Денис Евдокименко: «Полицейские никогда не приезжают туда, где все классно»

Денис Евдокименко был в числе тех первых полицейских, с кем в сентябре 2015-го харьковчане делали сэлфики. Сначала молодыми ребятами в красивой форме, как в американских фильмах, горожане любовались. Со временем будни стерли очарование. Чем же живет рядовой сотрудник службы, на которую возлагали чрезмерные надежды?

Почему ты решил пойти в полицию? Как это было? Ты проснулся и решил, что будешь патрульным?

Практически. Нужно понимать подноготную. Шел 13-й год, начался Майдан. Меня не покидало ощущение, что я слишком мало сделал для него. А потом началась война. Я работал на производстве, зарабатывал неплохие деньги. Но чувство, что делаю слишком мало, оставалось. Потом я услышал о реформе. Патрульная полиция сначала запустилась в Киеве. Следил за тем, как там это происходило: мониторил социальные сети, новостные порталы. И мне показалось, что это по-настоящему круто. Потом увидел набор в Харькове. Подал анкету на всякий случай (не думал, что пройду). Экзамены я все сдал, и меня пригласили учиться.

multi.01_07_08_07.Still003

И как тебе работается?

Мне нравится моя работа. В ней круто, что государство дает тебе полномочия, которые нужны, чтобы изменять окружающую действительность. Если ты просто как активист сделаешь человеку замечание за неправильную парковку, он об этом забудет через пять минут. Если же оштрафуешь его на 1 700 гривен, человек будет думать, что нарушать правила — чревато, он расскажет об этом своим знакомым. Даже маленький штраф несет огромный смысл.

Можешь вспомнить самую «жесть», в которой ты участвовал?

Она каждый день происходит. Сложно что-то выделить. Когда я шел в полицию, не ожидал, что это на 99% работа в негативной среде. Полицейские никогда не приезжают туда, где все классно.

Очень много пьяных людей. С ними связана львиная доля ночных вызовов. Была ситуация, когда мы приехали на массовую драку возле клуба «Місто». Там было три наряда государственной службы охраны, поэтому у меня было мнимое ощущение безопасности. Я выхожу из машины, ГСОшники показывают на парня, который, по их словам, нанес другому человеку телесные повреждения, и говорят: «Задерживай». Я сразу подумал: почему они его не задержали? Подхожу к парню. Он — агрессивный. Его держат друзья. Пытаюсь его успокоить, прошу рассказать, что произошло. Мол, мы просто хотим разобраться. Только отвернулся — он начинает убегать. А человек, который убегает от полицейского, — у него явно нелады с законом. Я его догоняю, хватаю за руку, он дергает меня. Падаем на землю, начинаем бороться. Я чувствую, что он схватил мой пистолет за рукоятку. А у меня — открытая кобура, чтобы быстро извлекать пистолет (каждый полицейский выбирает кобуру по удобству). В последний момент я успел выбить его руку, перевернуться и упасть на пистолет. Подбежали его друзья, чтобы помочь ему. Кончилось такой «кучей малой» из человек десяти. К этому моменту подъехали другие патрульные из моей роты, стали «разбрасывать» эту кучу. Там было больше десяти задержанных за массовые беспорядки и хулиганство...

Часто ты в своей работе — «на грани», и важно не терять бдительность.

Сколько у вас — месяца четыре подготовки было?

Три с половиной. Сейчас немного больше.

Достаточно, чтобы сразу выходить работать?

Я думаю, более чем достаточно. Надо понимать, что нам было немного тяжелее, потому что мы — самые первые. У нас не было старших напарников, которые могли что-то подсказать или помочь. То есть, нас выпустили на улицу…

В голове была одна картинка после учебки, а на деле — иная реальность, к которой мы, объективно, не были готовы. Сейчас же полицейского, который прошел обучение, ставят в пару к опытному патрульному.

А вас учили, как вести себя, если «бабки» предлагают?

Объясняли: если ты остановил машину, а человек дает водительское удостоверение в «корочке», надо предложить достать удостоверение. Потому что там могут быть деньги. Лучше исключить такую ситуацию. Нет ничего сложного, чтобы отказаться и предупредить человека об уголовной ответственности. До большинства доходит сразу.

Много раз тебе предлагали деньги?

Через день предлагают. Выглядит это так. Человек спрашивает: «Может быть, как-нибудь по-другому?». Если ты уверен в себе, если ты уверен, что тебе это не нужно, просто говоришь: «Уважаемый, у вас не получится обойти эти углы. Вы нарушили и должны понести за это наказание». Умный человек сразу понимает, что предлагать не стоит.

А зарплаты патрульного хватает?

Нет, конечно. Мы думали с коллегами: чтобы более-менее комфортно и уверенно себя чувствовать, полицейским нужна зарплата хотя бы 20–25 тысяч гривен. Но на фоне того, сколько получают врачи, другие госслужащие — об этом говорить не приходится.

Сколько зарабатывает среднестатистический патрульный?

В маленьких городах — восемь-восемь с половиной. А в городах-миллионниках и в приближенных к АТО — десять. Я думаю, если человек захочет пойти в патрульную полицию на зарплату в десять тысяч, если у него была до этого шесть или семь, — ему там не место. Потому что это не та работа, где ты можешь получать деньги и радоваться, не напрягаясь.

В любом случае, должен быть стержень. Ты должен любить эту работу, гореть ею, не бояться рисковать — тогда зарплата уходит на второй план.

Приходилось самим покупать себе форму?

Полгода назад мне еще успели выдать рубашку поло 5.11 (5.11 Tactical — американская одежда для сотрудников силовых структур. — Ред.). Какие-то залежи есть. Правда, выдали размер XXL. Мне пришлось заплатить около 300 гривен, чтобы перешить ее, — столько, сколько стоит новое поло. Современная украинская форма… Ее можно носить, но она быстро выгорает, затирается. Она не самая удобная и функциональная. Это не так, как в милиции, когда тебе не выдавали форму и ты должен был покупать ее сам. Тебя формой обеспечивают. Но если хочешь носить качественную форму, которая будет реально помогать в работе, — иди, бери. Это на усмотрение инспектора. Каждый сам решает.

Комплект раз в год выдают?

Есть нормы — это один мир. Есть реальность — это другой мир. В реальности некоторые вещи выдают чаще, чем нужно, а некоторых — не хватает. Основная проблема, что зимнюю форму часто выдают летом, а летнюю — зимой. Нам последний раз, весной, выдали свитеры, термобелье.

Слушай, а что с «Приусами»? Вот эта картинка, как их лупят постоянно… Можешь прокомментировать качество вождения твоих коллег?

Эта картинка создана искусственно. Есть целенаправленные проекты по борьбе с патрульной полицией как с реформой в Украине.

Ты про «Дорожный контроль»?

Не только. Очевидно финансовое вливание, потому что заниматься дискредитацией исключительно патрульной полиции можно только за деньги. Итак, «Приусы».

В любой стране бьются полицейские машины. Это нормально. Полицейский автомобиль циркулирует по городу круглосуточно. У нас вождение связано с риском, это не такси.

Если взять любой топовый автопарк такси в Харькове, посмотреть процент разбитых машин, — я думаю, он будет намного больше, чем у нас. И если взять скорые помощи, там примерно тот же процент.

А бензин за свое бабло приходилось покупать?

Нет. С бензином бывают иногда перебои, но в целом все хорошо. Выделяется 20 литров на смену. Этого более чем достаточно, учитывая, что это гибридный автомобиль. Там пониженный расход.

А с чем у вас нехорошо?

Единственное, что, наверное, меня раздражает — периодические бесплатные внеурочные выходы на мероприятия, которые организовывает либо горсовет… В общем, на футбольные матчи, перекрытие, регулировку. Хотя сейчас, в принципе, уже и с этим… В первые годы мы тупо выходили бесплатно в свои выходные. В Киеве, насколько я знаю, идут доплаты горсовета за сверхурочные, как и должно быть по закону. А у нас это бесплатно. Но сейчас такие выходы компенсируются дополнительными выходными, и, честно говоря, я даже не знаю, на что жаловаться.

Какая работа хорошая — не на что жаловаться.

Думаю, если взять среднестатистического харьковского патрульного, он всегда найдет какие-то недочеты и вещи, которые его бесят. Кто-то будет жаловаться на отдел мониторинга, что чрезмерно нас контролирует и штрафует: если вышел из машины без кепки, или жетон у тебя спрятан, или ты без фамилии… У меня нет таких проблем. Мне кажется, если ты качественно работаешь, если сам строг к себе, то и вопросов со стороны мониторинга не будет.

Тебя уже штрафовали?

Есть замечание дисциплинарное. У меня украли сумку, в которой были удостоверение и мой личный газовый баллончик. Раньше, я знаю, за такое увольняли из милиции. Но у меня действительно была кража. Единственное, что... Наверное, это выглядело не очень красиво: кража была в баре — впечатление, что я пропил сумку с удостоверением. Есть уголовное производство по факту кражи. Где-то я не досмотрел, если украли мою вещь. Тем более, с удостоверением. А где-то, все-таки, от меня это не зависело. В итоге у меня замечание, и меня на 2 000 оштрафовали. Я с этим согласен, потому что это был и мой «бок» в том числе. А в остальном, кажется, не было у меня ничего.

Бывали случаи, когда ты жалел, что не хватало для чего-то полномочий?

Вот. Полномочий не хватает. И не хватает социальной и юридической защищенности полицейского. У нас нет страховок, хотя работа — с повышенным риском. Есть одноразовая денежная помощь в связи с инвалидностью или смертью, связанными с несением службы.

Не хватает законодательных инструментов, чтобы выполнять полицейскую функцию. И очень много дыр в законах, в том числе, в новых. За многие существенные, как мне кажется, нарушения у нас штрафы какие-то... по половине необлагаемого минимума. Если ты будешь пить водку на улице, можешь отделаться письменным предупреждением, а можешь — штрафом от 17 до 80 гривен. Это смешно. Пиво или водка обходятся дороже, чем штраф.

multi.00_47_31_45.Still005

У тебя судебный «кач» сейчас. Расскажи, что происходит?

В нашем автомобиле работала система «Рубеж», которая выявляла машины в розыске той или иной службы. Система сработала на «Лексус»: он был в розыске Шевченковской исполнительной службы за коммунальные долги. Владелица машины задолжала «Теплосетям», по разным подсчетам, от 50 до 100 тысяч гривен. За рулем был ее муж. Он не был в курсе насчет розыска. Мы ему объяснили, что по закону обязаны отправить машину на штрафстоянку. Дальше решение принимает государственный исполнитель: отдать владельцу автомобиль на ответственное хранение или оставить под арестом, пока не выплачен долг.

Водитель был не согласен, вызвал адвоката. Адвокат, похоже, не знал, как действовать в такой ситуации. Есть алгоритм: адвокат приезжает на подобную эвакуацию и сам едет в исполнительную службу, пока мы еще не забрали машину. Он гасит долг или просит отдать машину на ответственное хранение. Адвокат этого не знал и решил, что, если в Конституции написано, что это его имущество, то оно неприкосновенно. Мол, кто мы вообще такие, чтобы лишать его имущества? Он стал между автомобилем и эвакуатором, заблокировав его работу.

В сухом остатке — это провокация, и это не первая провокация в моем опыте. Это не первый человек, который стал между эвакуатором и машиной и грудью защищал свое авто.

Сперва я требовал, чтобы он отошел. Он сказал: «Я никуда не уйду. Я — адвокат. Вы не имеете права». Несколько раз я его предупредил. Он отказался покидать место. Я решил отстранить его, чтобы эвакуатор продолжал работу, просто на вытянутой руке. Нельзя сказать, что это грубая физическая сила или рукопашный бой. Я его оттолкнул. Мне показалось, этого будет достаточно, чтобы мы сделали свою работу. Но он развернулся и пошел обратно. Это называется «шоу Бенни Хилла» — мы бы просто бегали друг за другом, толкались до тех пор, пока смена не закончилась. Я имею право за невыполнение требования полицейского задержать человека, за это предусмотрена административная ответственность.

Я его задержал. Надел наручники, посадил в служебный автомобиль на тот период, пока мы эвакуировали «Лексус». И что важно: он не был задержан как адвокат, он был задержан как гражданин Украины, который нарушил закон. И адвокатское удостоверение не дает полномочий препятствовать полицейской деятельности. Да, есть ограничение насчет адвоката, чтобы задержать его в уголовном производстве… По-моему, Генеральная прокуратура должна задерживать. И мы должны сообщить об этом в Совет адвокатов.

Что тебе светит за это?

Областная прокуратура открыла производство по превышению полномочий по второй части 365-й статьи. Грозит от трех до восьми лет лишения свободы. Сейчас я в статусе обвиняемого. Но если бы ситуация повторилась, я действовал бы точно так же. Как полицейский, я не могу после любой провокации сказать: «А, ну все, я пошел». Я — представитель государства, когда на работе. Государство возложило на меня ответственность, работу, которую я должен сделать. Если я буду реагировать на провокации и уходить, зачем вообще нужна полиция? Задача была исполнить свои обязанности — я исполнил.

Благодаря моей работе бюджет города пополнился на 50 тысяч гривен. Бабушки, которые получают полторы тысячи гривен, платят за тепло. А человек, который ездит на «Лексусе», — не платит. Есть понятие справедливости и так далее.

Допустим, для тебя эта история заканчивается благополучно. Какой ты видишь свою дальнейшую профессиональную жизнь?

Мне бы хотелось развиваться в направлении патрульной полиции. Участвовать в реформе. Потому что когда работаешь в самом внизу, ты понимаешь, чего не хватает, как это должно быть и что еще нужно сделать, чтобы полиция была классная, защищала людей.

Ты говоришь о реформе, а многие говорят, что реформа провалилась, что существует конфликт между патрульными и районными отделами.

Нетрудно увидеть какой-то косяк и сказать, что все провалилось. Идет становление полиции. Даже когда я поступал сюда, понимал, что это не вопрос месяца, года или даже десяти лет. Это десятилетия и десятилетия до того момента, когда гражданин Украины сможет сказать: «У нас самая лучшая полиция».

ещё по теме:

Олег Ширяев вышел под залог

Заседание по делу о «кооперативной схеме» перенесли

О поэте Владимире Васильевиче Уманове-Каплуновском

Почему нужно спать?

Итоги Всеукраинского медийного молодежного форума

опубликовано

21 октября 2018

текст

Евгений Стрельцов, Виктор Пичугин

фото

Влад Лященко

видео

Влад Лященко

просмотров

6072

поделиться