Наши за границей: истории украинцев, которые переехали в другие страны (часть третья) - Накипело
События

Наши за границей: истории украинцев, которые переехали в другие страны (часть третья)

В этом материале мы завершаем цикл историй людей, которые эмигрировали в другие страны. Вашему вниманию — опыт трех украинок, которые переехали жить в Польшу, США и Швецию. Мы узнаем о том, как религия влияет на внутреннюю политику Польши, какие украинские реалии удивляют человека после жизни в США и что для шведов означает экологическое сознание и уважение к личности.

Ольга Гармаш переехала в Польшу чуть более трех лет назад. Сейчас она живет в городе Прушкув, что под Варшавой. Девушка имеет культурологическое образование, в свое время она работала в издательстве. Но после переезда в Польшу ей пришлось сменить профессию и уйти в сферу продаж и экспорта. Обычно эмигрант сталкивается с рядом вызовов, отмечает Ольга. Во-первых, ему нужно подтвердить свою квалификацию, получить разрешение на работу. Во-вторых, необходимо как следует овладеть языком. Ну а в-третьих — быть готовым все начать с нуля. Потому что до переезда у Ольги была хорошая база от родителей, образование, работа, жилье, она занималась общественной деятельностью и имела много друзей.

«Ты приезжаешь и у тебя образование из другой страны. Его надо подтвердить, надо выучить язык. Ты никого не знаешь, тебя никто не знает, у тебя нет социального капитала, к тебе нет доверия у работодателя. В Украине были случаи, когда меня приглашали на работу, потому что кто знал или видел каких-то презентациях или встречах. А здесь ты начинаешь с строить все с самого начала. У тебя нет никакой базы и никакой поддержки», — отмечает Ольга.

В новой стране многим приходилось начинать с маленьких шагов, рассказала она. Например, сначала человек снимает комнатку, а потом арендует квартиру. Сначала ищет работу, а затем получает повышение и улучшает свое материальное положение. Ольга признается, что на первых порах она очень много времени и сил тратила на оформление документов. Целыми днями приходилось что-то доносить, оформлять, куда-то бегать. Поэтому энергии хватало разве что на работу и те документы. Но потом все пришло в норму. Сейчас у Ольги совсем другая жизнь, в сравнении с тем, что было в самом начале.

В течение этих лет она познакомилась с местными традициями, в том числе и праздничными. Самый главный праздник в жизни поляков — Рождество. Это день, когда вся семья собирается вместе за праздничным столом. Конечно, именно угощение отличается от украинского. Вместо вареников там пироги (ударение на второй слог, при. ред.), вместо борща — зупа. Также поляки не знают, что такое кутя — там такого блюда не готовят. Не принято в Польше и носить ужин своим крестным.

«Религиозные праздники отмечают все, люди приветствуют друг друга. В такие моменты чувствуешь, что ты из другой страны. Если на День независимости Польши никто тебя не спрашивает «А ты празднуешь?», то на Рождество или Пасху тебя могут спросить: «А ты празднуешь с нами?», «Или тебя вообще приветствовать», — вспоминает Ольга.

Вообще, Польша — очень религиозная страна. Религия в жизни человека присутствует с самого детства. Например, первое причастие — это большой праздник. К этому событию дети готовятся еще в школе, вся семья ходит к ксендзу, который рассказывает все об основах католической веры. Многие дети посещают воскресную школу. По словам Ольги, католическая идентичность для поляков очень важна. Здесь даже отмечали столетний юбилей со дня рождения папы Иоанна Павла II. Как известно, он был поляком. Влияет религия и на политическую жизнь. Взять тот же закон о запрете абортов. В Польше этот вопрос стоит довольно остро. Часть населения поддерживает подобное нововведение, а часть выходит на протесты. К тому же, церковь финансируется из государственного бюджета. На нее идут налоги всех граждан независимо от их вероисповедания.

«Польша была объединена в единую нацию во многом благодаря религии. Поэтому это насколько важно для поляков. На сегодня это страна, которая очень быстро развивается. По состоянию на 2020-й год Польша занимала седьмое место в Европе по скорости роста ВВП. Здесь значительная часть населения имеет работу. Лишь 3, 4 процента являются безработными. Это наименьший показатель в Европе», — рассказывает Ольга.

Когда страна так быстро развивается, она требует большого количества работников из разных сфер, в том числе ученых и предпринимателей. Это делает ее более открытой для мира, открытой для иммигрантов. Ольга отмечает, что есть определенная часть общества, которая отстала со своими идеями и развитием где-то на 30 лет. Такие люди могут не воспринимать иммигрантов или иноверцев. Но это очень маленький процент. Большинство поляков культурные, вежливые и открыты для общения.

Возвращаться в Украину было непривычно

До переезда в США харьковчанка Виктория Булавина пятнадцать лет преподавала философию и логику в политехническом институте. Она также работала менеджером социальных проектов, редактировала тексты, переводила тексты и успела написать несколько книг. Такова судьба гуманитария, шутит женщина. У такого человека не получается заниматься только одним делом. Но однажды муж Виктории получил работу в США, после чего семья переехала в Лос-Анджелес. Переезд дался тяжело. Несколько лет женщине приходилось жить на две страны. Муж окончательно перебрался в США в 2014 году, а Виктория это сделала несколько позже.

«Мне было очень трудно переехать в тот момент, когда была такая опасность в Украине. После этого я приезжала несколько раз. Мы никак не могли понять: ему возвращаться, или мне переезжать. И все же решили, что лучше мне переехать в США. Поэтому адаптация для меня была довольно продолжительной. Я еще долго работала, что-то делала для нашей организации «Українські рубежі». Это было довольно трудно. Потому что 10 часов разницы во времени», — вспоминала Виктория.

Но в какой-то момент она решила, что ее жизнь здесь, в США. Виктория пошла в колледж и прошла переквалификацию. Сейчас она не может сказать, что адаптировалась полностью. Хотя, безусловно, Лос-Анджелес ей очень нравится. Интересно, что среди ее знакомых почти нет американцев. Это, как правило, такие же эмигранты, как она.

Кстати, в Лос-Анджелесе действует довольно обширная культурная организация — «Украинский культурный центр». Там по уикендам работает школа, где дети могут научиться разговаривать, писать и читать на украинском языке, пойти на танцы или посетить различные занятия. Также есть несколько украинских церквей. Это такие ячейки украинской культуры. До пандемии коронавируса в «Украинском культурном центре» люди собирались несколько раз в год, общались, лакомились украинскими блюдами, дискутировали и слушали концерты.

Однако в своей повседневной жизни Виктория мало слышит украинского языка. Большинство людей в ее окружении общается на русском. Даже если они из Украины. Поэтому в городе есть разве что несколько мест, где можно найти украинский. В частности Виктория не могла найти украиноязычный садик для своего сына. И даже если такой где-то есть, то он единственный на 20-ти миллионный город. Сегодня женщина полностью привыкла к жизни в США. Поэтому порой бывает странно возвращаться в Украину.

«Была последний раз в Украине полтора года назад. Мне скорее некоторые вещи казались странными в Украине. Во-первых, это качество бензина и качество жизни. Поскольку в свое время мы жили рядом с двумя большими улицами, по которым постоянно ездили машины. И мы их не слышали, не слышали запаха бензина. И не было той парной пыли. Она бывает, когда живешь неподалеку от такой улицы, как Пушкинская. Когда я приехала, то была удивлена ​​количеством запахов. Также количеством курящих на улице. Потому что в США почти нельзя найти места для курения. Здесь люди могут курить у себя в машинах, в частном доме», — вспоминает Виктория.

Также в Украине люди мало улыбаются, отмечает она. Внутри США даже по выражению лица можно вычислить мигрантов. Когда Виктория прибыла в аэропорт Борисполь, она заметила, что никто из сотрудников не улыбается. Даже если это, казалось бы, предусмотрено их должностью. У нее даже сложилось такое ощущение, что после приезда надо быть мрачным. Причин этого Виктория не понимает, но такая тенденция бросается в глаза.

Уважение к человеку и любовь к экологии

Юлия Максимейко переехала в Швецию в конце 2018 года. Сейчас ее семья живет в Стокгольме. Это прекрасный район, который больше напоминает отдельный поселок. Здесь частные дома и много растительности. Жить в нем очень комфортно. Дети ходят в хорошую старинную школу, которую в свое время посещал кто-то из королевской семьи. Вместе с тем Юлия понимает, что они попали в некий пузырь. Потому что в городе есть определенные районы, где может быть опасно. Там даже происходят перестрелки. Поэтому перспективу переезда она воспринимает с ужасом.

«Самое первое впечатление было о чистом воздухе. Казалось, что его можно просто пить. Я читала перед переездом, что это одно из самых чистых мест в Европе с точки зрения воздуха и воды. Второе, что бросается в глаза — это то, что люди улыбаются. Здесь можно идти по району и незнакомцы просто будут улыбаться тебе. Могут даже поздороваться. Если ты с детьми, то могут сказать что-то вроде «какие милые детки». Или если с собакой, то нормально подойти и попросить погладить. Есть такая доброжелательность», — вспоминает Юлия.

Впервые со шведской доброжелательностью украинка познакомилась на пограничном пункте. Они с мужем были напряжены — это был их первый визит в страну. И пограничник начал с ними просто общаться, что-то спрашивать, шутить. И так напряжение спадало. Такую доброжелательность можно увидеть во всех сферах жизни. Взять то же образование: в Швеции, например, совершенно иначе относятся к ошибкам и к оценке. Для учителя, например, совершенно нормально признаться, что ему нужно уточнить какую-то информацию. Никто не будет воспринимать это как удар по репутации.

Также и с учениками. Нет такого, когда ребенок что-то рассказывает, а его перебивают, исправляют и критикуют. Сначала ученику расскажут, что ему удалось, а уже потом объяснят ошибки. Такое же отношение испытывают на себе и взрослые. Юлия вспоминала ситуацию с учеником, который делал ошибки в диктанте. Однажды их было двенадцать, а на следующий — девять. И учительница отметила этот прогресс. По ее словам, учитель не может сказать ученику «ты все сделал плохо». Вместо этого он отмечает «не столь хорошо, как мог бы».

«Я сравню себя сейчас и себя в начале обучения. Я думаю, что во мне стало больше терпимости к чужим и своим ошибкам. Я вижу, что дети очень расслаблены. В хорошем смысле. Им дают проявиться как личностям. Я предполагаю, что в дальнейшей перспективе это даст им какую-то большую уверенность в себе, такую, знаете, здоровое любопытство то пробовать. Потому что ты не ожидаешь, что на каждом шагу тебя подстерегает некий «бабайка», который скажет, что ты все делаешь неправильно», — отмечает Юлия.

Терпеливость и терпимость присуща также тамошней корпоративной культуре. Например, если человек десять раз ставит вам один вопрос, ему нельзя хамить. Нужно вежливо ответить даже в десятый раз. Просто исходя из того, что ему что-то непонятно, а не он хочет что-то сделать за ваш счет. Здесь также не принято давать рабочий фидбэк в резких негативных выражениях. Даже если человек ошибся, то следует ему это объяснить спокойным, доброжелательным тоном. Вместе с тем такая вежливость дает определенную холодность, отмечает Юлия. Это некая обратная сторона медали. Ты никогда не знаешь, когда тебя хвалят искренне или это просто акт вежливости.

«Что еще бросается в глаза — так это одежда. Люди очень часто носят одежду из секонд-хенда. Это хорошие качественные фирмы, например, те же «Мартинс». Но это «Мартинс» из секонд-хенда. И это нормально. Они очень нетребовательны в плане одежды. Нет такого, что ежедневно должно быть что-то новое или модное. Также люди пытаются носить вещи пока не износятся. Например, лосины с дырочкой вполне можно надеть на пробежку. Вещи используются пока они выполняют свою функцию», — вспоминает Юлия.

Есть в Швеции такая практика, как абонемент на одежду. Каждый месяц человек платит около 500 крон (это где-то 1 500 гривен), а стилист ей подбирает три вещи с оглядкой на нынешние тенденции. То есть ничего лишний раз не покупается и не выбрасывается. Кстати, шведы очень сознательно относятся к отходам. Действуют станции для сортировки мусора, куда можно сдать бумагу, металл, пластик, батарейки, старую одежду и обувь. У каждого дома стоят контейнеры для органики, которая затем перерабатывается в компост.

Есть немало интересных праздников. Например, 4 октября шведы отмечают День канелбуллара. Это такая булочка с корицей. Празднуют они так называемый Жирный вторник. В этот день люди лакомятся булочкой с миндальной пастой и взбитыми сливками. Пекарни даже соревнуются в своем мастерстве, а лучшие из них вывешивают соответствующие сертификаты. А за сладкой выпечкой выстраиваются целые очереди. Но здесь есть два крупнейших праздника — Рождество и Мидсоммар, день летнего солнцестояния. Также отмечают шведы День святой Люсии. Это мученица, которая помогала христианам во время гонений.

«Когда мы только приехали, здесь отмечали праздник святой Люсии. Когда едешь в этот день по городу, то видишь, что в окнах горят свечи. Это очень древняя традиция. У нее есть несколько объяснений. Одно из них заключается в том, что когда-то рыбаки очень рано выходили на работы. Затем они должны были как-то вернуться в темноте домой. Тогда для них зажигали свечи, чтобы те не потерялись. Когда мы ехали из аэропорта, то везде горели огоньки», — вспоминает Юлия.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО, чтобы быть в курсе свежих новостей.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим

X