«Нам нужно хотя бы несколько дней передышки»: главврач о ситуации в инфекционной больнице | Накипело
События

«Нам нужно хотя бы несколько дней передышки»: главврач о ситуации в инфекционной больнице

  • Анна Мясникова
  • Игорь Лептуга
  • 27 мая
  • 3117

Директор Харьковской областной инфекционной больницы прокомментировал ситуацию с недостатком лекарств и персонала в медучреждении. 

27 мая главврач обратился к журналистам. Мы собрали ключевые тезисы. 

О ситуации с лекарствами и финансированием

«Мы сейчас готовим объяснительную записку о том, как деньги расходуются. Деньги к нам зашли на лекарственные средства. Но также часть их мы должны выделить на хозяйственные нужды: заплатить за электроэнергию, за тепло».

«Деньги заходят вообще по бюджету на 9 месяцев — 1,5 миллиона, и мы их должны распределять ежемесячно. Некоторые суммы заходят дополнительно на лекарственные препараты. Мы их осваиваем, как только поступают. Заключаем договоры. Нужно выставить на ProZorro (провести тендер — ред.). В среднем это занимает от 10 дней до 2—3 недель». 

«О деньгах по COVID-пакету: 8 числа зашли 840 тысяч, которые в тот же день мы начали осваивать и закупили три антибактериальных препарата. Все остальные лекарства — в процессе переговоров. Нет такого, что есть деньги на счетах, а мы их никуда не расходуем. Мы покупаем лекарственные препараты. Не могу понять, почему такие обвинения в мой адрес». 

«Наши больные лечатся бесплатно по тем утвержденным протоколам, которые есть в Минздраве. Но перечень лекарственных препаратов большой. И когда к нам поступают больные с фоновой патологией — это люди старше 70-ти лет, — им нужны другие препараты, не только антибиотики и растворы, которыми мы должны обеспечить больных. Мы лечим бесплатно тем, что у нас есть... но сопутствующая патология у нас нигде не прописана, приходится больным покупать эти препараты». 

«По поводу НСЗУ: нам пришло больше 14 миллионов, мы заплатили сотрудникам зарплату в 300%, об этом тоже говорил губернатор. Еще не тратили на приобретение лекарств (из начислений НСЗУ — ред.), потому что деньги только на той неделе поступили. Основная сумма — это зарплата».

Об отношениях с ХОГА и департаментом здравоохранения

«У меня конфликта с администрацией нет. Мы с ними находили общий язык. Они нам на каком-то этапе помогают. Я не думал, что такое может быть. С департаментом — да. У нас ситуация сложная… Те приказы, которые назначались, я их не исполнял на каком-то этапе, потому что они были, если взывать к здравому смыслу, неадекватны».

«К Кучеру не могу обращаться напрямую. Обращаюсь в первую очередь в департамент. Но в администрации о ситуации тоже знали».

«Я о сортировке говорил еще в начале подъема заболеваемости. Это было примерно два месяца назад, может, полтора. Я информировал наш департамент: не один раз, а несколько. Есть письма».

«Я думаю, что хотят меня сделать крайним. Не знаю даже, в чем меня обвиняют». 


О загрузке больницы

«В наше учреждение госпитализируются больные не только с подозрением на коронавирус, но и с подтвержденным диагнозом. А количество подозрений с каждым днем увеличивается. В другие стационары почему-то не доставляют их, только к нам. Мы не сможем их изолировать — нет такого количества палат, где бы находились больные одни или двое. Всего 80 палат по всей больнице. Конечно, пациенты находятся по несколько человек в палате, и болезнь может распространяться. Я с этим не был согласен. На устные приказы от департамента, чтоб сортировать больных у себя, я отказывался. Когда появилось письменное распоряжение, мы брали этих больных, но говорили, что это неправомерно, такого не должно быть»

«У нас должны быть только пациенты с коронавирусной инфекцией, других больных не должно быть вообще. Был приказ департамента: после одного ПЦР-исследования мы больных должны отправлять в другие медучреждения. И, конечно, они в тех медицинских учреждениях заражали других пациентов, и процесс распространялся. Я еще раз хочу заявить: я против этого».

«(Серьезные проблемы с нехваткой медиков — ред.) сейчас начались. Последние 2—3 недели начали болеть сотрудники, и появился дефицит. Но по поводу анестезиологов говорил давно».

«Нагрузка на врачей, младший и средний персонал — тройная. На сегодня работает 18 врачей, 64 медсестры и 63 человека — младший персонал. По штату сколько нам нужно... Например, медсестры — 103, а сейчас работает только 64. Это связано с заболеванием, кто-то в отпуске, в связи с возрастом тоже за свой счет ушли».  

«Вчера к ним были госпитализированы 26 больных и 20 человек с подозрением (пневмонией без подтвержденного диагноза). Пока это (разгрузка — ред.) не происходит. Другие больницы не берут пациентов с коронавирусной инфекцией по Харькову. Только тех, которые госпитализируются к нам, и мы после двух исследований ПЦР исключаем им диагноз».

«Больница работает в штатном режиме, других вариантов у нас нет. По-хорошему, нужно было хотя бы несколько дней не госпитализировать к нам больным, чтобы мы разобрались с ситуацией, с кадрами, отсортировали больных, правильно обследовали их. А потом уже могли снова брать больных, но не с подозрением, а с коронавирусной болезнью».

«Нам нужно хотя бы несколько дней передышки. В таких условиях мы не сможем дальше работать. Почему-то другие лечебные медучреждения закрываются, а наше — нет».

«Если будет вторая волна, необходимо усиливать нашу больницу и врачами, и медперсоналом. Оборудования у нас достаточно, дыхательных аппаратов много».


О надбавках и заболевших медиках

«Настроения сейчас: сотрудники получили свои 300%. Ситуация стабилизировалась, сейчас более-менее нормальная».

«Средства индивидуальной защиты: мы обеспечены более чем на 300%. Это (инфицирование 27 медиков — ред.) связано с нагрузкой на персонал. Взять реанимацию: там один человек в смену, а их должно быть три-четыре, а то и пять анестезиологов. Более 30 пациентов — тяжелых, на кислороде, и за ними необходимо наблюдение, прежде всего, анестезиологическое. Пока анестезиологов у нас, к сожалению, нет: и заведующий анестезиологического отделения заболел, вторая заведующая тоже. И двое новых сотрудников, которых нам дали в помощь».

«Нельзя сказать, что мы не одеваем костюмы, не соблюдаем правила. Во всем мире болеют медики, это не только у нас».

«Мое состояние лучше. Пневмонии нет, температура была три дня, сегодня с утра уже не было. Состояние других медработников — положительная динамика. Сотрудницу, которая в реанимации, в ближайшее время собираемся перевести в отделение. На кислородной поддержке — один медик».


О лаборатории

«Она верифицирована. Сейчас претензий к ней нет. Нас проверял лабораторный центр, все исследования совпадают».


Что было раньше

На брифинге 26 мая глава Харьковской облгосадминистрации Алексей Кучер заявил, что в ситуации с нехваткой персонала и лекарств в «инфекционке» виноват облздрав и директор медучреждения Павел Нартов. По его словам, на ситуацию значительно повлиял личный конфликт между директором департамента Вадимом Иванниковым и главврачом.

«Там є вже й особисті відносини, і, власне, цей вибух і відбувся на ґрунті особистих відносин. Ступінь участі кожного — інше питання. Площина мого впливу — це департамент. Особи будуть притягнуті до відповідальності: як Іванніков, так і його заступник. Найближчим часом я визначусь. Після того, як Іванніков вийде з лікарняного, будемо з ним особисто спілкуватися. На директора обласної інфекційної лікарні не впливаю, опосередковано. Я направлю акт комісії, обласна рада буде визначатися", — сказал чиновник.

Он также добавил, что медики из других больниц отказываются усилить «инфекционку». По мнению главы обладминистрации, за это ответственны также журналисты.  

При этом Кучер считает, что сделал все от него зависящее, и не видит своей вины в ситуации. 

Чиновник добавил: «Госпіталізувати особу чи ні — це рішення чергового лікаря, яке узгоджується з керівництвом. Не я ж приймаю рішення, яку особу залишати, а яку — ні».

Комиссия провела проверку в инфекционной больнице, но ее результаты Кучер не сообщил. Он сослался на врачебную тайну в документах. По его словам, на счету больницы находится 1—1,5 миллиона гривен. Почему их не потратили на закупку лекарств, а родственников больных заставляли самих покупать лекарства — главе обладминистрации непонятно.

Кроме того, глава обладминистрации сообщил, что в больнице длительное время не делали тесты пациентам с подозрением на коронавирус.

«На вчора я отримую інформацію, що протестовано 70 осіб, які утримуються у лікарні не один день. Протестовані з запізненням. Із них 68 — не інфіковані коронавірусом. Вони з іншими захворюваннями. Організація всіх цих процесів від кого залежить, хто відповідає?», — сказал Кучер.

Недовольство врачей

26 мая сотрудники областной инфекционной больницы отправили министру здравоохранения Максиму Степанову письмо. Медики пожаловались на недостаток лекарств, переработку и реакцию облдепартамента на обращения.

«По состоянию на 15 апреля в больнице, которая рассчитана на 200 коек, уже находится 210 пациентов, из которых у 174-х подтверждена коронавирусная инфекция. Таким образом, для размещения больных в провизорном отделении мест фактически нет. В палатах находится преимущественно по 6—7 больных, что является нарушением санитарно-гигиенических и противоэпидемических норм и правил», — написано в коллективном обращении.

По словам медиков, помощи нет и от городской власти, хотя большинство пациентов с коронавирусом в больнице — жители Харькова. 

Письмо также направлено в Офис президента, Кабмин, Верховную Раду, председателю ХОГА и мэру Харькова.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО, чтобы быть в курсе свежих новостей.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим