«Это не журналисты, это — виноматериал», или Немного о стандартах и этике

Во второй день Всеукраинского форума «Я — гражданский журналист» участники дискутировали со спикерами о стандартах и этике в освещении журналистами конфликтов. Мы записали ключевые цитаты этого обсуждения.

Евгений Маслов, журналист

«Журналист очень часто, выходя из границ эфира, текста, говорит себе: “Да я бы убил этого негодяя, хама, бандида и т.п.”. Это проявление человеческих, гражданских, психологических чувств, но позволять себе это в статусе журналиста не дают стандарты».

«То, что мы пытаемся сообщить как обобщение, чаще всего — манипуляция. Потому что количество фактов, которые мы анализируем, всегда больше, чем мы можем о них сказать. Если ты делаешь обобщение, то это уже твоя ответственность. За любое слово, которое сказано, нужно отвечать».

-Правка-1

Самоидентификация для нас всех сейчас самая большая проблема. У каждого есть своя свобода выбора быть кем-угодно: быть журналистом и немного активистом, быть журналистом и немного пропагандистом...

Владимир Рыбалкин, глава Святогорского подразделения  общественной организации «Стоп коррупции», гражданский журналист

DSC_4377-1

«Мы с 2013-го года начали жить в манипуляциях и провокациях. Почему гражданский журналист имеет влияние и шанс исправлять ситуацию на местах? Потому что человек, который работает не на провластное СМИ, человек, который не работает не на гонорары и заказчиков, имеет право выражать свою позицию и называть АТО — войной. И ему никто не может этого запретить».

Виктор Пичугин, глава «Громадське Харьков»

«Прежде чем говорить о том, каким стандартам соответствовать, нужно сначала задать себе вопрос: “Чтобы что? Какую функцию я должен выполнять как гражданский журналист?”. А потом уже от этого должны рождаться стандарты».

«Мне кажется, что журналист должен называть какое-то явление не так, как его официально называют, а как это максимально отражает действительность. То есть если это действительно война, то это должно называться войной».

«Гражданские журналисты, которые начали работать с 2014 года и потом переросли в профессиональных журналистов, гораздо лучше соблюдают стандарты, чем профессиональные СМИ с долгими годами жизни. Они гораздо острее чувствуют ответственность перед читателем за то, о чем говорят и пишут».

«Как мы в редакции решаем, что публиковать, что — нет? Когда было очень много противоречивой информации, мы следовали принципу, что если не уверены в достоверности этой информации, то ее не публикуем. Мы были сдержанны, чтобы не врать своим читателям, потому что дорожим своей аудиторией и ее доверием».

DSC_4344-1

Если я понимаю, что польза того, что я напишу, будет превалировать над вредом публикации, когда я вижу какую-то проблему и ее можно решить через ее озвучивание, то ее нужно озвучить.

«Очень классный есть термин для паршивого вина, которое приготовлено из отходов — на этикетке пишут “Сделано из виноматериалов”. Может, стоит использовать похожий термин для такой журналистики? “Человек, пишущий тексты”, например, — но не журналист».

Марина Безкоровайная, руководительница проектов по развитию медиа, офис Координатора проектов ОБСЕ в Украине

-Правка-2-1

«Гражданская журналистика зародилась в значительной степени из-за недоверия к традиционным медиа, потому что традиционные медиа — это истеблишмент, они не всегда говорят то, что нужно слышать. Но в то же время именно гражданская журналистика принесла оттенок фривольности, то, что ты можешь написать в соцсетях, чтобы словить хайп, чтобы кликов было больше».

Евгений Стрельцов, журналист, координатор пресс-центра медиапроекта «Накипело»

DSC_4362-1

Если посмотреть, что у нас происходит в информационном поле, у нас — черное и белое, середины нет практически нигде. Все по-прежнему работает под знаменами патриотизма, при этом под лозунги патриотизма уже подкладываются антиукраинские вещи.

Кирилл Савин, руководитель проектов Академии Deutsche Welle в Украине

DSC_4379-1

Для меня странно слышать тезис о том, что у нас нет табуированных тем, что только слабовольные журналисты не отважатся написать о том, о чем надо писать. Мне кажется, это преуменьшение и замалчивание проблемы, потому что боятся писать из-за того, что страшно. Потому что никто не хочет стать Шереметом, которого взорвут, никто не хочет стать Коцабой, которого преследуют непонятно за что.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

О создании «Общества благоустройства еврейского кладбища» в 1910 году

Фейк: во Львове русский язык под запретом

«Как я стала украинской мусульманкой»

От торговли овощами до масок на Burning Man. История харьковчанина

Презентация новой книги Жадана

опубликовано

25 ноября 2017

текст

Алена Нагаевщук

фото

Игорь Лептуга

просмотров

745

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: