Андреас Флодстром: «Украина — страна возможностей»

Андреас приехал в Украину в 2012 году, чтобы организовать IT-бизнес. Война и кризис не разубедили его: наоборот, теперь он развивает сеть школ для тех, кто решил сменить профессию и стать программистом. Как это у него получается? И почему иностранец не боится вызовов, которые многих наших соотечественников вынуждают искать лучшей жизни в других странах?

— Андреас, какой бизнес Вы развиваете в Украине?

— Мы развиваем два направления. Мы работаем в IT-сфере, и мы же — IT-консалтинг-компания. Строим команды, которые работают с западными продуктовыми компаниями — это бизнес (для зарабатывания денег). И есть наша Академия. Это, скорее, социальное предпринимательство: там мы обучаем людей, помогаем начать карьеру в IT в десяти городах Украины, и Харьков на сегодняшний день уже 11-й такой город.

— Вы выбирали из ряда постсоветских стран, где начать свой бизнес, компанию Beetroot, и в какой-то момент решили, что нужно приехать сюда. Почему Украина? Почему вообще постсоветское пространство? Тут же опасно, как полагают иностранцы, вести бизнес.

— Но при этом Украина — страна возможностей, я считаю. Мы с другом, два шведа, открыли совместный бизнес: учили русский, рассматривали Россию, Беларусь, Украину, Молдову. Мы чувствовали, что объективно украинский потенциал был на самом высоком уровне в IT-сфере. А более субъективно — мы тут себя хорошо чувствовали. Хотелось попробовать приехать и поставить бизнес. Это было в 2012 году, и мне кажется, что за это время, несмотря на все произошедшее, выбор правильный. Мы очень рады, что развиваем бизнес в Украине, причем именно сейчас.

— А для Вас как-то изменилась ситуация после Майдана? Вы с 2012 года работаете, и что?

— Во время Майдана у нас была небольшая компания, 15-20 человек, а сейчас нас 300. Мы работали в Одессе, и наступил такой момент: «Блин, происходят сложные вещи, а что мы тут делаем?». Именно тогда приняли решение, что остаемся и продолжим развивать бизнес, но сфокусируемся на социальном и позитивном влиянии.

Самым лучшим и быстрым способом расцвета Украины мы видели именно IT-образование. В 2014 году мы поездили, покатались: из городов среднего размера выбрали Полтаву. Академия показала там очень хорошие результаты. Из первой группы практически все трудоустроились. На сегодняшний день у нас отучились больше 1 000 студентов со всей Украины, и более 70% — трудоустроены. Так мы помогли 700 людям начать карьеру в IT.

Почему это дает социальный эффект? В IT-сфере средняя зарплата где-то впятеро выше, чем по стране. Грубо говоря, устроить людей в IT — это построить средний класс европейского уровня. И еще важно, что в этой сфере — постоянное международное общение. С таким доходом ты меняешь мышление, пытаешься оглядеться, что происходит вокруг. И мы пытаемся использовать наши позиции для максимального развития.

— Вы кого обучаете? Кто к Вам приходит?

— Разные люди. У нас больше половины, как мы их называем, «свитчеры». Они работали в одной сфере, потом решили, что хотят в IT, где есть перспективы. Их средний возраст — 25-35 лет. Есть студенты, которые учатся на разных направлениях, в том числе — на технических. В университете они получили фундаментальную базу, но не практические знания, чтобы сразу трудоустроиться. На наших курсах фокус именно на практике.

Мы используем методику «перевернутый класс» — ты дома изучаешь теорию, смотришь видеоматериалы, а в классе выполняешь практические работы. В конце четырехмесячного курса у тебя уже есть есть портфолио, которое можно показать работодателю. И это одна из главных причин, почему у нас хорошая статистика трудоустройства.

По возрасту у нас люди от 17-ти до 58-ти лет. На данный момент 40% — женщины, 60% — мужчины. Хотелось, чтобы было 50 на 50, но пока так. В IT-сфере, к сожалению, женщин до 20%, и мы работаем на увеличение.

— Сколько у вас стоит учеба?

— Мы работаем по принципу, что за курсы оплачивают примерную себестоимость учебы. Мы неприбыльная организация, используем гранты в партнерстве с разными структурами: для развития продуктов, для развития новых локаций. Стоимость полноценного четырехмесячного масштабного курса — где-то около 500 долларов.

В Харькове предоставят поддержку еще эстонское и шведское посольства. Эстонское откроет стипендиальные программы для первых пяти групп, которые мы выпустим. Примерно 70% стоимости они покроют, и это доступно для всех. Мы стараемся сместить фокус на 50% женщин, на переселенцев и на предпринимателей, желающих создать свой бизнес.

А Вам не кажется, что в Украине переоценена профессия айтишника? Многим кажется несправедливым, что они получают тысячу долларов, а специалисты в другой области зарабатывают 10-15 тысяч гривен.

Ну, справедливо, несправедливо. Почему так происходит? Потому что айтишники работают на глобальный рынок. Не принципиально, сидишь ли ты в Харькове, Стокгольме или в Силиконовой долине. Глобальный рынок устанавливает рыночные цены, и по факту — украинские специалисты самые богатые айтишники в мире. По «индексу биг-мака» даже: сколько «биг-маков» можно купить на зарплату в своей стране. Именно в IT-сфере потенциал Украины может вырасти. В этой сфере не сильно мешают бюрократические нюансы, сложные для других отраслей.

— Не мешают?

— Ну, мешают намного меньше.

— Но Вы же наверняка видели, как приходили с проверками в IT-компании?

— Да-да, было. Конечно, есть нюансы, но, в целом, это сфера, где можно работать прозрачно и развиваться более-менее спокойно. Именно поэтому IT развивается успешно. Такое мое мнение.

А как Вы вообще оценивайте IT-среду в Украине?

Сильная. Сильная по количеству специалистов. Украина — одна из лидирующих в Европе. На данный момент это чаще всего аутсорсинг, хотя айтишники не любят об этом говорить. Но заказчиков сейчас больше на Западе, а здесь сидит команда, которая разрабатывает часть или целый продукт. Это около 80% всего IT-рынка Украины. Но при этом развиваются местные компании, они создают продукт, хорошо продающийся в мире. Эти рынки дополняют друг друга.

Хороший пример — Эстония, которая в 90-е начала активно развивать IT-сферу. Сначала как аутсорсинг, потом появилась Skype. А Таллин сейчас — один из лидирующих городов в Европе, что касается стартапов.

У нас много айтишников. Есть ли перспективы, что какие-то серьезные украинские компании выйдут на международный уровень?

Уже есть примеры, и я уверен, что в ближайшие 10 лет будет еще больше. Потому что технические скиллы очень высокие, история развивается динамично, и я думаю, должно быть все хорошо.

Шесть лет жизни, шесть лет ведения бизнеса в Украине. Что Вы рассказываете своим знакомым о жизни и работе здесь?

Много рассказываю, конечно. Всегда говорю, что Украина — страна возможностей. Мы построили тут команду в 300 человек за шесть лет. Я не вижу, как я бы это сделал в Швеции за этот период. Есть много нюансов: что-то улучшилось за последние пару лет, но не настолько, как хотелось бы. Страна настроена на большие изменения, хочется быстрее и лучше.

— Украина получила безвизовый режим в связи с подписанием Ассоциации с ЕС, и многие наши граждане стали выезжать в Европу. Часто, разведав ситуацию, они остаются там работать, и это превращается в полноценную эмиграцию. А Вы приехали в Украину и развиваете свое дело здесь.

— Не только я, пятеро шведов переехали в Украину, чтобы развивать бизнес тут.

— А что тут — кроме того, что это страна возможностей, как Вы сказали?

— Ну, мне Украина душевно… Мне нравится. Мне нравится культура. Я чувствую свободу в социальном плане. Сложно объяснить словами, и очень интересно именно в этот период быть тут. Происходят изменения у многих активных людей, у разных организаций, которые работают на улучшение. Это действительно интересное время.

— Мы с Вами говорили об украинском языке. Вы учите украинский?

Трохи вмію розмовлять. Але важко полноценно… Добре, мені подобається українська мова. Я год учил украинский, при этом шесть лет жил в Украине и все это время использовал русский. Я жил в Одессе, и только за последний год, когда переехал в Киев, начал ощущать, что я тут — надолго. Я хочу учить мову. Розумію я почти все, але говорить...

Ну, у Вас украинский лучше, чем у многих украинских политиков. Вот Вы учите язык, у Вас — долгосрочные перспективы, связанные со страной. Вы думали, чем будете заниматься тут через пять лет? И вообще: в Украине, по-Вашему, можно строить долгосрочные планы?

Можно и нужно это делать. Конечно, намерения часто меняются, но важно строить. В нашем бизнесе и в IT, и в IT-образовании есть четкий план на три года. У нас есть трехгодичный проект, который поддерживает шведское производство. Там прописано, как мы будем развивать продукт, в каких городах. Мы планируем работать в 20-ти городах через три года и выпускать по 2 000 студентов в год.

Есть и другие направления. До них пока руки не доходят, но мне как предпринимателю интересно развивать бизнес, связанный с сортировкой мусора или с энергоэффективностью. Экология — тоже важное направление, и с политической стороны, и со стороны предпринимательства. Я по образованию — инженер Manufacturing производства (инженер-технолог). По идее, у меня будет свой завод когда-нибудь, пока не знаю, какой: возможно, по переработке мусора.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы быть в курсе свежих новостей.

ещё по теме:

Почему нужно спать?

Что такое буллинг и как с ним бороться

Это вам не игрушки: зачем дети проектируют школьные дворы

«Тебе самое время сходить к психотерапевту». Почему это не оскорбление

Перезавантаження: поїхати в гори і відчути їх

опубликовано

10 ноября 2018

текст

Евгений Стрельцов

фото

Влад Лященко

видео

Влад Лященко

монтаж

Иван Горб

просмотров

470

поделиться