Как я терпела боль, пока насилие мужа не привело к смерти нашего ребенка

Она утирает слезы своими огрубевшими руками с усталых глаз, в которых видно все разочарование от жизни. Блеск в них появляется только когда она смотрит на дочь — тогда она мгновенно молодеет и на ее лице появляется улыбка.

Kloop.kg публикует истории женщин, переживших семейное насилие. Это история Азаим (имя изменено). Ей 30 лет. Ее первый брак закончился расставанием с дочерью, а второй обернулся годами боли и унижения. Азаим пришлось пережить 10 лет насилия и смерть нерожденного ребенка, чтобы решиться убежать.



Я родилась в городе Тюп Иссык-Кульской области. Мой отец не хотел моего появления, и поэтому ушел из семьи. Позже мама вышла замуж во второй раз и уехала жить в Бишкек. Она начала новую жизнь, и почти перестала к нам приезжать, но часто помогала деньгами.

Я жила с братом и дедушкой. Мы жили дружно до того момента, когда брат женился и начал выпивать.


Когда я родила ему дочку, он так избил меня, что я лежала месяц в травматологии — от побоев даже лица не было видно.


Мне тогда было 17 лет. Впервые с насилием я столкнулась, когда брат в пьяном угаре начал бить свою жену, а я попыталась за нее заступиться, и он побил нас обоих. Потом он слезно просил прощения. Казалось, на этом все кончится. Но тогда я просто не думала, что есть побои пострашнее, чем устраивал брат.

Когда я закончила 9 класс, жена брата выдала меня замуж за своего знакомого. Он был старше меня на 12 лет. Даже не знаю, хотел ли он жениться на мне. В ЗАГСе мы не расписывались, был только обряд нике. С ним я прожила всего один год.

Муж много пил, а потом начал избивать меня и выгонять из дома. Даже после того, как я родила ему дочку, он так избил меня, что я лежала потом месяц в травматологии — от побоев даже лица не было видно. Он так и не попросил прощения, и за все время, что я лежала в больнице, не приходил проведать.

Мне тогда было всего 17 лет. Я все думала, как так жить? Хотела умереть. После выписки родственники мужа отправили меня жить к брату, а ребенка забрали. Я ее с того времени больше никогда и не видела — просто некуда было забрать.

Брат постоянно пил, а старый дедушка не мог его успокоить. Мне так плохо было, что я поехала к маме в Бишкек. Она помогла мне поступить в училище, и я целый год проучилась на повара.


Он заставлял меня ходить перед ним голой и постоянно хотел секса. Утром, днем или вечером — ему всегда хотелось. И он никогда не спрашивал, хотелось ли этого мне.


Когда закончила лицей, я вернулась домой к брату. Познакомилась с другим мужчиной — он хорошо ухаживал, и мы встречались целых три месяца. Потом он предложил мне стать его женой. Его мама была не против.

И я уехала жить к нему в село Ананьево на Иссык-Куле. У него не было постоянного места работы, только хозяйство — коровы и лошади — он их продавал, и на эти деньги мы и жили.

Первое время все было хорошо, потом он тоже начал меня бить, когда выпивал. Говорил, что просто ревнует и не может объяснить, почему. Он просил прощения и я все прощала.

Он сразу запретил мне выходить из дома, помогать ему со скотом, ходить за водой на речку или к колонке. Это все он делал сам, а меня не отпускал. Телевизор, музыка и телефон тоже попали под запрет.

Приходилось иногда выкрадывать его телефон, чтобы позвонить его родственникам и попросить помощи, когда он меня в очередной раз избивал.

Еще он заставлял меня ходить перед ним голой и постоянно хотел секса. Утром, днем или вечером — ему всегда хотелось. И он никогда не спрашивал, хотелось ли этого мне.

Я часто болела из-за того, что дома было холодно, но ему было все равно.

Сначала мы жили втроем: я, он и его мама. Потом я еще родила троих дочерей. Каждый раз думала: вот рожу мальчика, и он станет добрее ко мне. Дочерей-то и свою маму он очень любил — их не бил. А меня любил, ревновал и бил.

Во время скандалов он оскорблял меня и обвинял в том, что я смотрю на других мужчин. Даже когда в гости приезжали его братишки и я наливала им чай, после этого вечером он избивал меня.

Я звонила его брату, который работает в финполиции — просила сделать с ним что-нибудь. Он приезжал, пытался с ним поговорить, но муж этого не понимал.


Прямо на новый год он напился и снова устроил скандал. Тогда он сказал то, что меня больше всего напугало: «Я убью тебя, детей, а потом сам рядом лягу».


Особенно тяжко мне было, когда наши две старшие дочки заболели, и нужно было отвезти их в больницу. Сам он хозяйство бросить не мог, но и меня с ними не пускал.

Это привело к тому, что у старшей дочки в четыре года случился инфаркт, и ее парализовало. Врачи сказали, что, если ее лечить, она снова сможет встать на ноги. Муж постоянно откладывал походы в больницу, и я сама за ней ухаживала. Но постоянно корила себя за то, что не могу отвезти ее на лечение.

Когда одна из дочек от пневмонии впала в кому, я сбежала от него, чтобы положить ее в больницу. Когда выписались, снова было много скандалов, но я стерпела, потому что идти мне было некуда.

В 2017 году, прямо на новый год, он напился и снова устроил скандал. Тогда он сказал то, что меня больше всего напугало: «Я убью тебя, детей, а потом сам рядом лягу». Старшая дочка это услышала и всю ночь потом проплакала. У нее начались судороги по всему телу, и я ее успокаивала, но мне самой было страшно.

Так как я не могла выйти из дома, я не знала, что он изменял мне с другой женщиной. Оказалось, все в селе знали, что у него есть любовница.

А потом он и вовсе привел ее в дом. Его мама и я были в шоке. Его мать говорила, что это ужасно. Но он не слушал даже ее, а меня тогда сильно избил.


Когда он привел вторую жену, у него и его родственников начались скандалы. А он отыгрывался на мне — при ней он бил и оскорблял меня еще больше. В какой-то момент она не выдержала и ушла.


Но когда он избил меня беременную, и я из-за этого потеряла ребенка, я поняла, что больше не могу. Меня почистили, я приехала домой, забрала старшую дочку, свекровь дала мне тысячу сомов, и я поехала к своему брату.

Там мне остаться было негде, и мы с братом стали искать правозащитные организации, оказывающие помощь женщинам. Так вышли на «Шанс». А потом брат отвез меня с дочкой в дом для таких же, как я, раненых женщин.

Сейчас я нашла себе работу — мою посуду в одном из бишкекских кафе. Я мечтаю побыстрее встать на ноги, найти жилье, забрать остальных дочерей (потому что лечить их там никто не будет) и дать им хорошее образование.

Сама я когда-то мечтала стать врачом, но денег и возможностей у меня никогда не было…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Отвергнутое материнство, или «Ты больше не сможешь видеть своих детей»

Как я ушла от мужа-насильника и разочаровалась в браке

«4-й Блок» приглашает на хакатон

Все, что вы могли не знать о Стамбульской конвенции

Неделя женской солидарности и марш «Все разные. Все равные»

опубликовано

5 апреля 2018

текст

Александра Титова

фото

Татьяна Зеленская

просмотров

416

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: