«Голодомора не было», или ошибка выжившего

Сегодня ехала в маршрутке, слушала, как моя соседка, молодая женщина, возмущалась в телефон: «Нет, ну ты представляешь, опять цирк устроили, училка объявила в классе завтра «дэнь памьяти Голодомору». Опять эти похороны, траурные речи, весь этот ужас! Ну как можно такое рассказывать, ребенок учиться пришел, а его накручивают, перевирают историю!» Она говорила громко, ругалась еще минут пять, с наслаждением повторяя в полупустом автобусе все эти штампы о «страшилках» и «нациках, которым нечего делать, чем пугать детей».

А мне хотелось подойти, сильно ткнуть ее носом в переднее сиденье… Нет, я же добрый фей, что это со мной. Простите, но когда вижу, что обижают того, кто не может защитить себя, буквально сатанею.

Есть такое понятие – систематическая ошибка выжившего. Это когда информация анализируется ошибочно, потому что получена только от одной группы – условно говоря, «выживших» или тех, кто оказался успешным. Самый любимый пример: дельфины дружелюбны и спасают тонущих людей. Но мы не может утверждать этого – ведь никто не говорил с теми, кто утонул...  Альтернативная версия просто не рассматривается, ее как бы нет. В маршрутке не было людей, которые могли бы ответить возмущенной барышне – те, кто страдал от голода и умер, не дали потомства и не могут рассказать правду.

Те, кто считает Голодомор «страшной сказочкой для хохлов» и возмущаются каждую последнюю субботу ноября по поводу зажженных свечей и траура ― потомки тех, кто выжил. Возможно, их предки увозили последний мешок зерна из крестьянского дома, полного детей. Или продавали на черном рынке хлеб за 20 рублей буханку, потому что работали в «органах». Возможно, их привезли на подводах из Ивановской или Рязанской области на «благодатную Украйну» и заселили в пустые дома тех, кто несколько страшных месяцев пытался выжить в холодной хате без крошки еды ― как завезли в село моей бабушки на Харьковщине, на треть вымершее в 33-м.

10

Может быть, их предки обитали в другой области; или жили рядом и старались изо всех сил ничего не узнать о том, что происходит за кордоном из НКВДшников в соседнем селе; или вообще приехали сюда в 70-е «по распределению»… В любом случае, те, кто считает, что Голодомора не было – в чем-то правы. Его и не было — для их предков. У них же все было хорошо, они жили в дружном и веселом Советском Союзе и были счастливы. А арестовывали и сажали на 10 лет за несколько колосков, подобранных на колхозном поле, не их, а убийц, шпионов и рецидивистов. Не может быть, чтоб просто так сажали, значит, было за что. Миллионы умерли? Ага, как же, и что, никто не заметил? И что, только Украина пострадала? На Поволжье и в Казахстане тоже был голод. Время было такое, тяжелое, вот и голодали. Где свидетели, документы? А нет документов, они уничтожены. Нет свидетелей. Они умерли... С голоду, страшно, целыми селами. А тех, кто выжил и видел, запугали так, что они боялись сказать правду 60 лет ― потому что сажали и после 33-го года, за антикоммунистическую пропаганду.

Страшилка? Сказочка? да, звучит как страшная история, в такое чтоб поверить, надо смелость иметь. Ведь если уж разбираться до конца, придется признать, что, возможно, твои предки имели какое-то к этому отношение, а может, и виновны косвенно или прямо... И тогда что выходит, лично ты ― тоже виноват? Для многих это чувство вины настолько непереносимо, что, даже получив доказательства совершенного преступления, они затыкают уши, зажмуривают глаза и не верят. Человеческая психика ― умная, она идет в глухой отказ, строит бетонную стену на месте кровавой лужи или «включает дурачка», превращая все в шутку. Она выстроит любую защиту, только бы не было больно. Не надо думать о плохом, надо просто жить!

Только вот парадокс… Почему-то не получается «просто жить». Это как попытка зашить рану по старому рубцу – все равно останется дырка, потому что мертвая ткань не зарастает. Хирурги это знают, и существует единственный способ – иссечь рубец и шить уже по живому. Да, это больно. Но надо уже, черт возьми, зашить. И гордиться шрамом – вот, смотрите, мы чуть не сдохли, но выжили. Да, забывать нельзя, да и не получится, но память… она может быть и светлой. Вы не можете простить или не простить тех убийц, которые уничтожили огромную часть вашего народа ― их уже давно нет в живых. Но вы можете не чувствовать себя виноватыми перед умершими за то, что выжили сами. И не винить потомков тех, кто убивал. Они не виноваты в том, что у них был такой дедушка. Но обязаны об этом узнать и признать, что это было. Иначе все может повториться. Поэтому, мне кажется, и надо говорить о Голодоморе. Чтобы иметь возможность отпустить этот ужас, прожить травму.

Зажгите вечером свечу на окне. Поговорите с теми, кто ушел тогда, в холодную осень, ледяную зиму, голодную весну. Просто скажите, что вы их помните.

И не молчите, если при вас начнут, презрительно кривя рот, рассуждать о «сказочке». Даже в маршрутке. Просто скажите: «Ваши родители выжили, и можете говорить, что Голодомора не было. Те, кто умер, не могут вам возразить. А их было несколько миллионов… Если прислушаться, вы услышите их шепот». В конце концов, психов боятся, но слушают. «Моя» барышня, например, послушала.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Маріанна Кіяновська: «Буде помилкою говорити „То донецькі — вони пустили Путіна“»

Голодомор в Харькове

Музей под открытым небом

Что мы знаем о Голодоморе'32-33

В Харькове эксперты проведут исследование последствий Голодомора

опубликовано

26 ноября 2016

текст

Инна Роменская

фото

zn.ua

просмотров

46213

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: