Кто был никем, тот станет всем

Так уж повелось, что добавление громкого титула к дворянской фамилии автоматически вызывает у людей интерес. Хотя как мы прекрасно помним, достоверная информация о титулованном дворянстве Харьковской губернии есть ― надо лишь потратить немного времени.

Однако бывает так, что за громким титулом скрывается история простого человека. Причем она может быть настолько увлекательной, что достойна стать сценарием для кинофильма или приключенческого романа.

Вот, например, графы Девиер, проживавшие в Змиевском уезде. Мало того, что графы, так еще и Девиер. Звучит громко, пафосно и слегка по-французски. Воображение рисует образ потомков Карла Великого, оказавшихся невесть в силу каких причин на нашей прекрасной слобожанской земле. Однако правда намного интересней.

В августе 1697 года в Амстердаме для Петра I был устроен показательный морской бой. Царь, будучи человеком азартным, не выдержал, перебрался на один из фрегатов и ринулся в гущу сражения. Ясное дело, команда судна изо всех сил старалась превзойти друг друга в ловкости.

Однако больше всего по душе Петру пришелся отважный 15-летний юнга. Звали его Антонио Мануэль Виэйра. Был он из семьи португальских евреев-сефардов, приехавших в Голландию в 1673 году. Осенью того же года тот, кого потом назовут «евреем Петра Великого» получил русские документы и стал пажом, а затем денщиком-камердинером царя. При дворе бывший португалец Антонио Мануэль превратился в Антона Мануиловича и сделал стремительную карьеру.

Рис.001

В июле 1711 года вместе с Павлом Ягужинским он получил чин генерал-адъютанта, специально для них учрежденный царем. В это время  Девиер влюбился. Причем не в абы кого, а в старшую сестру своего заклятого врага графа Александра Даниловича Меншикова, которая, как говорят, ранее была любовницей Петра I. Когда Анна Даниловна Меншикова была уже беременна, Девиер официально попросил ее руки. Как пишут исследователи, «полудержавный властелин» рассвирепел и то ли сам побил Антона Мануиловича, то ли приказал сделать это своим слугам. В ответ Девиер побежал жаловаться царю, и в итоге Петр лично приказал Меншикову отдать сестру замуж, что тот и исполнил с великой неохотой.

Рис.002

В 1718 году Девиера назначают на должность генерал-полицмейстера Санкт-Петербурга. Благодаря этому факту простой португальский еврей навсегда вошел в историю как первый начальник полиции в империи. А именным высочайшим указом от 24 октября 1726 года генерал-лейтенант, санкт-петербургский генерал-полицмейстер Антон Мануилович Девиер возведен был в графское достоинство Всероссийской империи.

Рис.003

В 1727 году, уже во время правления Екатерины I, Антона Мануиловича обвинили в намерении устранить от наследования престола Петра II и попытках воспрепятствовать выполнению духовного завещания императрицы Екатерины I, лишили дворянства и титула, чинов, имений, били кнутом и сослали в Сибирь. По мнению ряда историков, автором доноса был Александр Данилович Меншиков.
Только 1 декабря 1741 года последовал именной указ императрицы Елизаветы Петровны об освобождении Девиера из ссылки «с отпущением вины». Высочайшим же указом от 14 февраля 1743 года Девиеру были возвращены орден и графский титул, а также поместье в Валуйском уезде Белгородской губернии. В дальнейшем потомки графа Девиера владели имениями на Слобожанщине и продолжали совершать не менее скандальные поступки, чем их предок.

Рис.004

В 1742 году императрица Елизавета даровала графский титул своим двоюродным братьям и сестрам. Новоиспеченные графы получили во владение обширные наделы, особенно в Волчанском и Змиевском уездах. Детей от брака простого литовского крестьянина Симона Гендрика с Христиной (сестрою императрицы Екатерины I) и их потомков на наших землях знают как графов Гендриковых. В Государственном архиве Харьковской области о них при желании можно найти немало дел, да и мы о них уже писали.

Рис.005

Во второй половине XVIII-начале XIX века сыну рижского пастора Андрею Андреевичу удалось сделать весьма неплохую карьеру на военном поприще, а в 1839 году уже его сын стал графом. Девиз на их гербовом щите гласил: «Усердие все превозмогает». Может быть, именно благодаря этому последним владельцем прекрасной Лютовской усадьбы графом Клейнмихелем была создана в соавторстве с Григорием Лукомским уникальная книга «Старинные усадьбы Харьковской губернии».

Рис.006

Однако не всем иностранцам так везло. Далеко не каждому простому иноземцу удавалось стать титулованным дворянином. Как мы с вами помним, во вторую часть  дворянской родословной книги включались семейства, подходящие под указ императора Петра I от 16 января 1721 года. То есть, все обер-офицеры и их потомки.

А в третью часть вносились семьи, имеющие VIII класс по табели о рангах и подходящие под действие указа императора Петра I от 24 января 1722 года: «Все служители российские или чужестранные, которые осьми первых рангов находятся, или действительно были, имеют оных законные дети и потомки в вечныя времена лутчему старшему дворянству во всяких достоинствах и авантажах равно почтены быть, хотя б они и низкой породы были, и прежде от коронованных глав никогда в дворянское достоинство произведены или гербом снабдены не были».

Именно это давало законную возможность военным и гражданским специалистам (в том числе и иностранным) стать частью российского правящего класса с получением соответствующих прав и привилегий. Некоторые такие истории весьма интересны.

Начнем мы, пожалуй, с простого дворянина Харьковской губернии дона Алонзо. Был Иосиф Григорьевич дон Алонзо из обер-офицерских детей, испанских войск. В службу вступил унтер-офицером в 1829 г., произведен в прапорщики в 1834 г., затем, продолжая службу по порядку чинов, уволен в отставку штабс-капитаном в 1839 г. По собственным заслугам определен был Харьковским Дворянским Депутатским собранием 25 августа 1839 года во вторую часть дворянской родословной книги.

Рис.007

В царствование Петра I из Милана в Петербург приехал архитектор Иван Яковлевич де Росси (1699—1769 гг.). Один из его внуков, Игнатий Петрович де Росси, скончался от ран, полученных в Бородинском сражении. Другой, подпоручик Гаспар Петрович, вступил на службу «из дворян генуэзской нации города Бордигера» в лейб-гвардии Преображенский полк капралом в 1792 году.
В 1807 Гаспар вышел в отставку в чине подпоручика и стал помещиком в Змиевском уезде. Род де Росси в 1822 и 1888 годах был включен в  родословную книгу потомственных дворян Харьковской губернии.

Рис.008

Французский подданный Павел Иванович Лейгони по окончании в 1823 году курса лекарских наук в Императорском Харьковском университете поступил на военную службу в госпиталь ординатором в 1825 г., переведен батальонным лекарем в 1828 г. В отставку со службы Лейгони вышел в 1830 году, был награжден орденом св. Анны 3 ст. и медалью. 25 мая 1832 г. Лейгони сменил французское подданство, а 23 сентября 1846 г. штабс-лекарь Павел Иванов, сын Лейгони, с женою Аделаидою, был внесен по собственным заслугам в третью часть дворянской родословной книги.

Рис.009

В 1834 году простой баварский подданный Павел Иванович Андион поступил рядовым в армию Российской империи. В 1859 году вышел в отставку в чине штабс-ротмистра. Однако через некоторое время вновь стал военным, выйдя в отставку в 1871 году уже в чине штабс-капитана. Благодаря этому 9 июля 1871 года штабс-капитан Павел Иванов, сын Андион с сыном Николаем по собственным заслугам внесен во вторую часть дворянской родословной книги.

Рис.010

Ну и в завершении вот вам еще весьма интересная история.
В 1783 году Захарий Григорьевич Бенкен (будучи вольноопределяющимся из лифляндских жителей) в службу вступил капралом. 11 мая 1815 года уже отставной подпоручик Захарий Бенкен, жительствующий в Купянском уезде,  по собственным заслугам был внесен во вторую часть дворянской родословной книги. Его сын Михаил в середине XIX века занимал должность
Купянского уездного судьи, владел в Купянском уезде родовым имением при деревне Лозовой, 1200 десятинами земли с лесом, а также около 500 крестьянами.

Подобных семейных историй в прошлом нашего края было немало. Перефразируя слова известной песни, можно сказать о них: «Кто был ничем, тот, прилагая усилия, может добиться многого...»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

За блокпостами. По ту сторону совести

«Ночь истории»: лекции о проституции и немцах в городе

Детский кашель, безопасность и семейная психология. В Харькове пройдет форум «Мудрый родитель — счастливый ребенок»

Харьков. История одного налога

Первая международная медицинская канабис-конференция. Фоторепортаж

опубликовано

8 апреля 2018

текст

Антон Бондарев

фото

Инна Роменская

просмотров

633

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: