Первая женщина-министр обороны Грузии

За 27 лет независимости Грузии только одной женщине удалось стать министром обороны; ее имя — Тина Хидашели.

Срок ее пребывания в данной должности ознаменовался рядом реформаторских инициатив и стремлением сделать сектор обороны более открытым для общественности.

Период пребывания ее на посту стал началом изменений в традиционно мускулинной политической среде Грузии, где только трое из 11 министров — женщины, и еще меньше их в военном руководстве, отмечают журналисты chai-khana.org.

Хидашели рассказывает, что попыталась использовать те 15 месяцев, которые она провела в Министерстве, чтобы облегчить доступ в военные учреждения Грузии последующим поколениям женщин-лидеров.

Однако отстаивание права женщин служить в армии изначально не было ее главной целью. Когда ее назначили на новый пост, Хидашели — высококвалифицированный юрист и давний активист борьбы с коррупцией в правительстве – не была особенно озадачена гендерными вопросами.

Но, как оказалось,  они волновали всех остальных.

Внимание общественности к тому факту, что она женщина,  стало очевидным   через несколько дней после ее назначения на пост министра обороны. 11 мая 2015 года Хидашели посетила военную базу в Вазиани для участия в подготовке предстоящих совместных грузино-американских военных учений, известных под названием «Достойный партнер». Министерство Обороны опубликовало фотохронику ее визита, в том числе одну из фотографий, на которой она стояла перед бойцами в солдатской куртке,  накинутой на плечи.

По воспоминаниям Хидашели, она надела куртку потому, что в тот день было дождливо и ветрено. Но пользователи соцсетей во всей стране были возмущены тем, что она так небрежно отнеслась к данному предмету военной формы.

Реакция оказалась настолько негативной, что Министерство посчитало нужным  удалить данное изображение.

После этого инцидента, а также последующих публичных дебатов по поводу украшений, которые она носила, и ее прически, Хидашели поняла, что ее гендерная принадлежность играет огромную роль в ее новой должности.

Теперь она предпочитает рассматривать инцидент с курткой как символ своего статуса аутсайдера-реформатора в министерстве.

Ее бессознательное решение накинуть куртку на плечи было знаком того, что она, будучи лидером, могла бы заставить традиционно закрытое Министерство Обороны открыться для общественности, говорит Хидашели.

19704__nin-2103 (1)

«Если бы я надела куртку так, как ее носят солдаты, или же пришила на нее звезды, думаю, это было бы еще более комично», — говорит она.

Небрежно накинув куртку, по словам самой Хидашели, она продемонстрировала, что она гражданская, а значит и «более открытая, более понятная».

19708__dsc-9869

Отсутствие прозрачности уже давно является проблемой Министерства Обороны Грузии, говорит она, отмечая, что даже матери погибших солдат, которые не требовали ничего, кроме нескольких визитов «людей в форме», в прошлом испытывали трудности с привлечением  к себе внимания.

Хидашели считает, что, будучи министром, она смогла привнести ощутимые изменения в систему и превратить Министерство в более открытое для общества и СМИ государственное учреждение.

Одним из ее первых шагов было привлечение большего числа женщин в сектор обороны, начиная с ее заместителя Анны Долидзе.

19710__dsc-0082

«Я была женщиной-министром, но не так много женщин работают в сфере безопасности. Это не отражает действительность [нашего общества].»

Хидашели отмечает, что, когда она пришла к власти, в Грузии была только одна женщина-полковник.

19703__img-6464

«Все призывы армии ограничиваются тем, что все расписано и запланировано. Если Вы служите в армии определенное количество лет, если Вы получили определенный уровень образования, Вы заслуживаете определенного воинского звания. Система намеренно игнорировала ценность женского вклада, но мы это увидели и оценили.»

Будучи министром, она приступила к осуществлению программы содействия продвижению женщин-офицеров на более высокие военные должности.

Анна Долидзе начала с создания программы обучения молодых женщин в военном училище для курсантов. В 2016 году Грузия стала первой страной на Южном Кавказе, которая провела совместную военную подготовку для представителей обоих полов.

Хидашели отмечает, что ей также удалось сделать военных более толерантными по отношению к другим группам меньшинств, включая мусульман Грузии.

Будучи министром, Хидашели отметила необходимость визита в Панкисское ущелье, часть страны, населенную преимущественно мусульманами, которая стала ассоциироваться с радикальными формами ислама.

Многочисленные сообщения о том, что жители Панкиси вербуются террористическими группировками в Сирию, привели к атмосфере недоверия: грузинские спецслужбы беспокоятся о наличии дестабилизирующих сил в ущелье, а местные жители жалуются на репрессивную политику государства.

Но Хидашели несколько раз посещала ущелье со своими заместителями и, по ее словам, смогла завоевать доверие местных жителей.

Цель, рассказывает она, заключалась в том, чтобы побудить мусульман ко вступлению в ряды армии. Хидашели отмечает, что когда она была министром, военные представляли собой «единство грузинских христиан», что недопустимо в этнически пестрой Грузии.

Хидашели считает, что ей удалось внести изменения в военно-дисциплинарный кодекс, чтобы мусульмане могли  продолжать носить бороды  и в армии. Другие изменения включали создание помещений для совершения намаза в воинских частях и внимание к наличию продуктов халяль, столь важных для мусульманской схемы питания, говорит она.

Хидашели отмечает, что до того, как она затронула вопросы, касающиеся местных мусульман, они придерживались неписаного правила, что «им не было места в армии.»

Она заявила, что хочет изменить ситуацию.

19706__img-8763

«Мы хотели популяризировать грузинскую армию. Кроме того, мы объяснили, что эта армия существует для их  же безопасности, а не против них».

Хидашели говорит, что в результате подобных изменений 37 человек из Панкиси подали заявку на вступление в армию.

Бывший министр подчеркивает, что единственный способ интегрировать людей — это «убедить их в том, что они нужны стране».

Она полагает, что это верно и в отношении военных, и в борьбе страны за восстановление территориальной целостности, о чем нынешняя власть забывает, и Хидашели это тревожит.

Она отмечает, что, хотя некоторые представители власти сегодня не признают того факта, что Грузия втянута в этнические конфликты с Абхазией и Южной Осетией, она не может разделить их позицию.

19701__img-4001

«У нас этнический конфликт. Если [премьер-министр Мамука] Бахтадзе думает, что на той стороне сидят абхазские и осетинские матери и шьют грузинские флаги, то он ошибается», — говорит она.

«Если завтра оттуда уйдут русские, у нас обязательно получится разрешить этот конфликт, но мы столкнемся с немалыми трудностями, и с осетинами и абхазами нам придется прийти к консенсусу по многим вопросам.»

Хидашели говорит, что на человеческом уровне Грузия добилась наибольшего прогресса в Южной Осетии, когда сосредоточилась на решении гуманитарных вопросов.

Например, она отмечает, что в период, предшествовавший войне 2008 года, конфликт в Южной Осетии «действительно был урегулирован» на человеческом уровне; неулаженными остались только политические проблемы.

«Это результат правильного политического курса. Если кто-то из осетин болел, то для них было обычным делом обратиться за лечением в больницу в Гори, а не во Владикавказе [Россия]. Или если кто-то хотел учиться, они думали о поступлении в университеты Тбилиси, а не об учебе в России. Мы были очень близки к решению этой узловой проблемы», — утверждает она.

По мнению Хидашели нынешняя власть слишком сосредоточена на политическом аспекте конфликта и потеряла из виду человеческий фактор.

"Когда я была членом парламента [с 2012-2015 гг.],  у нас случались стычки со Службой Государственной Безопасности, которая была против легитимизации их [абхазских и осетинских] документов; против признания чего-либо, выданного в Сухуми [Абхазия]”, — говорит она.

«Мы спрашивали, что делать этим людям? Как они будут жить? Что произойдет, когда они захотят  заключить брак в Тбилиси, но не смогут, потому что не существуют легально?!»

Сегодня Хидашели живет и работает в Праге, где читает лекции по вопросам безопасности и пишет книги. Хотя она считает весьма успешным то время, когда она находилась в должности министра, Хидашели не удивлена, что не пользовалась популярностью среди военнослужащих.

Через два месяца после ее ухода из Министерства на парламентских выборах 2016 года проголосовали и военнослужащие. Республиканская партия, в состав которой входила Хидашели, получила всего лишь 7 голосов из 1249 проголосовавших грузинских военных обоих полов, проходящих службу в Афганистане.

Хидашели считает, что они были разгневаны ее решением отменить воинскую повинность в стране — инициативой, которая так и не была реализована после того, как она покинула свой пост.

Но она философски относится к тому, как все сложилось.

«Они очень щепетильно относятся к этому вопросу. Я с ними не согласна, но способна их понять».

ещё по теме:

Чешские эксперты обнаружили диоксины в куриных яйцах

Фейк: Европейский суд по правам человека не признает украинских моряков военнопленными

О лыжниках и конькобежцах Харькова в 1913 году

«Коли йдеться про переклад, це ніби танець у кайданах»

На Салтовке прорвало трубу и затопило улицу (обновляется)

опубликовано

19 ноября 2018

текст

Elene Khachapuridze

фото

Elene Khachapuridze

просмотров

26

поделиться