«Мы не можем жечь шины, хотя очень хочется», — крымчанка

Мирослава — жительница Керчи. Она живет неподалеку от места, где идет строительство моста между Крымом и Россией. Женщина приехала в Харьков на форум «Я — гражданский журналист». По ее словам, каждый визит на материковую часть Украины — как глоток свежего воздуха. Мы поговорили о наболевшем: об отношении местных к Украине, о проведении «референдума» и дискриминации.

«Ситуация, которая сложилась – это когда «наболіло». Посетил наш регион, как сказали люди верующие, дух уныния и сиротства. Мы это тоже чувствуем. Ощущения 14- го года будто попадание в какое-то сновидение. Каждое утро в течение полугода просыпалась и думала, что это неприятный сон и он вот-вот закончится. Утром 17 марта мы вмиг оказались туристами на своей земле», — так начала Мирослава нашу беседу.

Дальше читайте ее субъективный взгляд на происходящее на полуострове.

О «референдуме»

Я могу хорошо вспомнить день перед голосованием. Это была коммуникация со своими близкими, знакомыми: что делать? как быть? Я даже пришла в миграционную службу с вопросом: что вообще происходит? Мне дали бланк заявления, чтобы отказаться от гражданства Российской Федерации. Когда мне его протянули, я просто-напросто развела руками и сказала: «Ну этот факт вообще не есть юридически, по-человечески, библейски, не есть вообще фактом, который должен случиться и произойти». Но это случилось.

Безусловно, мы на «референдум» не пошли. Некоторые из знакомых, друзей и родственников были. Они пытались себя позиционировать как патриоты Украины и отмечали строчку за то, чтобы Крым остался в составе Украины. Но уже прекрасно понимали, что этого не случится.

Все было ясно по количеству военной техники, которую мы видели, начиная с февраля.

Наш город находится ближе всего к материковой части Российской Федерации. И когда через паромы прогоняли танки, БТРы, летали грузовые и военные самолеты, истребители, — мы понимали: происходит то, что называется «агрессией».


О переезде

У меня было желание переехать, и оно меня не покидает. В день «референдума» мы сидели у мамы, ми співали пісні, згадували, читали вірші Шевченка, Лесі Українки. Первые два года мне присылали сообщения в социальных сетях «чемодан-вокзал-Украина», «езжай в Бандерштат, езжай на Бандеровщину свою». Если все будет так же уныло и одиноко, я, может, и решусь взять маму, каким-то образом ее транспортировать, и переехать. 

О мосте

У нас сейчас очень много людей приехало из материковой России – это строители Керченского моста, федеральной трассы «Таврида». Много представителей мужской части населения материковой России.

Это люди из различных социальных групп, с разными взглядами на ситуацию. Они часто ведут себя как оккупанты: они приехали — и Крым их.

Многие крымчане, керченцы надеялись, что с появлением таких больших объектов будут и рабочие места. Но местные трудятся по рабочим специальностям. Все специалисты привозятся с материковой России.

Строительство моста продвигается. К 9 мая 2018 года планируется запуск его автомобильной части. По темпам возведения самого моста, арок и выходов на материковую часть (там тоннель, дороги, железная дорога, подводы к мосту)  складывается ощущение, что хотят все завершить досрочно. Строительство ведется усиленными темпами. Это вводит в такое психоэмоциональное состояние: круглосуточное движение, забивание свай...  Мы слышим. Просыпаешься ночью, и заснуть не можешь: вспоминаешь все события 2014 года, и до 2014 года — ведь какие-то подсказки были. Мы понимали, видели, но не думали, что может произойти.

Об отношении населения к Украине

Сейчас все больше и чаще звучат фразы: «При Украине было лучше!».

Я для себя ввела такую категорию населения как «крымо-ватно-марлевые».

То есть это люди, которые при улучшении материально-экономических условий адаптируются. В принципе, им все равно, какой флаг. Главное, чтобы была работа, развлечения, и их никто не трогал. Многие говорят: «Не бомбят, войны нет, как на Донбассе». Не увязывая эту ситуацию с тем, что война случилась, потому что Крым просто так сдался и ушел.

О туристах

Поток туристов, безусловно, уменьшился. Крым выживал и реализовывал себя как приморский регион благодаря туристам из Украины. Изменился турист, который раньше был. Приведу небольшой пример. У меня есть знакомая, у них кафе в Коктебеле, они выдали интересную цитату, афоризм: «Если раньше приезжали туристы, то на двоих они брали два пирожка, два чебурека, а на сегодняшний момент они берут — один на двоих». Изменился материальный уровень достатка людей, посещающих полуостров.

О дискриминации

Есть дискриминация даже в том, что мы не можем устроиться на работу. Я — преподаватель ВУЗа с высшим образованием, но в органах муниципальной службы, в бюджетных структурах работать не могу в силу того, что там есть требование отказа от гражданства Украины и сдачи украинского паспорта.

Мы иногда осознаем, что нас не понимают и не слышат. Мы живем в совсем в других условиях: не можем выйти, жечь шины, поднять транспаранты, хоть и очень хочется. Там это не принято. Сразу может быть открыто уголовное дело.

Быть осторожными и внимательными к происходящему, безусловно, надо. Но что-то делать тоже нужно. Идентификация произошла, мы должны традиции, культуру — все, что имеем, — сберечь и не дать этому уйти в небытие.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Гражданские «детективы» получат 500 евро за расследование

«Студенческая республика»: цель, программа, ценности

Крымский политзаключенный Мемедеминов госпитализирован в психбольницу

«В новостях о ромах мы видим только убийства». Мнение конфликтолога

От «обязаловки» до мотивации: что нового в обучении педагогов

опубликовано

10 февраля 2018

фото

Влад Лященко

видео

Влад Лященко, Алина Шульга

монтаж

Иван Горб

просмотров

1573

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: