«Многие удивляются, как я могу пользоваться компьютером и интернетом», — Марина Поддубная

Марина снимает комнату в Харькове на Холодной горе. Мебель здесь расставлена аккуратно, по углам: слева от входа — кровать, справа — письменный стол, ближе к окну — шкафчик с полками. Центр комнаты пустует. На столе лежит разбитый от падения нетбук, на полочках — женские принадлежности, статуэтки и деревянная шкатулка. Марина снимает шкатулку с полки, крутит в руках: «Кажется, кокос». Внутри — бронзовая медаль. Если ее легонько потрясти, та почти неслышно звенит в руках. Девушка объясняет: паралимпийский комитет придумал такое для незрячих спортсменов, чтобы медали можно было различить на слух.

Особенность — то, что они торохтят. Бронзовая меньше всех, а золотая просто звенит.

До двух лет Марина Поддубная была здоровым ребенком, но потом стало пропадать зрение. Родители девочки связывают это с плановой прививкой.

«Марина всегда была независимой, самостоятельной, живой. Потом начали обращать внимание на то, что она стала менее активной. Вначале было просто покраснение глаз. Врачи говорили, конъюнктивит, лечились от него. Вроде бы прошло. Когда снова обратили внимание, уже был другой диагноз», — вспоминает отец Марины Виталий Поддубный.

Затем семья ездила на обследование в Москву, там же сделали операции. Обращались и к специалистам в Харькове, но установить окончательный диагноз врачам не удалось.

Что ни делали, зрение продолжало падать. Если никто не может понять причину, тяжело лечиться, — констатирует папа Марины.

Азарт к воде

Окончив харьковскую школу-интернат для незрячих, будущая чемпионка поступила в местный вуз. Трудности со здоровьем не помешали Марине профессионально заняться плаваньем. Девушка говорит, ей всегда нравилось чувствовать воду.

Для меня вода настолько же надежная, как пол, как земля наша. Не могу это описать. Я просто гребу и могу думать о чем-то постороннем. Это круто. Это скорость, бурлящая вода вокруг тебя, брызги. Ты чувствуешь, как рядом кто-то несется. Это, конечно, азарт.

Паралимпийская сборная Украины в 2016 году собрала рекордных 117 медалей. Юная пловчиха взяла в Рио бронзу. Призеров встречали с восторгом: многочисленные интервью, общение с болельщиками, автограф-сессии. Марине неловко рассказывать о своих успехах: она говорит, что победа ― результат частых тренировок и веры в успех.

Мне непривычно, что нас воспринимают как каких-то знаменитостей. Я считаю, что мы просто сделали то, к чему стремились.

Спортсменка добавляет: вся шумиха вокруг паралимпийцев стихает после окончания соревнований. По ее мнению, это естественно, хотя хотелось бы по-другому.

По этому поводу больше расстраивается папа Марины. После стольких побед дочери от властей — никакой помощи.

«После Паралимпиады, насколько я читал в интернете, во Львове спортсменке за бронзовую медаль Садовой дал квартиру. А в Харькове есть такой Максим Крипак, он столько золота, серебра привез, а ему сказали: «Спасибо». Вот это самая большая проблема Харькова», — уверен Виталий Поддубный.

Перед поездкой на Паралимпиаду Марина долго искала бассейн для тренировок в Харькове. Тренер бронзовой чемпионки Оксана Воронцова вспоминает, как они вместе с Мариной и будущей серебряной призеркой Паралимпийских игр-2012 Яной Бережной приходили в местный университетский бассейн, где просили дать им воду в аренду. Однако столкнулись со странной реакцией руководства спорткомплекса.

00047.MTS.18_36_24_23.Still001

Мы представились, сказали, какие у нас есть девочки. Высоты тогда были небольшие, но перспектива была ясна. Но нам сказали: «Нет, воду мы предоставлять вам не будем, потому что не хотим пугать видом инвалидов своих посетителей, — рассказывает тренер Марины.

Ситуация изменилась после успехов незрячих спортсменов на Паралимпиаде в 2012 году. Тогда многие СМИ написали о победах харьковчан, и Оксане Воронцовой сразу позвонили с поздравлениями и предложениями тренироваться в разных бассейнах города.

«Люди узнали, что, оказывается, у нас есть инвалиды. И не просто инвалиды, а нуждающиеся инвалиды и, оказывается, их нужно поддержать. Помочь человеку, если он на коляске, показать дорогу, если он слепой. До этого вы много видели инвалидов на улице? Я лично ― нет. Люди как-то повернулись к нам по-другому. А ведь молчали же все до этого», — продолжает Оксана Владимировна.

В бассейне мы застали Марину Поддубную в момент тренировки. Девушка оттачивает мастерство на дистанции 50 метров. На одной дорожке с ней занимаются еще трое тотально незрячих ребят. Около бортиков по обе стороны находятся топировщики. Они помогают незрячему человеку поворачивать на воде, легко прикасаясь к телу специальным инвентарем — длинной палочкой с мягким наконечником.

«Тяжело незрячего человека научить держать определенную сторону. Здесь спортсмена нужно приучить, чтобы он двигался по дорожке, так, чтобы он никому не мешал и ему никто не мешал», — объясняет Оксана Воронцова.

Рядом с Мариной плывет ее подруга Яна Бережная. Вместе они занимаются чуть больше 10 лет.

Мы с Мариной плаваем разные дистанции. Где-то она быстрее меня, где-то я быстрее. По-разному получается. У Марины есть главное качество для любого пловца — стремление побеждать, — говорит подруга Яна Бережная.

Девочки уверяют, что духа соперничества между ними нет, наоборот, они только поддерживают друг друга, что на тренировках, что на соревнованиях. Например, если кто-то из них отвлекается, подруга всегда подскажет, сколько метров осталось проплыть. А пока тренер не видит, можно и поболтать минутку о чем-то своем.

Марина передвигается по городу самостоятельно. По ее словам, в транспорте люди изредка помогают пройти, но, бывает, что вообще не смотрят под ноги.

00165.MTS.01_43_18_07.Still001

Если я иду сама по многолюдной улице или переходу, то как-то не очень, потому что у меня эту трость и сгибали, и даже когда-то наступили.

К сожалению, девушка сталкивалась и с хамством, когда людей с инвалидностью не воспринимают равными себе и считают глупыми или умственно отсталыми.

Марина Поддубная учится на первом курсе педагогического университета, изучает итальянский и английский языки. Вспоминает, как в начале учебы было непросто общаться с преподавателями. Оказалось, с незрячими студентами мало кто работал и некоторые педагоги просто не понимали, что делать с такими учащимися.<

«Многие вообще удивлялись, как я могу пользоваться компьютером и интернетом. Это, конечно, очень раздражало. Но есть преподаватели, с которыми электронная связь налажена и обучение проходит на ура», — отмечает Марина.

Девушка добавляет: иногда окружающие странно реагируют на инвалидность, считают, что болезнь сказывается на ее умственных способностях.

00238.MTS.00_13_05_14.Still001

Люди воспринимают нас как дураков каких-то. Как будто я недалекая, умственно отсталая. Самое ужасное, что хотела бы отметить, это бестактность. Просто люди могут стоять рядом с тобой и обсуждать тебя. Но то, что я не вижу, это абсолютно не значит, что у меня плохой слух. Скорее всего, наоборот, Как на это реагировать? Вежливости не хватает...

Марина везде чувствует себя уверенно и не жалуется на инвалидность. Хотя признается, бывает, хочется побыть где-то одной, прогуляться по незнакомому месту — этого очень не хватает.

Из окна ее съемной комнаты виден простой пейзаж: серая земля на окраине города, серый горизонт, пасмурное небо. Все, к чему мы так привыкли и то, что Марина хотела бы увидеть своими глазами.

Наверное, что-то природное хотела бы увидеть: море, горы... А так, в принципе, мое воображение как-то заполняет это, — признается Марина.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

опубликовано

24 апреля 2017

текст

Алена Нагаевщук

фото

Антон Бижко, Василий Арович

просмотров

2017

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: