Наши за границей: Истории украинцев, которые переехали в другие страны - Накипело
События

Наши за границей: Истории украинцев, которые переехали в другие страны

Люди становятся эмигрантами по разным причинам. Одни оставляют свои дома из-за проблем внутри страны, другие ищут новые возможности и пути самореализации, а кого-то на это толкают семейные обстоятельства. Предлагаем вам три первых истории. Это рассказы украинцев, которые переехали жить в Израиль, США и Канаду. Вы узнаете, как израильтяне живут в условиях постоянной опасности, однако продолжают радоваться жизни, как жизнь в Нью-Йорке меняет мировоззрение харьковчанина и как живет самая мощная украинская диаспора мира.

Жизнь продолжается несмотря ни на что

В течение последних семи месяцев Юрий Павленко живет с женой в стареньком городе Бат-Ям. В переводе — «дочь моря» или «русалка». Сам Израиль — страна небольшая, примерно, как половина Харьковской области. Здесь смешалось много культур со всего мира. В Израиле можно встретить евреев из Марокко, Ирана, Индии, Эфиопии, Узбекистана, Франции, Болгарии, Венгрии, США, Бразилии, Мексики. Это люди с разной внешностью, цветом кожи и культурным багажом. Все они живут и работают вместе — потому что другой страны у них нет.

«В Израиле все не так, как в Украине. Но в то же время есть много общего. Общаться без знания иврита тяжело. Но я не потерялся в транспорте, не остался без еды, я находил работу и жилье без проблем. Ведь, кроме иврита, большинство здесь говорит на английском, русском и даже на украинском. Вообще в Израиле государственными языками являются иврит и арабский, но почти все вывески и объявления дублируются на английском, русском и даже хинди», — рассказывает Юрий.

Если вы человек толерантный, то адаптация в этой стране пройдет гладко, убежден мужчина. Ведь люди здесь приветливые, особенно — коренные израильтяне. Они всегда помогут новому соседу. Кроме того, в стране действует программа по адаптации новых жителей. Люди бесплатно изучают иврит, получают финансовую помощь, а специальные кураторы заботятся о них с первых дней — помогают найти жилье, работу, открыть счет в банке, оформить ребенка в садик или школу, получить медицинскую страховку и тому подобное.

«Единственная проблема, которая меня беспокоит — что мой собственный уровень знания иврита слаб для свободного общения. Именно знание языка дает здесь наиболее широкие возможности для работы и заработка. Например, я могу общаться на рынке, на работе или на бытовые темы, но когда звоню на автоответчик банка, то ничего не понимаю, что он мне говорит», — отмечает Юрий.

Теплый климат страны пришелся по вкусу мужчине. Лучше три раза вспотеть, чем раз покрыться инеем, шутит он. Климат в Израиле довольно пестрый: здесь есть и жаркий, сухой Эйлат на юге, есть и горнолыжный курорт на горе Хеврон на севере. Да и полюбоваться есть чем: это живописные пустыни Арава и Негев, покрытые лесами и водопадами горы, термальные источники и «пять морей». Буйство цветов поражает в течении всего года. Здесь всегда что-то цветет и наполняет воздух ароматом. Юрий также отмечает, что в центре и на севере страны есть много мест, которые напоминают Крым. Например, Хайфа похожа Алушту. А на склонах там можно увидеть домики среди сосен, акаций, туй и кипарисов.

«Очень впечатляет, когда едешь по пустыне и видишь вокруг большие плантации различных культур, сады, пальмовые рощи, поселения, утопающие в прохладе зеленых парков. Это все действительно сделано руками людей. Оно на искусственном поливе. Потому что здесь никогда воды не было. И это все сделали люди, называющие себя иудеями. Вообще в Израиле термин «еврей» и «иудей» — это одно единое понятие. А еще Израиль — единственная страна на Ближнем Востоке, где нет дефицита воды. Это одна из немногих стран мира, где деревьев становится больше. А в городах все они еще и пронумерованы », — вспоминает Юрий.

Сам Юрий много проработал на производстве, где познакомился с особенностями местного труда. По его словам, здесь почти нигде нет чертежей, монтаж делается «на глаз», где нужно закрепить саморез — там мажут клеем. И как бы парадоксально это не звучало, но оно все работает.

«Я до сих пор не могу понять — как все это работает?! Да, я с одной стороны вижу высокие технологии, небоскребы, автострады, разнообразие пищи, одежды, мебели и бытовой техники. Я вижу строительный бум по всей стране и бэби-бум на каждом шагу. Но с другой стороны вижу балаган, большую бюрократию, все делается тяп-ляп и как попало. Такое впечатление, что на работе никому ничего не надо, главное — отсидеть свое время. Поскольку в 90% случаев оплата труда здесь почасовая», — удивляется Юрий.

Также Израиль — страна, победившая сервис, шутит он. Человек, который хочет занять эту нишу и наладить работу на высоком уровне, может остаться разочарованным. Создается впечатление, что сервис почти никому не нужен. Кажется, людям вообще безразлично, на каких стульях они будут сидеть, за каким столом выбирать и на каких тарелках им будут приносить блюда. Еще это социалистическая страна с капиталистической экономикой, отмечает Юрий. Здесь очень высокие социальные стандарты. Например, рядовой израильтянин имеет среднюю зарплату в 2-3 тысячи долларов. Есть немало состоятельных израильтян. Конечно, здесь есть и бедные люди, но их немного. Если у человека временно нет работы или он не может работать из-за болезни — государственные фонды платят ему помощь.

«Даже пенсионеры, которые приехали в страну недавно и не имеют израильской пенсии, получают различные социальные доплаты до уровня „минималки“. Живут на такие деньги скромно, но могут раз в год слетать в Париж поесть круассанов. Или в Прагу выпить пива. И за всю эту социальную „уравниловку“ платит капиталистический бизнес», — рассказывает Юрий.

Израильтяне с инвалидностью не заперты в четырех стенах. Например, здесь обычное дело встретить в магазине, автобусе, на пляже или спортклубе человека на коляске. Пенсионеры ходят парами. Спорт здесь ценится: на каждом углу есть уличные тренажеры, люди бегают по променаду, ходят по морю на серфах и кайтах. На пляже мало кто из местных пьет алкоголь. Чаще это делают выходцы из постсоветских стран, которые в Израиль приехали совсем недавно. Людей «навеселе» Юрий вообще не встречал. Дети здесь — вообще отдельная тема. Вокруг них вращается общество, а государство заботится и защищает от неурядиц. Детям здесь разрешено все, чем они охотно пользуются.

В Израиле отмечают ряд религиозных и государственных праздников. Один из них — Пейсах, большой праздник освобождения и выхода еврейского народа из рабства. Есть дни, когда чтят память жертв Холокоста и погибших за Израиль. Национальные праздники здесь принято отмечать массово и активно. Отдельно следует отметить Шаббат. Он начинается в пятницу вечером и заканчивается уже на вечер субботы. Это большой выходной. Обычно в пятницу люди работают до обеда, а потом галопом бегут в супермаркет, чтобы закупиться продуктами на следующую неделю. Затем уже можно хорошо отдохнуть: поехать к морю, в парк или прямо на газоне устроить пикник с вином и барбекю.

Часто на Шаббат люди ездят в другие города отдохнуть. Например, жители пустынь перебираются в горы и наоборот. До пандемии многие израильтяне ездили на выходные в Европу. Например, за билет на лоукост в Прагу или Вену надо было выложить 15-20 долларов. Это небольшие деньги для рядового рабочего. Единственная сложность — в Шаббат не ходит общественный транспорт. Передвигаться возможно либо пешком, либо на собственном авто, либо на такси.

«Когда евреи поднимают бокал вина, они говорят: „Осим хаим!“ — „Делаем жизнь, радуемся жизни!“. Этот девиз, пожалуй, на каждом шагу. Потому что такое впечатление, что все живут здесь и сейчас. И все ежедневно творят свою жизнь и радуются ей», — отмечает Юрий.

Всю свою современную историю Израиль переживает тяжелые времена, рассказал он. И сейчас страна находится в состоянии войны. Конечно, государство заботится о безопасности граждан, «железный купол» сбивает 90% ракет. Но это не меняет того факта, что война — это всегда страшно. К этому невозможно привыкнуть. Хотя многие местные говорят «ничего страшного». Они продолжают ездить на работу, ходить по магазинам, заниматься спортом. То есть живут обычной жизнью. Разве что при звуках сирен все бегут в бомбоубежища, не спят по ночам и пытаются сидеть на ступеньках подъезда.

«Вспоминаю первую ночевку в подъезде вместе с соседям. Под вой сирен и взрывы над головой, от которых дом вздрагивал. Тогда я больше волновался за жену. Я прошел две войны и три революции, а для нее — это был шок. Понимая, что никак не можем повлиять на эту ситуацию, мы просто уехали из зоны поражения ракетами. Поехали на несколько дней в гости к различным друзьям. Также ночевали «дикими» туристами на природе. Как в молодости», — вспоминает Юрий.

Но пока жизнь возвращается в нормальное русло. Хотя на некоторых улицах бывает опасно. Особенно в поселениях с совместным проживанием евреев и арабов, где молодежь иногда устраивает столкновения на этнической почве. Также может быть опасно в религиозных районах, где фанатики независимо от принадлежности могут бросить камень в чужака. А вот в крупных городах, где много светского населения, все спокойно и комфортно.

«Наверное, это какой-то коллективный иммунитет. За многие годы люди действительно привыкли к постоянной борьбе и периодических обострений. Люди просто живут и строят свою страну. Во время ракетных атак из Газы, жители Севера зовут к себе в гости переждать бомбежку. Во время обострения со стороны Ливана или Сирии так же зовут к себе жители Юга », — рассказывает Юрий.

Он вспоминает, что во время последнего обострения боевых действий люди собирали помощь военным и детям из наиболее пострадавших районов, в больницах организовывались волонтерские группы, а в донорских пунктах образовались очереди. Что касается ковидной угрозы, то это уже вчерашняя проблема. На сегодняшний день привито почти все взрослое население. В этом плане страна уже вернулась к своей привычной жизни.

В этом городе легко и свободно дышится

Андрей Барташов получил иммиграционную визу в США в начале 2014 года. Однако окончательно переехал осенью того же года после внезапной смерти отца. Дополнительным толчком стали события, развернувшиеся в Харькове после Революции Достоинства — это и так называемая «русская весна», и все то, что произошло после нее. Причем к переезду побудили даже не сами события, а люди, которые принимали в них участие. К тому времени Андрей около пятнадцати лет работал в региональной журналистике и думал, что неплохо знает Харьков и харьковчан.

«Весной 2014-го я как-будто увидел другой город и других горожан — словно почувствовал смрадный дух давно умершего Советского Союза. Люди, которые ранее жаловались мне, как репортеру, что им задерживают зарплату либо не чинят крыши, вдруг начали звать в мой город Хуйла и ненавидеть все украинское. Мне стало очень неуютно ходить с ними по тем же улицам. И захотелось доказать самому себе, что я способен начать новую жизнь и достичь чего-то в другой стране и другом обществе», — вспоминает Андрей.

Теперь мужчина живет в Нью-Йорке. Кстати, его жизнь была связана с этим городом и в эмиграции. Здесь уже много лет живет брат, в 2002 году Андрей здесь проходил стажировку. Это была любовь с первого взгляда, ведь в Нью-Йорк просто невозможно не влюбиться, убежден он. В городе на удивление легко и свободно дышится. И несмотря на его масштабы, человек здесь совсем не чувствует себя маленьким. Ну, а когда Андрей стал нью-йоркцем, его любовь к городу только усилилась. Ведь этот мегаполис очень удобен для жизни. Здесь разумно устроена инфраструктура, общественный транспорт, власть защищает каждое дерево и каждый клочок земли. Кроме того, большинство горожан улыбаются, они очень уважают личную свободу друг друга. Сначала Андрей постоянно сравнивал местные реалии с харьковскими — и всегда сравнения были не в пользу последних.

«Последние годы здесь были бурными — COVID, протесты темнокожих, выборы президента страны. По моему мнению, американцы все эти испытания прошли очень достойно. Когда был локдаун — фактически никто не работал „с черного входа“. Люди в большинстве дисциплинированно начали носить маски и заботиться о социальной дистанции. Власть постоянно предлагала месседжи по объединению людей — „вместе мы победим“, „спасем наш город“ и т.д.», — рассказывает Андрей.

Люди эти месседжи приняли. Сейчас можно говорить о том, что Нью-Йорк окончательно победил COVID. Что касается политических событий, то очень долгое время рядовые американцы могли вообще не интересоваться политикой. Но эти времена прошли. Люди стали более активными. Андрей вспоминает, как в день голосования, когда кипели страсти на тему «Трамп или Байден», он посетил Манхэттен. Там на летних площадках ресторанов люди наблюдали за подсчетом голосов и обсуждали увиденное со своими политическими оппонентами. По большей части все эти дискуссии были мирными и спокойными.

Привыкнуть к новой жизни было просто, ведь Андрей неоднократно бывал в США. Да и образование — факультет иностранных языков — также поспособствовала тому, что он был хорошо подготовлен к жизни в Нью-Йорке. Хотя сначала было немного непривычно видеть, что вокруг домов нет трехметровых заборов, что многие не закрывают окна. И что на родительских собраниях в школах происходит рабочий процесс, а не сбор денег.

«Очень не люблю слово „ментальность“. Мне кажется, его придумали, чтобы легче было объяснять, почему люди где-то живут хуже других. Вообще, вся эта мощная пропаганда, которая берет начало еще с советских времен о том, что американцы тупые, жадные и эгоистичные люди, не имеет ничего общего с правдой», — подчеркивает Андрей.

Американцы обычные люди, ориентированные на свои семьи, отмечает человек. Большинство уважает и выполняет законы. Нью-Йорк — это город иммигрантов. Поэтому здесь не принято оценивать людей по внешнему виду или по акценту. Также Андрей заметил, что в городе совсем нет такого явления, как хамство. Да, встречаются иногда грубые люди, могут возникнуть какие-то конфликтные ситуации. Но некоего махрового «совкового» хамства нет. Сам Андрей стал более спокойным и толерантным, он теперь осторожнее водит авто, хотя в Украине зачастую позволял себе превышать скорость. Также мужчина больше уважает людей и их индивидуальные свободы.

«И мне нравится то, в какую сторону я изменился. Есть очень много вещей, которые здесь считаются неприемлемыми, однако существуют в Украине. Например, здесь никто не ездит по встречной полосе, чтобы объехать пробку. Здесь паркуются на тротуарах и детских площадках. Здесь совершенно не принято выяснять отношения с помощью кулаков. Ну а по поводу культурного шока — у меня он обычно появляется, когда приезжаю в родной Харьков или читаю новости из Украины. Ну разве не может не вызвать шок то, какое безумное количество людей в Харькове поддерживает пророссийские политические силы? Или до сих пор считает умершего Кернеса „лудшим мэром“? », — спрашивает Андрей.

Страна эмигрантов

После окончания университета Виктория Автомонова уехала в Канаду, чтобы учиться гостиничному делу. Через два года обучения и стажировки девушка получила разрешение на работу, а уже потом начала работать в нескольких отелях и ресторанах. Когда Виктория только перебралась в Канаду, она почти ничего не знала об этой стране. Но с другой стороны, она не поехала в неизвестность. Первый год ее жизни был хорошо благоустроен: девушку зачислили в колледж, выделили комнату в новом «общежитии». Это позволило вливаться во взрослую жизнь постепенно.

«Разобраться, как работает общественный транспорт, понимать и общаться с носителями языка было, было, наверное, самым сложным. Я поступила в колледж, сдав тест по английскому на высокий балл. Но привыкнуть к определенным повседневным выражениям и местному жаргону было не просто», — вспоминает Виктория.

Вместе с тем жизнь в Канаде была наполнена интересными событиями. Например, она нелегально работала официанткой на банкетах по 14 часов подряд, организовывала участие канадской команды в международном кулинарном турнире в Малайзии, обслуживала семью Джорджа Клуни в «Ритц Карлтоне».

Канада — относительно молодая страна, а население — преимущественно иммигранты. Здесь нет каких-то специфических традиций, обычаев или национальной кухни. Канада состоит из множества иммигрантских культур. За два года жизни в Торонто Виктория встретила лишь пару канадцев, которые здесь родились. Все остальные были приезжими. Кстати, украинская диаспора в Канаде невероятно развита: выходцы с Украины постоянно устраивают разнообразные события, отмечают украинские праздники, а также ежегодно проводится крупный украинский фестиваль.

«Община очень продуктивно поддерживает Украину, устраивая сборы средств и закупку оборудования для армии, а также организуя прием раненых солдат на лечение и реабилитацию. Лично мне наша диаспора очень помогла адаптироваться: буквально в первые недели в Торонто я стала волонтером на украинском фестивале, где познакомилась со многими замечательными людьми», — вспоминает Виктория.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО, чтобы быть в курсе свежих новостей.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим

X