Пленные в «ЛДНР»: фиктивные шпионы и предмет торга боевиков

На четвертый год российско-украинской войны в плену у боевиков остаются 132 украинца. Более 400 человек считаются без вести пропавшими. Всего с начала войны на Востоке Украины из плена террористов удалось освободить 3136 украинских заложников. Такие цифры озвучил советник главы Службы безопасности Украины Юрий Тандит.

По словам уполномоченной президента по мирному урегулированию конфликта в Донецкой и Луганской областях Ирины Геращенко, в «ЛДНР» назвали 39 украинских пленных «военными преступниками». В мнимых республиках заявили, что не намерены их освобождать. Информацию по 132 людям, о которых говорят в Киеве, боевики не предоставили.

Украинцы в плену

«Нам заявили что в Донецкой области удерживают 55 украинцев, а в Луганской – 14, не называя их имен», — добавила Геращенко на своей странице в Facebook.

Однако сколько на самом деле людей находятся в плену у террористов так называемых «ЛНР» и «ДНР» — говорить сложно. Помимо военных, узниками все чаще становятся мирные граждане, журналисты и волонтеры. Их обвиняют в шпионаже и предательстве, иногда они становятся инструментом в бизнес-разборках или «товаром», за который боевики требуют выкуп. Все, кто попадает в плен, подвергаются разного рода пыткам. 

Ситуация усложняется тем, что у солдата, который попал в плен, есть статус военнопленного. Его могут обменять и ему полагается денежная компенсация от государства. Статус гражданских лиц, которые стали заложниками, до сих пор не определен. Поэтому они не могут претендовать на защиту в соответствии с международным правом.

«Ученый-диверсант»

Так, в шпионаже обвинили 62-летнего ученого-религиоведа Игоря Козловского. Его задержали 27 января 2016 года боевики «ДНР». Мужчина не выехал из Донецка, оставшись присматривать за сыном с синдромом Дауна.

Позже ученому  приписали незаконное хранение взрывных веществ, так как во время обыска в квартире якобы нашли гранаты. Его более года держали в подвале, а в мае 2017 года местный «суд» приговорил Игоря Козловского к тюрьме сроком на два года и восемь месяцев. При этом его назвали особо неблагонадежным гражданином. Об этом на странице Facebook сообщил его сын Александр Козловский.

18222602_753241331513515_2343881912091813900_n

Родным ученого не удается с ним связаться, боевики не дают Игорю Козловскому даже права на телефонный звонок. Но родственники организовали в сети флешмоб для поддержки заключенного. Украинцы фотографировались с табличками с надписью #FreeKozlovskyy. К акции  подключились певица Джамала, поэт Сергей Жадан, солист группы «Бумбокс» Андрей Хлывнюк, «Pianoбой» Дмитрий Шуров, музыкант Юрий Хусточка, лидер рок-группы «O. Torvald» Евгений Галич, Maneken и Onuka.

По информации Юрия Тандита, Козловского уже внесли в официальный список на обмен, но когда удастся освободить ученого — неизвестно.

Заложниками стали ультрас

В ноябре 2016 года в плен к «ЛНР» попали четыре болельщика луганского футбольного клуба «Заря».

На момент задержания студентам Владиславу Овчаренко, Артему Ахмерову, Дмитрию Крамаренко и Вячеславу Украинскому не было и по  20 лет, а их уже обвинили в работе и на украинскую разведку и передаче информации о движении военной техники и позициях  боевиков.

Доказательством вины стали материалы, которые боевики изъяли во время обыска гаража. Они нашли украинский флаг и листовки с надписями «Луганск – это Украина». А дома у одного из задержанных обнаружили книгу Василия Шкляра «Черное солнце», фотографию полка «Азов» и десяток наклеек с проукраинской тематикой. Боевики назвали парней «азовцами», но в самом полку и гражданском корпусе их причастность опровергли.

Позже в сети появилось видео допроса «украинских диверсантов». Парни рассказывали, как они работали на Украину и хотели расшатать ситуацию в Луганске.

В конце мая 2017 в «ЛНР» отчитались, что расследование в отношении двух болельщиков — Владислава Овчаренко и Артема Ахмерова — завершено. Их обвинили в госизмене и надругательстве над флагом «республики». Двух других фанатов отпустили без права покидать неподконтрольную Украине территорию. Они якобы извинились и заявили, что не желают покидать территорию Луганска.

В плену боевиков — журналист

Не так давно в Донецке в плен попал украинский журналист Станислав Асеев, работающий под псевдонимом «Васин». Он проживал на оккупированной территории и публиковался под вымышленным именем. Станислав перестал выходить на связь 2 июня 2017 года. 11 июня Служба безопасности Украины подтвердила исчезновение Асеева в Донецке. 

Боевики долгое время отказывались признавать, что Станислав Асеев у них в плену. 16 июля украинский политик Егор Фирсов на своей странице в Facebook сообщил, что «МГБ ДНР» «официально подтвердило» задержание журналиста. Боевики обвиняют его в шпионаже. Местная «фемида» может осудить Асеева  на 12-14 лет тюрьмы.

По информации советника главы СБУ Юрия Тандита, донецкого блогера включили в список украинских пленных.

Письмо от Савченко

В ноябре 2015 года во время выполнения боевого задания в руки боевиков  в районе Павлополя под Мариуполем попали трое украинских военных: Василий Гулько из Тернополя, Алексей Кодьман из Тернопольской области и Николай Иовов из Бердянска. В течение девяти месяцев их держали в подвале донецкого СБУ. Позже пленных  доставили  в Западную исправительную колонию №97 Макеевки. Родные долго не могли узнать, куда их перевели.

За это время семьи  парней получили от них лишь несколько писем. Одно из них родственникам Кодьмана передала Надежда Савченко, когда ездила в «ДНР». Тогда же стало известно, в каких условиях содержат ребят. Как написала депутат, условия у пленных — обычные, тюремные. Их держат втроем  в одной камере, по часу в сутки выводят на прогулку. Иногда позволяют смотреть телевизор, но включают, как правило, российские каналы.

Гулько, Иовов и Кодьман также находятся в списках на обмен, но когда он состоится — неизвестно.

В плену — три года

Харьковчанин Алексей Кириченко пошел на войну добровольцем в августе 2014 года. Он воевал на Саур-Могиле и попал в плен к боевикам, когда выходил из окружения. Его практически сразу добавили в списки на обмен, но с тех пор дело не движется, обмены срываются. 3 сентября 2017 года исполнится три года как он находится в плену «днровцев». За это время он несколько месяцев провел в одиночной камере. Сейчас Кириченко содержится в здании СБУ в Донецке, которое прозвали «избушкой». Там к пленным относятся лучше, чем в других местах самопровозглашенных «республик». «Избушкой» террористы пытаются показать, что соблюдают Женевское соглашение.  Там украинских заложников хотя бы не подвергают серьезным пыткам.

Освобождение заложников глазами волонтера и юриста

Глава организации «Блакитний птах», которая занимается помощью людям, пережившим плен, и членам их семей Анна Мокроусова говорит, что, к сожалению, предугадать, когда боевики согласятся пойти на обмен — сложно. Ситуация на неподконтрольной Украине территории постоянно меняется. К примеру, если год назад освободить военного из плена было проще, чем гражданского, то теперь и этот процесс усложнился.

«Сейчас всех сложно освобождать. Обменов, как таковых, нет. Более того, многих гражданских не вносят в официальные списки заложников как раз потому, что обмена давно нет. Но если в случае заложников среди мирного населения были случаи, когда их удавалось освободить, то военные будут находиться там, пока не будет обмена», — говорит Мокроусова.

По данным ее организации, с начала 2017 года на свободу вышли 17 гражданских. Но и эти цифры — не точные. По словам Анны, получать достоверную информацию с неподконтрольной территории — сложно. Поэтому волонтеры могут просто не знать реальное  число  как освобожденных, так и задержанных.

«Точных данных о количестве пленных нет. Есть официальная цифра — 132 человека, и эта цифра и правдива и неправдива одновременно. Часть из них до сих пор не подтверждают боевики и, к сожалению, мы почти уверены, что они погибли, хотя и числятся заложниками. С другой стороны, постоянно берут новых людей, очень много в плен попадает гражданских, и они не входят в утвержденный  список», — рассказывает Анна Мокроусова.

По словам волонтера, когда активные военные действия приутихли, на территории, подконтрольной «ДНР» и «ЛНР», увеличилось количество задержаний среди мирного населения. Причины абсолютно разныеи: от бизнес-разборок до обвинения в шпионаже в пользу Украины. К примеру, на днях организация получила информацию о двух задержанных в Луганске. Одного парня подозревают в организации взрыва, а девушку «арестовали» за проукраинские посты в соцсетях.

По словам юриста Алексея Сорокина, идеальных вариантов того, как Украина может освободить гражданских пленных нет даже в теории. Для военных существует процедура обмена, но этот механизм не подходит для освобождения мирного населения. Ситуация усложняется еще и тем, что заложники находятся на территории Украины, поэтому запросить экстрадицию своих граждан государство не может.

«Запросить экстрадицию людей, осужденных по законам „ДНР“ или „ЛНР“ — это по факту будет шаг к тому, чтобы признать их как независимое государство. Как мы можем внутри своей страны кого-то экстрадировать?», — говорит юрист.

По закону, государство обязано обеспечивать безопасность своих граждан, их право на жизнь, свободу и право перемещения. Безусловно права украинцев, которых в неволе держат боевики «ДНР» и «ЛНР» нарушены, но силовой метод их освобождения с высокой вероятностью может привести к эскалации конфликта.

«Есть соотношение прав и интересов отдельного человека и интересов общества. На данном этапе силовой метод принесет больше вреда. Дипломатический метод малоэффективен, но может сработать», — объясняет Алексей Сорокин.

«Раньше освободить пленных было проще», — ветеран АТО

Харьковчанин боец батальона «Донбасс» Алексей Антипов был в плену четыре месяца. Он выжил в котле под Иловайском. В руки «днровцев» его передали российские военные. Алексея освободили в рамках обмена 26 декабря 2014 года.

«Уже на тот момент, в обмене была большая политическая составляющая. Но тогда вопрос решался легче, потому что у пророссийских боевиков были на руках и другие козыри помимо пленных», — говорит Антипов.

Больше года назад Алексей стал участником акции «Живы. Забыты. В плену», которую военные провели на 9 мая. Этой акцией они хотели призвать общество не забывать о живых героях, которые еще находятся в плену. Тогда участники подготовили стенд с фамилиями 29 украинцев, официально числящимися как военнопленные. Среди них было два харьковчанина. По информации Антипова, с того времени никого из них освободить не удалось.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Миллионы из мусора: как фирма с уголовной историей строит полигоны в Украине

Сборная солянка из «Накипело-экспедиций». Фоторепортаж

Здесь должна была быть ваша... история

Unlock Profу Week: спосіб визначитися з майбутньою професією

Несколько историй о мусульманской общине дореволюционного Харькова

опубликовано

24 июля 2017

текст

Алина Шульга

фото

Игорь Лептуга

просмотров

2338

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: