Полиция и переселенцы. Возможен ли диалог?

Насколько граждане знают свои права, помогает ли им разобраться в этом полиция и борется ли она со стереотипами о переселенцах? Представители общественных организаций и сотрудники патрульной полиции обсудили эти вопросы в рамках круглого стола «Взаимодействие громады, неправительственных организаций и полиции в Харькове».

Как люди воспринимают новую полицию?

DSC_2070-18

Андрей Степанов, лейтенант полиции:

«Есть новая структура полиции. Всех одели, обули, научили людей работать, все со всеми сотрудничают, всем все нравится. А законы никто не поменял. Да, осталось недоверие граждан, потому что некоторое время назад существовала милиция, и есть недоверие к той части (экс-сотрудники милиции, теперь — полицейские — ред.), которая перешла к нам».

Елена Рассказова, руководительница Восточного регионального представительства международного фонда «Відродження»:

DSC_2049-8

«Жители Харькова немного путают функции патрульной полиции и районных отделов полиции, потому что реформа пока коснулась только патрульной полиции. Мы видим, как быстро патрульные стали реагировать на вызовы. Однако в отделах полиции еще осталась косная система. Патрульная полиция, к сожалению, не может ускорить ход дела».

Алла Старокожева, лейтенант полиции:

DSC_2066-17

Полицейский тоже человек. Почему вы считаете, что он обязан и кошку с дерева снять, и бабушку куда-то перенести, и кого-то оштрафовать?

Особенности общения с копами

Андрей Степанов, лейтенант полиции:

Мы стараемся особо не наказывать, а больше действовать в плане общения, донесения информации, которую граждане не знают. Мы не карательная служба. Превентивный подход работает лучше, чем наказание.

Алла Старокожева, лейтенант полиции:

«Если происходит что-то такое, например: избили человека, украли что-то — преступление, которое можно раскрыть по горячим следам, — нужно максимально быстро звонить на линию «102». Чем чаще, быстрее человек обращается на «102», тем больше раскрытий происходит по горячим следам, потому что мы сразу даем ориентировку, описываем приметы, по которым находят человека или автомобиль. Если проходит время, то этой проблемой будет заниматься следователь в райотделе».

Знают ли люди о своих правах?

Алла Старокожева, лейтенант полиции:

Если человек не знает своих прав, он может спросить у полицейских. В экипаже их как минимум двое. Если один не объяснит по какой-то причине, что странно, есть еще его напарник. В самом крайнем случае есть телефон «102». Человек может позвонить и сказать: “Меня остановили полицейские. Пришлите мне еще полицейских, которые смогут все разъяснить”. Это подействует и на одних, и на других.

Марина Кульбачная, лейтенант полиции:

«Вся проблема в том, что большинство людей, наоборот, очень хорошо информированы и прекрасно знают свои права. Зная их, большая часть пытается уйти от ответственности: вызывают на место адвокатов, тянут время. Это не единичный случай, поверьте. У нас такое происходит на каждой смене. Мы сейчас ведем большую просветительскую деятельность, но все упирается в то, что человек просто хочет выйти сухим из воды».

DSC_2086-27

«Правонарушитель — значит из Луганска/Донецка»

Елена Рассказова, руководительница Восточного регионального представительства международного фонда «Відродження»:

«Я слышу об этом уже три года. И мне как бывшему жителю Луганской области достаточно обидно. Я думаю, что не из-за переселенцев возросла криминогенная ситуация. Если бы была конкретная статистика, то можно было бы сказать, сколько преступлений совершили коренные жители Харькова, сколько — ВПЛ. Можно, конечно, закрыть глаза на проблему и сказать, что нет буллинга в школе, нет нетолерантного отношения, но все это есть, и мы это все наблюдаем. Не принимают документы, заявления в судах, не рассматривают дела. Переселенцы — люди особой социальной группы. У них есть потребности не такие, как у харьковчан, и они подвергаются большему давлению со стороны громады, чем все остальные».

Андрей Степанов, лейтенант полиции:

Граждане-то все, и смысл относиться к ним (переселенцам — ред.) как-то по-другому? Лучше, если есть такие люди нашем социуме, когда их никто не трогает. Любой нормальный человек, который по десять раз в день слышит: «А ты из Луганска?», скажет: "Да, а какая разница, откуда я? Я что — не гражданин Украины?"

DSC_2038-2

DSC_2052-10

DSC_2040-4

DSC_2042-6

DSC_2056-12

DSC_2044-7

DSC_2110-40

Организаторы мероприятия — Благотворительный фонд «Станция Харьков» в рамках проекта «Усиление возможностей громады в решении правовых вопросов ВПЛ» при поддержке Международного фонда «Возрождение».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

«Шельменко-денщик» оживет на сцене Схid Opera

Будь в курсе №61

Харьковчане охотнее других заключают декларации с врачами

Турнир «Сила Нации»: в Сумах состязались бойцы АТО. Фоторепортаж

«Як тільки людина виходить на пенсію, то має втрачати право голосу», — ветеран АТО

опубликовано

27 июня 2017

текст

Алена Нагаевщук

фото

Роман Даниленков

видео

Медиапроект «Накипело»

просмотров

809

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: