Блошиный рынок имени Гурченко: как живут люди рядом с барахолкой на Центральном

Жарким субботним утром по брусчатой мостовой идет парень. На нем буденовка и пионерский галстук, но никто не обращает на это особого внимания: тут бывают наряды и поярче. На тротуаре, а точнее, на его остатках, постелены ряды клеенки. На них бюсты Ленина соседствуют с DVD-дисками со свежими фильмами и хитами русского шансона. Рядом разложены какие-то электродетали; их хозяин, полноватый неприметный мужчина спит рядом со своим товаром. Между всем этим добром лавируют продавщицы кваса и пива, а еще — баянист, радующий окружающих мелодиями из советских фильмов. Это — блошиный рынок на Центральном.
DSC_6074
Для части продавцов барахолка — почти как рыбалка. Они приходят сюда каждые выходные, соревнуются в количестве заработанных денег и терпеливо ждут, когда клюнет покупатель. Для остальных блошиный рынок — способ подзаработать и распродать валяющийся дома хлам.
DSC_6057

«Сначала мы собираем вещи, складываем до кучи, а потом приходит такой возраст, когда ничего этого уже не нужно. Начинаешь выносить сюда и хоть за бесценок отдать, чтобы в доме через это не спотыкаться. Здесь местовое платят. Небольшое, три гривны, за место на торговый день. Продаются то ненужные сковородки, то патроны», — делится с нами один из продавцов.

Переступая через лужи и разложенный товар, мы идем за местным жителем, который рассказывает, каково живется рядом со стихийным рынком. Основная проблема, говорит он — это шум. Торговцы начинают занимать места с ночи: уже в 3-4 утра слышно, как они ругаются за наиболее «хлебные» места. На рынке часто разыгрываются нешуточные драмы, иногда кому-то становится плохо, но скорая и пожарные сюда не проедут: их не пустят ряды выставленного на земле товара. По словам нашего собеседника, когда он утром выходит из дома, его дверь постоянно упирается в чью-то спину.

DSC_6079

Сначала барахолка была незаконной: люди просто приходили на набережную и прямо на земле раскладывали товар. В 2008 году городские власти решили узаконить торговлю: выделили участок набережной, установили биотуалеты и будку охраны, а вход украсили большой аркой с надписью «Рынокъ старых вещей». Поставили и металлические контейнеры, но в самом конце рынка — чтобы до них добраться, нужно пройти мимо десятков торговцев.

Однако даже выделенной территории оказалось мало: за несколько лет барахолка захватила соседние переулки и даже забор бассейна «Акварена». На металлической ограде, в нескольких метрах от места, где тренируются олимпийские чемпионы, развешаны сарафаны и платья и разложена внушительная коллекция инструментов.
DSC_6087

Жители окрестных домов от новоявленных соседей, мягко говоря, не в восторге — когда принималось решение о выделении земли для рынка, с ними никто и не думал советоваться. Торговцы оставляют после себя мусор, обламывают ветки деревьев, громко матерятся и периодически конфликтуют между собой.

В доме Оксаны когда-то останавливался известный силач Иван Поддубный, Людмила Гурченко играла тут на пианино. Теперь под окнами под звуки баяна гудит блошиный рынок.
DSC_6088

«К нам очень сложно дойти. Я испытываю неловкость, когда приглашаю людей, и они не могут подъехать, а должны возле моста машину оставлять. Такси сюда тоже подъехать не может — когда мы уезжали, все тяжелые сумки несли к мосту. И вообще, эстетическая составляющая для нормальных людей должна быть на первом месте. А тут постоянный шум, мы живем просто как на базаре».

Жильцы пытались обращаться к городским властям по поводу незаконного рынка, но решения проблемы так и не получили: их заявления «футболили» между несколькими инстанциями и предложили решать проблему своими силами.

«Нам в департаменте предлагают самим с ними бороться: говорят, вызывайте полицию, пишите обращение на Геннадия Адольфовича. Я писала, мы обращались в горисполком, подавали заявления. Они пересылают эти заявления в департамент.
В департаменте говорят: соберите подписи. Они знают, что все соседи боятся. Когда я пять лет назад собиралась в суд подавать, прибежал сосед и сказал: «Оксана, не делай этого! Ты не представляешь, какой опасности подвергаешь свою жизнь!» А он на рынке работал, это была просто истерика какая-то».

Когда мы выходим из дома Оксаны, бабушки, торгующие перед воротами, вскакивают и уступают нам дорогу. Пропустив нас, они садятся обратно и продолжают продавать футболки и сарафаны.
DSC_6098

На рынке камере удивляются, но в целом реагируют беззлобно. Мужчина, продающий кувалды, спрашивает, не наводим ли мы на него порчу, многие вообще не обращают внимания. Возле будки охраны к нам подходит человек в синей камуфляжной форме с шевроном «Кратоса»:

— С какой целью фотографируете?
— Мы журналисты, снимаем.
— Это частная территория. Через администрацию спросить бы разрешение.

Мужчина еще несколько минут просит нас получить разрешение на съемку у администрации, объясняя это тем, что мы находимся на частной территории. Однако кому она принадлежит — не признается. Осознав безуспешность попыток, охранник говорит, что с разрешением нам было бы спокойнее, и уходит. Через несколько минут уходим и мы, провожаемые звуками баяна.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Онкоцентр проведет бесплатные осмотры для женщин

«Безопасный город». Как работает городская программа

Деньги на инсулин и земля АТОшникам: итоги сессии горсовета

Изменения в подготовке Конкурса композиторов: новые даты, состав жюри

Немного о Харькове в первые месяцы Великой войны

опубликовано

13 августа 2017

текст

Виктор Пичугин

фото

Игорь Лептуга

видео

Игорь Лептуга

монтаж

Иван Горб

просмотров

2992

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: