Подавленная агрессия может быть причиной войны, – психолог

Еленой Шевченко переехала во время событий 2014 года из Донецка, где у нее был бизнес. Первые полгода девушка определялась с местом жительства и ездила по разным городам. Сначала были Черкассы, потом Днепр, а теперь она живет в Харькове.  Медиапроект «Накипело» пообщался с психологом Еленой о подсознательных причинах войны, адаптации и посттравматическом синдроме переселенцев.

Знаю, что вы сначала жили в Черкассах. Почему уехали в Харьков?

Черкассы – это город-релакс, город-отдых. После бешеного ритма Донецка приехать в Черкассы и адаптироваться к спокойному образу жизни достаточно сложно. Когда назначают встречу, я говорю: «Я готова через полчаса быть у вас». А мне отвечают: «Давайте через неделю». Этот темп меня утомлял.

В Харькове я уже больше года, и планирую остаться. Это город моих родителей, тут они учились и познакомились. Харьков нравится тем, что входящий информационный поток намного больше. И мне не нужно никуда ездить, чтобы получить консультацию специалиста или посетить бизнес-тусовку.

Вы психолог. Как пришли в профессию?

Это вторая профессия и второе высшее образование. Первое – финансист. Я работала в банковской сфере на протяжении семи лет. Что могу сказать — выгорела, наверное… К тому же, я увидела, что работа с цифрами дается мне намного сложнее, чем работа с привлечением клиентов, переговорами, коммуникацией.

Что же касается психологии, то я в нее пришла из желания разобраться с собой.   

Какие рекомендации вы можете дать по адаптации в новых жизненных условиях?

Чтобы адаптироваться, нужна четкая, но при этом гибкая позиция. Важно научиться находить баланс в своей уверенности.

Если говорить про мои переезды, я допустила ошибку, почти три года ожидая улучшения ситуации. Это был самый дорогой урок. Под влиянием окружающих у нас часто вырабатывается привычка «жить в ожидании». В каждом городе меня ждали люди, которые могли дать мне жилье, поддержать. И в какой-то момент я поняла, что такое ожидание похоже на вязкое болото. «Ну вот завтра война закончится … вот уже все предпосылки … а вот уже видно, что скоро, люди говорят». Ты начинаешь ждать, веришь, надеваешь розовые очки. И в этом ожидании тратишь свою жизнь. Я сейчас даже не говорю про ситуацию с войной. Так и во всем остальном: сегодня ты зарабатываешь деньги, а завтра — не зарабатываешь; сегодня — живешь в этом городе, а завтра тебя перевели на работу в другой город; сегодня у тебя нет здоровья, а завтра — есть.

IMG_6883-2 (1)

Неважно, какая страна и какой город, просто нужно понять: есть внутренние факторы, которые способствуют изменениям, и есть внешние факторы.

Вы не планируете уезжать из Харькова, все-таки город достаточно близко к фронту?

Нет, именно здесь я осознала, что, куда бы мы не ехали, мы то ли убегаем от себя, то ли убегаем от обстоятельств, которых боимся. Харьков для меня — тот город, где я нашла свой баланс.

Что, на ваш взгляд, мешает людям все-таки более быстро адаптироваться? Менталитет? Что мешает?

Отсутствие внутреннего ресурса. И «розовые очки».

Какого ресурса? Не только в деньгах?

Здесь не про деньги.  

Где в таком случае его брать и что мешает нашим людям действовать и жить настоящим?

Мешает много факторов. Это страх неизвестности, который есть у каждого из нас. Ресурс важно взращивать. У нашего поколения и людей старшего возраста ресурса этого практически нет. Очень малому количеству детей повезло вырасти в поддерживающей среде. Поэтому внутри нас есть много критики и мало поддержки. И если говорить о жителях страны, обратите внимание — у нас очень много критиканов, но мало тех, кто что-то делает.

Как найти этот ресурс?

Обращаться в будущее за целями, а не за страхами. А в прошлое обращаться только за опытом. И большую часть времени жить в настоящем, наслаждаться тем, что есть.

А давайте поговорим о том, что болит, — о войне.

В нашем обществе злость не принято выражать. А война – это возможность проявить свою агрессию, животную агрессию, копившуюся годами, как я уже говорила раньше. И если мы обратимся к психоанализу, то поймем, что агрессия, которая рождается внутри меня (например) относительно какого-то человека, не рождается прямо вот сразу. Она является производной от агрессии, что была направлена на родителей в детстве, на других авторитетных лиц, и от агрессии, направленной на себя. Я накапливаю весь этот негатив, и тут появляется объект, на который я могу агрессию свободно выместить, пусть даже с риском для жизни. Отсюда и бунты, и массовое недовольство, и желание владеть оружием. Любое оружие — это символ власти.

IMG_6875

Общество, в котором табуирована агрессия, обязательно найдет ей выход, даже если это будут способы, неэтичные для других.  

К сожалению, у нас пока нет этики работы с эмоциями, и агрессией в том числе.

Так как же обществу разряжать эмоции?

Нужно работать с агрессией. Когда недовольство еще не превратилось в злость, им можно управлять и спокойно его озвучивать. Можно реализовываться в спорте, проживая эту эмоцию. Важно осознание своих потребностей. Если люди начнут осознанно проживать злость, брать ответственность за свое настоящее и будущее, страна будет успешно развиваться.

Что, по вашему мнению, может помочь человеку пережить сложные времена?

Если у человека внутри нет в жизни  внутреннего стержня (веры, настойчивости, умения ждать, умения поддерживать себя, готовности к каким-то фрустрациям, отказам, поражениям), то в новой ситуации он тоже сломается. Многие не покидают военную территорию, так как просто не знают, как им быть дальше. У людей нет ни гроша за душой, а аренда на жилье сейчас огромная. Вот и получается: там страшно, потому что война, а здесь страшно из-за неизвестности.

Да и посттравматический синдром (ПТСР) никто не отменял. Только сейчас, спустя несколько лет, он эхом начинает проявляться у тех, кого коснулась эта ситуация.

Очень хочется донести мысль, что когда люди кого-то мотивируют: «давай, действуй, уезжай!» и т. д., они не понимают, что если у человека есть внутренний стержень, человек может идти вперед. Если стержня нет, то можно впасть в болезнь или депрессию.

И давайте принимать тот факт, что практически все наше общество немножечко искалечено, я бы сказала, душевно, морально. У каждого второго есть свой невроз. Поэтому сейчас перед каждым стоит задача – исцелять себя, исцелять друг друга всеми возможными способами. Это и моральная поддержка, это минимум критики, добрые слова и внимание, и принятие ценностей других людей, которые живут иначе.

И, конечно же, семь объятий в день. Ну как минимум (улыбается). Это жизненно важно.

Цей матеріал було підготовлено в рамках Програми міжредакційних обмінів за підтримки Національного фонду на підтримку демократії NED.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

За выходные в зоне АТО боевики более 50 раз нарушили перемирие

Из зоны АТО 92-я бригада вернулась домой

На территории «Политеха» появится памятник воинам АТО

Может ли Евросоюз разрешить конфликт в Украине?

«(Не) дитячий погляд на війну». Історії, які варто почути

опубликовано

15 августа 2017

текст

Марина Гурьянова

фото

Марина Гурьянова

просмотров

2253

поделиться

[js-disqus]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: