«Это не журналисты, это — виноматериал», или Немного о стандартах и этике

Во второй день Всеукраинского форума «Я — гражданский журналист» участники дискутировали со спикерами о стандартах и этике в освещении журналистами конфликтов. Мы записали ключевые цитаты этого обсуждения.

Евгений Маслов, журналист

«Журналист очень часто, выходя из границ эфира, текста, говорит себе: “Да я бы убил этого негодяя, хама, бандида и т.п.”. Это проявление человеческих, гражданских, психологических чувств, но позволять себе это в статусе журналиста не дают стандарты».

«То, что мы пытаемся сообщить как обобщение, чаще всего — манипуляция. Потому что количество фактов, которые мы анализируем, всегда больше, чем мы можем о них сказать. Если ты делаешь обобщение, то это уже твоя ответственность. За любое слово, которое сказано, нужно отвечать».

-Правка-1

Самоидентификация для нас всех сейчас самая большая проблема. У каждого есть своя свобода выбора быть кем-угодно: быть журналистом и немного активистом, быть журналистом и немного пропагандистом...

Владимир Рыбалкин, глава Святогорского подразделения  общественной организации «Стоп коррупции», гражданский журналист

DSC_4377-1

«Мы с 2013-го года начали жить в манипуляциях и провокациях. Почему гражданский журналист имеет влияние и шанс исправлять ситуацию на местах? Потому что человек, который работает не на провластное СМИ, человек, который не работает не на гонорары и заказчиков, имеет право выражать свою позицию и называть АТО — войной. И ему никто не может этого запретить».

Виктор Пичугин, глава «Громадське Харьков»

«Прежде чем говорить о том, каким стандартам соответствовать, нужно сначала задать себе вопрос: “Чтобы что? Какую функцию я должен выполнять как гражданский журналист?”. А потом уже от этого должны рождаться стандарты».

«Мне кажется, что журналист должен называть какое-то явление не так, как его официально называют, а как это максимально отражает действительность. То есть если это действительно война, то это должно называться войной».

«Гражданские журналисты, которые начали работать с 2014 года и потом переросли в профессиональных журналистов, гораздо лучше соблюдают стандарты, чем профессиональные СМИ с долгими годами жизни. Они гораздо острее чувствуют ответственность перед читателем за то, о чем говорят и пишут».

«Как мы в редакции решаем, что публиковать, что — нет? Когда было очень много противоречивой информации, мы следовали принципу, что если не уверены в достоверности этой информации, то ее не публикуем. Мы были сдержанны, чтобы не врать своим читателям, потому что дорожим своей аудиторией и ее доверием».

DSC_4344-1

Если я понимаю, что польза того, что я напишу, будет превалировать над вредом публикации, когда я вижу какую-то проблему и ее можно решить через ее озвучивание, то ее нужно озвучить.

«Очень классный есть термин для паршивого вина, которое приготовлено из отходов — на этикетке пишут “Сделано из виноматериалов”. Может, стоит использовать похожий термин для такой журналистики? “Человек, пишущий тексты”, например, — но не журналист».

Марина Безкоровайная, руководительница проектов по развитию медиа, офис Координатора проектов ОБСЕ в Украине

-Правка-2-1

«Гражданская журналистика зародилась в значительной степени из-за недоверия к традиционным медиа, потому что традиционные медиа — это истеблишмент, они не всегда говорят то, что нужно слышать. Но в то же время именно гражданская журналистика принесла оттенок фривольности, то, что ты можешь написать в соцсетях, чтобы словить хайп, чтобы кликов было больше».

Евгений Стрельцов, журналист, координатор пресс-центра медиапроекта «Накипело»

DSC_4362-1

Если посмотреть, что у нас происходит в информационном поле, у нас — черное и белое, середины нет практически нигде. Все по-прежнему работает под знаменами патриотизма, при этом под лозунги патриотизма уже подкладываются антиукраинские вещи.

Кирилл Савин, руководитель проектов Академии Deutsche Welle в Украине

DSC_4379-1

Для меня странно слышать тезис о том, что у нас нет табуированных тем, что только слабовольные журналисты не отважатся написать о том, о чем надо писать. Мне кажется, это преуменьшение и замалчивание проблемы, потому что боятся писать из-за того, что страшно. Потому что никто не хочет стать Шереметом, которого взорвут, никто не хочет стать Коцабой, которого преследуют непонятно за что.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Молодые активисты приглашаются на образовательный хакатон

Дім, де взимку з'являються соняхи і пахне фарбою

ДТП на Сумской: трансляция из зала суда

«Ёлы-палы, это моя страна, — режиссёр Ахтем Сейтаблаев

Об известном писателе и флагах «во днях торжественных»...

опубликовано

25 ноября 2017

текст

Алена Нагаевщук

фото

Игорь Лептуга

просмотров

648

поделиться

[js-disqus]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: