Анамнез болезни господина Насирова

Уже много дней подряд в обществе не стихает интерес к резонансной теме: арест Романа Насирова, главы государственной фискальной службы. За время ареста Романа настигали разные проблемы, преимущественно со здоровьем. Мы решили поставить диагноз Насирову как человеку и как чиновнику. Из-за чего же барахлит сердце у главы ДФС?

Кто такой, зачем пришел?

Роман Насиров прошел депутатом в Раду от фракции БПП в 2014 году, какое-то время возглавлял комитет ВР по вопросам налоговой и таможенной политики. 5 мая 2015 он стал главой Государственной фискальной службы. За время работы у него произошел яркий конфликт с Юлией Марушевской, главой Одесской таможни. Она даже заявляла о намерении судиться с Насировым из-за того, что тот с нарушением закона проводит конкурс на должности начальников таможенных постов в Одесской таможне. Но в целом его дела шли хорошо.

Почему так резко оборвалась блестящая карьера чиновника? В Национальном антикоррупционном бюро начали подозревать его в пособничестве беглецу Онищенко в газовых «схемах». Артем Ситник, директор НАБУ, объяснил, что фирмам, бенефициаром которых был Онищенко, предоставлялись отсрочки по уплате рентных платежей в бюджет. Разумеется, с нарушением действующего законодательства.

Ущерб от его действий оценивают в 2 миллиарда гривен. Для Насирова это дело не было неожиданностью: он исправно ходил на допросы в НАБУ. Но, почуяв неладное, решил заболеть. Воистину, все болезни ― от головы. Видимо, Роману Михайловичу резко поплохело от пессимистичных перспектив.

Предотвратить, а не лечить

Как удалось выяснить журналистам программы «Схемы», главным документом, на котором базируется обвинение Насирову, является судебно-экономическая экспертиза, сделанная по заказу Национального антикоррупционного бюро Киевским научно-исследовательским институтом судебных экспертиз. Но вскоре после предоставления документа в НАБУ пришло письмо от директора Института судебных экспертиз Александра Рувина, где он, ссылаясь на новые предоставленные Насировым данные, которые существенно меняют ход дела, просит признать вывод экспертизы недействительным. В НАБУ на обращение закрыли глаза: вмешательство в экспертизу вне стен Института невозможно, самодеятельность Рувина ничего не изменила. Но НАБУ не поленилось обратиться в прокуратуру с просьбой проверить факт попытки вмешательства Рувина в дело.

Удивительная болезнь

Насиров лег в клинику «Феофанию» накануне потенциального задержания. 2 марта в ДФС начались обыски. Но Роман Михайлович уже «лечился» от возможных последствий. Тем не менее, рука закона дотянулась и на больничную койку. Ночь прошла тревожно: со следователями НАБУ под окнами. Глава Бюро позже объяснил, что нашли Насирова не по документам или данным из ГФС, а благодаря оперативной работе. СМИ пестрели кадрами, как бессознательному Насирову зачитывают подозрение. 3 марта Кабмин отстранил его от полномочий. Адвокат Насирова уверял: его клиент находится в медикаментозном сне после операции, у него был инфаркт. Так знаменательно отметил Роман Михайлович свой 38-й день рождения. 4 марта следователи Бюро вывезли Насирова в НИИ кардиологии им. М. Д. Стражеско, где держали 5 часов. Проверяли, есть ли заявленный инфаркт. Адвокаты главы ГФС считают, что такое перемещение ― не что иное, как похищение. В институте сначала не смогли подтвердить или опровергнуть диагноз, потому как Роман Михайлович Насиров поступил туда без лечащего врача из «Феофании», без медицинской выписки и каких-либо документов. В 21:10 его привезли в суд, но снова незадача ― здание оказалось заминировано. Пришлось все отложить. В «Феофанию», из которой так тяжко вызволяли главу ГФС, следователи возвращать Насирова не хотели, поэтому до 4 утра решался вопрос, где же проведет ночь фигурант громкого дела. Сначала его прибежищем хотели сделать НИИ кардиологии им. М. Д. Стражеско, но там пациента не приняли. Его привезли к БСП на Братиславской, где на протяжении двух часов Насиров находился в машине скорой помощи, но и там принять не смогли. В конце концов к 4 утра воскресенья «сердечника» вернули таки в «Феофанию».

Судебное заседание 5 марта было знаменательным. Насирова привезли на каталке, обвинение тем временем предоставило документы об обследовании пациента из института им. М. Д. Стражеско. Диагноз следующий: гипертонический криз от 2 марта 2017 года и ряд сопутствующих показателей. Но никакого инфаркта. Адвокаты пытались оттянуть суд до стабилизации состояния подзащитного, но когда суд отклонил ходатайство, заявили об отводе судьи.

Суд без судей

Поскольку 5 марта было воскресным днем, то возникла проблема: дежурного судьи для рассмотрения заявления об отводе не было. Таким образом, выпустить Насирова должны были в 23:00, так как удерживать человека под стражей можно не более 72 часов, если нет решения суда об избрании меры пресечения. Почуяв неладное, под судом начали собираться активисты и блокировать выезды из здания, чтобы заставить суд работать. Все это время Роман Михайлович лежал на каталке. Около тысячи людей под судом ждали вынесения решения о мере пресечения, а в 23:15 приехали автобусы с Нацгвардией. В 23:30 стало известно, что задний двор территории граничит с ведомством ГФС, Насирова могут вывезти через этот ход. Его адвокаты в это время заявляли, что господин Насиров будет освобожден через час.

«Вот что крест животворящий делает»

Дальше случилось невозможное. С подозрением на инфаркт в четверг, поправляясь после предполагаемой операции в пятницу, после 5-часового обследования в субботу, пережив ночные мытарства из больницы в больницу и пролежав целое воскресенье в зале суда, Насиров смог самостоятельно ходить! Похоже, украинская судебная система без шуток изобрела чудодейственное лекарство. Уже в 0:44 6 марта адвокаты Насирова обрадовали всех новостью: он встал и в состоянии передвигаться на своих двоих. А днем 6 марта в понедельник Роман Михайлович даже пообщался с прессой. Тогда же отстраненный глава ГФС прокомментировал ситуацию со своим здоровьем: инфаркта не было, делали ряд манипуляций для стабилизации состояния, которые, наверное, можно считать операцией.

С утра 6 марта в САП и НАБУ заявили, что будут просить арест с залогом в 2 миллиарда гривен, т. е. сумму, практически равнозначную ущербу от действий Насирова.

Британский Иисус

Суд 6 марта выглядел иначе: пациент стремительно шел на поправку. Насиров, протискиваясь через толпы журналистов, на вопросы о своем самочувствии отвечал коротко: «не очень» или «плохо».

Удивительным фактом, вскрывшимся в суде, также стали 2 квартиры в Лондоне, отсутствующие в декларации. И… паспорт подданного Великобритании. НАБУ на своей странице в Facebook сообщили, что данные о паспорте получили в письме от Национального агентства по борьбе с преступностью Великобритании (NCA). В письме также сказано, что британский паспорт Насиров получил в 2012 году. Сам подозреваемый во время судебного заседания в понедельник 6 марта оставил вопрос о других гражданствах без ответа. Тем временем в САП заявили, что Насиров только британским гражданством не ограничился – у него якобы есть еще венгерский паспорт.

Стоит отметить, что Президент отреагировал на данную ситуацию и внес в Верховную Раду законопроект о лишении гражданства тех, у кого есть паспорт другой страны.

Уже на заседании в Апелляционном суде, где адвокаты оспаривали решение о мере пресечения, защита Насирова сравнила его с «Иисусом, которого распинают». А сам Насиров, комментируя 50 соток в Чернигове и области стоимостью около 2 миллионов гривен, объяснил это тем, что всю жизнь мечтал о яблоневом саде. К слову, Апелляционный суд не помог Насирову ― его адвокаты грозятся идти в ЕСПЧ.

Но вернемся к 6 марта. Что только не делали адвокаты: и требовали время для проверки гражданства, и пытались выбить у суда назначение судебно-медицинской экспертизы. Все напрасно. Ночью 7 марта после почти трехчасовых дебатов, устроенных стороной защиты, суд оглашает вердикт: Насирова будут держать под стражей 60 суток. Ходатайство НАБУ решили удовлетворить частично: суд снизил залог в 2 млрд гривен всего-навсего до 100 млн гривен. Ко всему прочему, у Романа Михайловича конфискуют паспорт. Подозреваем, что украинский.

С койки на нары

Вскоре все переживающие за судьбу Насирова узнали: он в Лукьяновском СИЗО. Посадили его, не нарушая канонической традиции, в «глухую» камеру, где когда-то сидел генпрокурор Луценко. «Глухой» она называется потому, что в ней «глушат» мобильную связь. Но заместитель министра юстиции Денис Чернышов уверил, что информация про «камеру Луценко» ― это лишь слухи, а Роман Михайлович таки попал в другую камеру. Сейчас в ней, кроме скандального подозреваемого, находится еще один человек.

Больничная история

Какую роль во всей этой истории играет «Феофания» и другие медицинские учреждения? В вопросе задержания, пожалуй, одну из главных. И. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун уже заявила, что использовать больницы с целью избежания ареста или заключения неприемлемо. В МОЗ заявили, что «Феофания» им не подчиняется. Тем не менее, 13 марта отправили туда выездную комиссию.

Убегать из-под следствия благодаря больничкам не впервой для украинских экс-чиновников. Так, в 2013 году скандальный ректор Государственной налоговой службы Петр Мельник, которому тоже стало плохо и понадобилась операция на сердце, получил меру пресечения «домашний арест» с учетом своего состояния. Но больной пошел на поправку и без операции, а потом снял браслет и… сбежал за границу. Полгода был в розыске, а не так давно вернулся, дело находится на повторном рассмотрении.

Приступ неведомой хвори также напал на заместителя главы Николаевской ОГА Николая Романчука, которого увезли в стационар прямо из зала суда. Ранее его задержали на взятке, а при обыске дома нашли тоннели с драгоценностями и наличкой. Но в суде болезнь так подкосила Романчука, что скорая в прямом смысле увезла его от ответственности.

Можно вспомнить также Геннадия Корбана, во время следствия у которого наблюдалось и предынфарктное состояние, и гипертонический криз, и обострение ишемической болезни. Но Геннадий в конце концов был приговорен за похищение депутата Рудика на 1,5 года условно (предварительно заключив с ним мировую).

Игорю Мосийчуку, подозреваемому во взяточничестве и ряде нарушений, также становилось невыносимо плохо в зале суда, но спустя пару дней врач медслужбы СБУ признал, что у Мосийчука есть только остеохондроз и ожирение 3 степени. Закончилось все закрытием дела и признанием задержания Мосийчука незаконным. Дело о лишении его депутатской неприкосновенности находится на рассмотрении в Конституционном суде.

Мер Харькова Геннадий Кернес, которого обвиняют в похищении, избиении двух участников Евромайдана и угрозах убийством, также тормозит судебное разбирательство вспышками болезней и лечением за границей. Заседания суда исправно переносят на следующие даты, а мэр выкладывает «сэлфи» из спортивного зала в Инстаграм.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Генпрокуратура оспорит закрытие дела Кернеса

«Судебная система не способна рассматривать дела, которые расследует НАБУ»

#FreeKhayrullo. 12 лет за то, что отказался дать взятку и рассказал об этом

Пострадавшие по делу о ДТП на Сумской обратились к Супрун

ДТП на Сумской: адвокаты подсудимых против содержания под стражей

опубликовано

16 марта 2017

текст

Христина Мельник

фото

allnews.com.ua

просмотров

436

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: