Инклюзивное образование: для чего оно нужно и кто такие тьюторы?

C нового учебного года дети с особыми потребностями, в том числе и с задержкой умственного развития, будут учиться в обычных школах. При этом набор учеников в специализированные школы-интернаты прекратят. Об этом говорится в постановлении Кабмина от 26 октября 2016 года. Главная цель нововведений — обеспечить детям с особыми потребностями равный доступ к качественному образованию и дать им возможность социализироваться, а не быть оторванными от общества.

Но одного закона мало, считает психолог и участница инициативной группы по внедрению инклюзивного образования Мария Гринева. Специалист уверена: школы, преподавателей и родителей необходимо подготовить к появлению в общеобразовательных классах таких детей.

«Мы как специалисты, работающие в том числе и с такими детками, безусловно, оцениваем это позитивно. Но есть нюансы. Как минимум, общество наше пока не готово, толерантности к этому еще нет», — рассуждает Гринева.

Психолог считает, что если дети с особыми потребностями будут учиться в обычных классах, это благотворно скажется на социализации и таких ребят, и детей, которые учатся в школах на общих основаниях.

«Такие дети могут помочь обычным детям становиться лучше. Да, у них могут возникать вопросы: „Кто это?“, „А почему он на коляске?“ или „Почему он не смотрит в глаза, когда с ним разговаривают?“. Но это всего лишь вопросы, на которые родители могут открыто отвечать», — говорит Мария.

В Харькове на учете стоят 4053 ребенка с инвалидностью, из них 1155 занимаются в общеобразовательных школах.  По информации департамента соцзащиты мэрии, в двух городских школах есть инклюзивные классы: в школе № 38 — класс для детей с тяжелыми нарушениями речи, а в 124-й школе — для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. В горсовете утверждают: школа № 124 полностью оборудована всем необходимым, чтобы дети на колясках могли беспрепятственно передвигаться. В этих же классах работают воспитатели — ассистенты учителей. А вот инклюзивных школ в городе на сегодняшний день нет.

«В каждом районе города работают базовые учебные учреждения по вопросам методической подготовки педагогических работников по организации инклюзивного обучения (9 общеобразовательных, 9 дошкольных и 9 внешкольных учебных учреждений)», — ответили нам в горсовете.

Также в мэрии рассказали, что общеобразовательные школы готовят к появлению в них детей с особыми потребностями. По состоянию на март пандусами оборудовали 60 учебных учреждения. Кроме этого, в 48 учебных учреждениях отсутствует порог, а в гимназии №23 в ноябре появилась туалетная кабинка, оборудованная для детей со сложностями в передвижении.

Психолог Мария Гринева уверена: одних пандусов недостаточно, чтобы сделать процесс появления в школах детей с особыми потребностями комфортным для обеих сторон. В каждом классе, где занимаются такие ученики, должны быть тьюторы.

«Специалисты, которые бы сопровождали ребенка, который будет учиться в инклюзивном классе, на уроке и вне его», — объясняет Гринева.

Предполагается, что один тьютор будет курировать одного ребенка. Он поможет ученику с особыми потребностями интегрироваться в коллектив, будет работать с родителями и педагогами. Такая практика распространена на Западе, но в Украине этой должности нет. Гринева вместе с коллегой решили взять инициативу в свои руки и организовать обучение для будущих тьюторов.

«Тьютором может стать человек, уже имеющий отношение к детям. В идеале это психологи, дефектологи, медработники, педагоги. Мы планируем создать тьютор-центр, где обученные специалисты могут в любой момент прийти на помощь учителю или родителю», — рассказывает Мария.

Пока члены инициативной группы находятся в поисках финансирования, ведь работа тьютора достаточно сложна и специалист должен получать заработную плату. Поэтому психологи не ставят перед собой глобальных целей — пока речь идет об обучении 10 тьюторов.

Помимо этого, психологи планируют проводить работу с педагогами и родителями, чтобы познакомить их с особенностями детей в зависимости от их диагноза и научить с ними справляться.

Мария Гринева думает, что, несмотря на все трудности, которые могут возникнуть поначалу, инклюзивное образование необходимо и в будущем даст свои плоды.

«Допустим, ребенок с синдромом Дауна. Он может и не достичь больших высот в науке, но он вполне способен выполнять механическую работу. Он может получить специальность и, помимо пенсии по инвалидности, зарабатывать деньги, обеспечивая себя сам. Он может быть признан в обществе», — подытожила психолог.

Мама 13-летнего подростка с аутизмом Наталья Ивашура положительно отзывается о нововведениях в образовании, но опасается, что на практике для детей мало что изменится.

«Любую хорошую идею можно испоганить, а испоганят ее тем, что преподаватели и администрация школ к этому не готовы. К тому же, есть законодательные лазейки, по которым школы могут отказать в принятии таких детей, сославшись на то, что у них нет ресурса, и к школе никаких претензий быть не может», — говорит Ивашура.

По ее словам, тьюторы на занятиях существенно бы облегчили ситуацию как для учителей, так и для детей с особыми потребностями и их родителей. Ведь сейчас возможность и комфорт обучения таких детей в обычных школах во многом зависят от субъективных факторов. К примеру, сын Натальи учился более четырех лет в общеобразовательной школе, но, по словам мамы, это стало возможным благодаря директору и учителю, которые согласились работать с особенным ребенком.

«Но потом мы оттуда ушли, потому что сменился директор и она не совсем понимала, что с нами делать дальше. К сожалению, родителям приходится ходить по городу и искать, где администрация будет идти на уступки», — рассказывает Наталья.

Сейчас Миша учится в Комплексе для детей с аутизмом и их родителей при благотворительном фонде «Цветы жизни», который основала Наталия. И возвращаться к образованию в обычной школе они пока не планируют.

Постановление поможет детям с особенностями выйти из тени и даст возможность социализироваться, считает мама 12-летнего парня с синдромом Дауна Ирина Шевченко.

«Наши дети должны учиться среди типичных людей для того, чтобы общество их воспринимало, а они чувствовали себя комфортно. Надо дать им возможность стать членами общества, чтобы они могли учиться, получить специальность, работать», — уверена Ирина.

Ее сын Тимофей сейчас учится в школе-интернате для детей с тяжелыми нарушениями речи. Там для него организовали индивидуальное обучение, хотя Ирина таким положением дел не довольна. Она уверена, сын должен учиться в коллективе, но пока переводить Тимофея в другую школу не будет. Говорит, найти другое учебное заведение, куда согласятся принять ее ребенка сложно.

Напомним, в Харькове прошел марафон для «детей солнца» ради лагеря и «дома».

ещё по теме:

Более 17 тысяч призывников отправились на срочную службу

Покушение на жизнь фермера: комментарий потерпевшего

Правоохранители предотвратили заказное убийство фермера-бизнесмена

«Коли йдеться про переклад, це ніби танець у кайданах»

На Салтовке прорвало трубу и затопило улицу (обновляется)

опубликовано

18 апреля 2017

текст

Алина Шульга

фото

Игорь Лептуга

видео

Роман Даниленков

монтаж

Иван Горб

просмотров

1797

поделиться