Культурное наследие под охраной революции

Скажу сразу, история Харькова 1918—1930 годов меня не особо цепляет. Работать с документами, детально описывающими кровавый хаос, устроенный в годы Гражданской войны красными и белыми, идущие затем жуткие репрессии ― не для моих нервов. Хотя есть ряд тем, которые мне, несомненно, интересны. Например, эмиграция или гетьманат Скоропадского. Однако в силу того, что все это лето я носился по слобожанским усадьбам и любовался их увядающей красотою, у меня появился вполне логичный и здравый интерес на тему того, что же там у «поганых буржуев» было? В Государственном архиве Харьковской области дореволюционные дела имеют шифр «ф». А вот дела периода гражданской войны и после ― «р» (например, р4365 или р6452). Вот в те фонды, терзаемый любопытством, я и полез. Несмотря на то, что большинство материалов хранится в филиале архива по адресу Московский проспект, 7, в филиале на улице Мироносицкой, 41 можно тоже найти кое-что интересное.

Предметов, представляющих культурно-историческую ценность, в домах и усадьбах харьковских помещиков было немало. Во время революции, конечно, многое было уничтожено и разграблено, но то, что осталось, было необходимо сохранить ― новая власть это понимала прекрасно. Поэтому в 1919 году был принят ряд циркуляров и распоряжений о мерах, направленных против расхищения художественных ценностей библиотек и книгохранилищ.

Рис.001

В этом деле читаем следующее:

«Меры против расхищения художественных ценностей.
/от Комитета по Охране Памятников Искусства и Старины/

В целом ряде губерний, уездов и волостей бывшие господа положения, имея средства и свободное время, собрали в свои руки колоссальное количество принадлежащих  народу ценностей, как-то: художественных картин, портретов, гравюр, мебели и всякого рода художественной посуды: /вазы, фарфор, мрамор, бронзу, серебро/, больших и ценных по содержанию библиотек и т. п. Много художественных ценностей во время революции было разграблено и припрятано. Все это накопленное многими годами добро есть народное достояние, которое Комитет по Охране Памятников Искусства и Старины при Всеукраинском Отделе Искусства собирает, систематизирует и распределяет для общественного пользования, организуя библиотеки, картинные галереи, музеи и т. п. Мешает этому делу ряд хищников, мародеров, расхищая, скрывая по домам и, что хуже всего, вывозя за границу белогвардейского стана эти нужные для молодой Социалистической Республики ценности.

Комитет простит Совдепы не допускать до этого, и в каждом таком случае необходимо конфисковать и передавать в соответствующие отделы Советов, или если в Советах такого отдела нет, сообщить Комитет/Харьков, Мироносицкая ул., 48/».

Рис.002

Стали поступать сведения, что неизвестные лица без ведома Комитета стали самостоятельно, не имея никаких полномочий, производить конфискацию предметов, имеющих художественно-историческое значение. Хотя право выдачи мандатов на реквизицию вышеуказанных предметов принадлежало Всеукраинскому Комитету по Охране Памятников Искусства и Старины. Для привлечения виновных к ответственности обо всех нарушениях надлежало немедленно сообщать по уже знакомому нам адресу ул. Мироносицкая, 48.

С целью регистрации, охраны, собирания, изучения и популяризации предметов искусства
при Всеукраинском Отделе Искусств для этих целей был учрежден Комитет Охраны Памятников Искусства и Старины (УКООПИС).

Созданный 24 апреля 1919 года ГУБКОПИС (Губернский Комитет По Охране Памятников Искусства  и Старины) состоял из 5 секций:
1) музейной,
2) архитектурно-монументальной,
3) археологической,
4) архивной,
5) этнографической.

Основная работа (если говорить кратко) велась в двух направлениях:
1) Систематическое развертывание работы ГУБКОПИС по губернии.
2) Принятие очередных и экстренных мер по охране памятников искусства и старины.

Рис.003

О деятельности харьковского ГУБКОПИС все желающие могут узнать из одноименного фонда, в котором собраны 72 дела за 1919—1922 годы. Интересного там очень много.

Так, Лебединский исполнительный комитет (постановление от 10 марта 1919 года) препровождал на распоряжение губернского исполнительного комитета обращение заведующего отделом народного образования товарища Базавлука по поводу намерения Всеукраинского комитета по охране памятников искусства и старины вывезти из Лебедина и уезда в Харьков предметы художественной ценности, необходимые для местного музея. Копия письма, а точнее, гневного протеста, прилагалась:

«Лебединский Исполнительный комитет Сов. Рабоч. Деп.

Лебединский Ревком в лице б. председателя народного учителя Ю. Базавлук объявил 14 января Советскую власть в Лебедине и охране памятников и предметов, имеющих художественное и историческое значение, и организовал музейную комиссию для собирания картин и предметов искусства в домах бежавших помещиков с целью устройства в г. Лебедине народного музея имени певца Украины Т. Г. Шевченко. Уцелевшие от безумного и невежественного грабежа предметы свозятся в советский дом /б. Калугина/ и приводятся в порядок, так что в скором времени последует открытие музея для общего пользования на все последующие времена. Наш народ всю жизнь как подъяремный вол жил пред навозной или сенной кучей и лишен был возможности облагораживать всю душу предметами народного творчества, а вследствие непониманий не ценил сокровищ искусства. Нынче Всеукраинский комитет по охране памятников искусства и старины, не спрося создателей народного музея в Лебедине, имеет намерения вывезти с Лебедина и уезда в Харьков предметы художественной ценности, я как хранитель народного культурного достояния, назначенный таковым еще в прошлом году Исполкомом, от всего населения г. Лебедина и уезда заявляю протест и негодование против подобных намерений, хотя бы и Украинский комитет по охране памятников. Я знаю, что в Харькове находится масса предметов искусств и хранится под спудом университетских кладовых и, будучи десять раз в Харькове, я не имел возможности видеть их, а видел ли их труженик-хлебороб? Я уже одного уполномоченного из Харькова по вывозу из Лебединского уезда ценных книг отправил со стыдом, и полагаю, в другой раз не явится. Музейная комиссия имеет в виду разработать план по продвижению музея, чтобы все села, деревни и хутора получили художественное образование и воспитание, так как народ в искусстве в последние годы пришел в упадок, и последние уничтожения книгохранения и картин показывают, что нужно все внимание обратить на деревни и что путь наш ― верный путь художественного воспитания народных масс».

Рис.004

В  мае 1919 года в уже знакомую нам Гиевку от харьковского ГУБКОПИС в рамках обследования архивов и библиотек Харьковского и Валковского уездов был отправлен В. А. Борвинский. Ему надлежало ознакомиться с состоянием богатой библиотеки князей Святополк-Мирских, а также вывезти их архив (переписка и другие личные бумаги), представлявший для новой власти большой исторический интерес.

По возвращении в Харьков Борвинский написал о своей командировке весьма подробный отчет, в котором указывал, что библиотека, как и предметы искусства (картины, иконы) в опасности, так как находятся в совершенно открытых ящиках, стоящих в нижнем этаже дворца, который почти пуст. Лишь в верхнем этаже усадьбы живет персонал, заведующий общежитием. Переписку Святополк-Мирского, которая находилась в конторке, Борвинский, несмотря на препятствия местной власти, все-таки смог вывезти из Гиевки. Однако в отчете им было указано, что это всего лишь часть личного архива, где другая, работнику ГУБКОПИС установить не удалось.

Рис.005

Подробнейшие описания архивов и библиотек также были сделаны. Они и по сей день представляют интерес.

Рис.006

Рис.007

Рис.008

Ну а с личными фондами харьковских помещиков, хранящих бесценную информацию о прошлом нашего города и края, все желающие смогут ознакомиться, если поедут в Центральный Государственный исторический архив Украины, находящийся в Киеве. Например, там хранятся дела таких наших знаменитых земляков:
— Донец-Захаржевские (1700—1843 гг.) ― 211 дел;
— Кондратьевы (1658—1897 гг.) ― 1947 дел;
— Пассеки (1710—1870 гг.) ― 3529 дел;
— Каразин Василий Назарович (1803—1883 гг.) ― 88 дел;
— князь Дмитрий Ивановиа Святополк-Мирский (1831—1907 гг.) ― 1032 дел;
— Сумцов Николай Федорович (1876—1921 гг.) ― 1647 дел.

А также множество других... Пару же крайне интересных харьковских историй, связанных с графскими сокровищами, я расскажу вам в ближайшие недели.

Так что, как всегда, все самое интересное только начинается.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Представитель спортивного клуба ВСУ завоевал на Олимпиаде первое золото

Как волонтеры помогают детскому дому

Харьковские активисты проанализировали областной бюджет

Воспоминания харьковского епископа о Всехсвятском

Жадан и Собаки в Счастье и Славянске. Фоторепортаж

опубликовано

5 сентября 2017

текст

Антон Бондарев

фото

Государственный архив Харьковской области

просмотров

696

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: