно заметить на похоронах людей, стоящих будто немые и никак не реагирующих на происходящее, или, наоборот, театрально рыдающих.

Стадия гнева. Мы начинаем искать виновных. Это могут быть реальные личности (например, произошло ДТП), или Бог, или судьба. На этой стадии есть гнев на себя: «Я мог предупредить; мой близкий человек болел, все ли возможное я совершил?». Мы можем сердиться и на ушедшего: он нас оставил, или неправильно поступил, поехал в путешествие, и там с ним что-то случилось. А если бы он не уехал... и так далее.

Стадия торгов. Она довольно краткосрочна. Когда возникают фантазии, что могло бы произойти, если бы что-то изменилось, хотя на самом деле ничего не меняется. Человек вдруг становится религиозным, фантазирует о встрече в вечной жизни. «Я буду молиться, ходить в церковь, а потом мы встретимся, я свою жизнь сейчас кладу на алтарь идеи, что когда-нибудь эта встреча произойдет».

Эта стадия переходит в депрессивную — непосредственного горевания, когда возникают настоящие слезы, не театральные. Охватывает боль, человек превращается в обессиленное существо, может лишь плакать и поддерживать физическое существование. Это стадия тотальной боли, и она самая длинная.

А если человек умирает долго и это невыносимо видеть?

Стадии горевания могут наступить, когда человек еще жив. Особенно это трагично, когда речь идет о больных детях, онкобольных детях. У некоторых, к сожалению, диагноз неизлечим, и в определенной степени родители уже убиты, они символически умерли в этой борьбе. Бывает, нет сил быть рядом с ребенком, жить с ним, или со взрослым умирающим человеком, когда мы знаем, что болезнь неизлечима.

На помощь приходят специалисты по паллиативной медицине. Очень важно помнить, что, какой бы диагноз ни был установлен, пока человек дышит, стоит оставаться на стороне сознания, реальности и пытаться жить.

Как поддержать человека в скорби: «правило кислородной маски»

Если ваш родственник, друг, партнер потерял близкого человека и нуждается в помощи, задайте себе честный вопрос: можете ли помочь, готовы ли вы к этому? Например, недавно вы сами кого-то потеряли или есть непроработанная потеря, или вы вообще не готовы. Сначала надеваем кислородную маску на себя, а затем на того, кому нужна помощь. Если отвечаете «я не готов», найдите готового. Человек поддерживающий должен демонстрировать: «я вижу, что тебе больно; смотри, мне тоже больно, но я живу, не разрушаюсь».

Если ответ «да, могу», есть важный момент. Все стадии имеют естественные проявления: человек много плачет, или хочет говорить об умершем, или сердится. Мы позволяем человеку делать то, что он хочет. Не говорим: «это неправильно, ты поймешь со временем, так лучше, никто не виноват» — просто слушаем.

Второе правило поддержки

Поскольку человек в регрессе, он теряет собственные границы. Когда человек в скорби, его часто как куклу водят. Или говорят: поешь, выпей, что-то сделай, и он это делает, потому что не хватает сил. Здесь важно спрашивать: «Хочешь ли ты есть?», «Тебе не холодно?», «Можно я тебя укрою?», «Можно тебя обнять?». Не хочет — не надо, захочет — скажет. Видите, человек дрожит, положите одеяло рядом с ним, не надо его накрывать.

Важно от страданий отдыхать

Если мы можем создать условия, когда человек хотя бы полчаса от страданий отдохнет, их нужно создать. Надо пойти в парк, сказать: «Вот, смотри, какое зеленое дерево, мне очень нравится. Какая птичка взлетела!», рассказать, что происходит хорошего, пытаться говорить о жизни.

Правило безопасности

Мы стараемся создать для человека безопасные условия: дать еду, возможность плакать, разговаривать. Иногда ему хочется говорить об умершем, и это пугает, кажется странным. Иногда ему хочется говорить о приятных вещах — это еще больше пугает. Вопрос не в том, что вас пугает, а что нужно человеку в скорби. Если нужно рассказать о духовном — вы слушаете. Если человек говорит, что ненавидит умершего за то, что он оставил и ушел — вы и это слушаете. То есть вы будто принимающий контейнер.

Как реагировать на плач?

Если человек начинает плакать — мы рядом с ним. Не пытаемся остановить, не говорим «не плачь». Мы останавливаем плач, если он становится деструктивным: когда человек начинает дышать как-то нефизиологически, ему не хватает дыхания, икота может начаться, дрожь. Вот тогда можно дать стакан воды и сказать «попробуй маленькими глоточками попить».

Есть рекомендации, что мы не предлагаем платки, не говорим «возьми», потому что это означает «меня раздражает твой плач, не поступай так». А человеку нужно плакать. Когда человек плачет, выходят гормоны, включая кортизол, и это имеет важное физиологическое значение.

Як допомогти пережити свято без померлої людини? 

Даже когда заканчивается скорбь после 9–12 месяцев, происходят события, напоминающие о потере: первый Новый год без человека, первый День рождения. В эти моменты горевание будет актуализироваться. Важно его не обесценивать: не говорить, что жизнь продолжается, не искать философские мысли — они не нужны. Не надо бояться, когда человек якобы вернулся к жизни, но прошел год, и вдруг он снова в депрессии. Если это продолжается несколько дней или неделю, то это нормальная реакция.

Мы должны постепенно, шаг за шагом возвращать скорбящего к привычной жизни. Вот женщина в горе, вдруг просыпается и думает: «Надо пойти к парикмахеру». И тут же: «Ну какой парикмахер? Я ведь только что потеряла мужчину! Мне стыдно, что это вообще». Или человек думает: «Господи, я чувствую возбуждение. Как я могу о таком думать, я потерял ребенка!». Надо поддерживать эти проявления жизни, говорить, что это нормально, что жизнь побеждает. Если человек в скорби внезапно говорит: «Ты знаешь, я хочу мороженого», — возьмите его за руку, и пусть он ест мороженое.

Нужно ли человеку, у которого кто-то умер, участвовать в ритуалах?

Это решение, которое человек принимает сам. Ритуалы имеют огромное психологическое значение. Они помогают осознать смерть, потому что часто не происходит принятия смерти, когда нет тела: авиакатастрофы, или человек где-то умер в море, или как-то потерялся телесно. Церемонии предусматривают контакт с телом — и понимание, что оно уже не живо, что оно холодное.

А если горевание за год не заканчивается?

Надо обязательно идти к специалисту, к психотерапевту. Когда ваш близкий продолжает говорить об ушедшем человеке в настоящем времени, хранятся вещи на тех же местах, полностью игнорируется факт смерти — или наоборот, человек посещает кладбище еженедельно, игнорирует все проявления жизни — в эти моменты важна работа со специалистом. Самостоятельно справиться очень тяжело.

ПІДПИШІТЬСЯ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПІЛО, щоб бути в курсі свіжих новин

ПІДПИШІТЬСЯ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПІЛО

Оперативні та перевірені новини з Харкова

X