«Мы все когда-нибудь умрем». Опыт паллиативной помощи в Кыргызстане

Паллиативная помощь — это уход за теми больными, кто, скорее всего, уже никогда не поправится. Журналистка «Клоопа» Александра Титова рассказывает о том, как в Кыргызстане зарождается этот вид медицины и как в этом участвует «мать паллиативной помощи» из Монголии.

«Эта болезнь меня подкосила, раньше я был сильным и упитанным, а сейчас похудел с 71 до 56 килограмм. Но я держусь. Врачи удивляются, что с такой болезнью я так долго живу», — говорит Сатылган.

Ему 77, мужчина выше среднего роста и правда выглядит иссохшим. Он носит очки с толстыми линзами на веревочке, глаза его почти бесцветны, а щеки покрыты легкой щетиной.

Он почти всегда носит серую шляпу — снимает ее, только ложась на больничную койку отдохнуть. Там он коротает время, читая газеты. Их в комнате не меньше десяти — они лежат на тумбочке аккуратной стопочкой.

palliat_04

Диагноз Сатылгану поставили еще семь лет назад. Он не знает, что означает словосочетание «паллиативная помощь», но лежит в паллиативном отделении уже шестой раз. У него четверо детей, много внуков, но он говорит, что не хочет быть им обузой, поэтому сам ложится в больницу каждый раз, когда становится плохо.

При Советском Союзе Сатылган работал на золоторудном комбинате — и считает, что из-за этого и заболел.

На подоконнике палаты Сатылгана стоит бутылочка с травами — он считает их лечебными и пытается лечить себя сам, заваривая их каждый день. Врачи не против — по их мнению, людям на последней стадии рака можно уже почти все. Если Сатылган верит, что травы ему помогают, никто из врачей не будет перечить.

Он все еще ходит сам, в отличие от пациентов в соседних палатах — их в паллиативном отделении Национального онкоцентра в Бишкеке 25. По данным Нацстаткома, в июле 2018 года в Кыргызстане было 25 тысяч больных раком — так что мест в отделении постоянно не хватает.

Сатылган не боится смерти — от рака ему уже не излечиться, а уменьшить боль ему помогают паллиативные процедуры, которые ему оказывают при поддержке фонда Сороса и Минздрава.

Мать паллиативной помощи в Монголии

«Мы все когда-нибудь умрем, поэтому нужно быть готовыми к этому. Нужно знать, что делать, и как можно помочь умирающему», — говорит 60-летняя Одонтуйя Давасуреен — маленькая ухоженная женщина, которая часто приезжает в Кыргызстан тренировать местных врачей.

Паллиативная помощь здесь только начала развиваться, и большинство докторов если и умеют лечить тяжелые заболевания, то не знают, что делать, если пациента уже нельзя спасти.

palliat_03

Профессор медицинских наук Давасуреен возглавляет организацию паллиативной помощи в Монголии. На родине ее считают матерью этого направления медицины, ведь она одна из первых стала продвигать идею помощи неоперабельным больным с онкологическими заболеваниями.

Сейчас она помогает справляться с болью тысячам пациентов. За ее плечами 18 лет работы с неоперабельными больными. Благодаря ей в каждой из 21 областной больниц Монголии появились паллиативные кабинеты, где получают лечение те, кого уже не излечить.

«Раньше таких [больных] отправляли умирать домой. Но я считаю, что у них есть право получать лечение», — говорит она.

Необходимость облегчать страдания умирающих больных для Одонтуйи — личная история. Оба ее родителя умерли от рака, когда она еще была подростком. А позже от рака печени умерла и ее свекровь.

«Я как доктор ухаживала за ней, но ничего не могла сделать, чтобы облегчить ее страдания. Если бы тогда я знала о том, как оказывается паллиативная помощь, я смогла бы сделать для них многое», — говорит она.

Но тогда будущих врачей в вузах не учили, что делать, если пациента спасти уже нельзя. История Давасуреен как врача-паллиативщика началась только в 1996 году, когда она уже работала заведующей кафедры семейных врачей и поехала на конференцию медиков в Стокгольме.

«Там я впервые услышала терминологию паллиативной медицины. И узнала о качестве жизни пациентов, которым оказывается паллиативная помощь. Впервые увидела, что боль можно лечить, и что больные с неизлечимым раком могут дольше жить», — рассказывает она.

palliat_01

Вернувшись домой, Одонтуйя провела тренинги для своих студентов с кафедры семейной медицины — так и возникла первая выездная паллиативная группа врачей в Монголии. Увидев боль неизлечимых больных, Давасуреен твердо решила развивать паллиативную помощь на родине.

«У нас в Монголии во всех университетах есть паллиативные курсы. В Кыргызстане над этим нужно еще работать, не все врачи знают, как оказывается паллиативная помощь», — рассказывает Одонтуйя.

Она считает, что у Кыргызстана есть потенциал — за шесть лет продвижения паллиативной помощи в Бишкеке и Оше появились специальные отделения. Кроме этого есть еще три выездные группы врачей в Бишкеке и две в Оше.

Паллиативная помощь в Кыргызстане

В Кыргызстане из всего набора обезболивающих препаратов для пациентов доступен лишь основной — таблетированный морфин. Его действия хватает только на четыре часа. Морфина длительного действия в Кыргызстане до сих пор нет.

«На руки пациенты до сих пор могут получить почти бесплатно только три тысячи миллиграмм морфина, а по оценке экспертов, для среднего пациента, который страдает от боли, этого хватит лишь на месяц-полтора», — рассказывает директор программы «Общественное здравоохранение» Айбек Мукамбетов.

palliat_02

По его словам, после того, как этот морфин кончается, больной или его родственники платят за препарат сами. С 2017 года украинская фармацевтическая компания пошла на уступки для кыргызстанцев и понизила цену на таблетки с морфином. Сейчас, говорит Мукамбетов, на обезболивание одному онкобольному приходится тратить около 100 долларов в месяц.

«Проблема в том, что пациенты до сих пор могут купить за раз 20 ампул, которые быстро заканчиваются, а рецепт выписывается после долгих очередей только на пять дней», — добавляет он.

Качественная паллиативная помощь доступна далеко не всем больным в Кыргызстане. Большинство их них родственники просто забирают домой, когда становится ясно, что рак уже не вылечить. В таких случаях врачи за короткий срок учат родственников помогать больным облегчать страдания. А выездные группы врачей-паллиативщиков могут взять на себя только сто больных.

Тем не менее, скоро в Кыргызстане появится два новых паллиативных отделения — в больницах Токмака и Оша. Это стало возможно после того, как в октябре фонд «Сорос-Кыргызстан» завез в страну новое паллиативное оборудование на $330 тысяч: многофункциональные кровати, аппараты для искусственной вентиляции легких, обезболивающие системы и многое другое.

ещё по теме:

«У кого делаешь маникюр? А у кого химиотерапию?»

Художники продадут свои картины, чтобы помочь больным детям

Реконструкция площади Изюма ценой в 2,7 миллиона и 85 деревьев

Дом ребенка станет Центром паллиативной помощи

Детская паллиативная помощь — театр и жизнь

опубликовано

29 октября 2018

текст

kloop.kg

фото

Даниль Усманов

просмотров

66

поделиться