«Айдаровцы» просят создать в Харькове спецподразделение, чтобы спокойно воевать на передовой

Сегодня в рядах защитников восточных рубежей Украины легендарного батальона «Айдар» довольно много харьковчан. На пресс-конференции в Харьковском кризисном инфоцентребойцы и волонтеры, помогающие подразделению, рассказали, что изменилось после подчинения батальона Вооруженным силам Украины, как живется на передовой и какие у ребят нужды. Больше всего наши «айдаровцы» переживают в зоне АТО за то, чтобы война не добралась до родного города, где проживают их семьи.

Мифы и слухи, которые ходят в последнее время вокруг батальона «Айдар», неприятны ни тем, кто с оружием в руках держит оборону от российской агрессии, ни волонтерам, которые помогают бойцам. Ведь год назад подразделение, в котором собрались представители со всех областей Украины, в том числе и из Харькова, создавалось с одной целью – защитить свою страну. Бойцы подчеркивают: на уровне рядового и сержантского состава нет никаких разборок, склок и вопросов.

«На прошлой неделе прошла встреча губернатора Луганской области Геннадия Москаля с личным составом и командованием батальона. До этого со стороны Москаля в адрес «Айдара» были достаточно негативные выступления. Мы и ребята, которые служат, по этому поводу очень переживали, – говорит активист «Автомайдана Харьков» Катерина Яресько. – В итоге сошлись на том, что у нас у всех общие цели – это сохранение мира и спокойствия. Батальон «Айдар» выполняет свои сугубо военные задачи. Что не мешает им помогать иногда мирным жителям, но существенно влиять на социальную ситуацию они не могут. Сейчас готовится совместное обращение, которое вскоре будет озвучено».

Волонтер Яна Червоная, чья команда возит гуманитарную помощь исключительно «Айдару», дружит с батальоном с июня 2014 года – с того момента, как туда ушел служить друг. Вначале товарищ попросил помощи для себя и пары боевых побратимов, потом их стало четверо, десятеро… При этом, по словам девушки, никогда ни на одном посту у нее не было конфликтов и проблем ни с «айдаровцами», ни с другими подразделениями.

«Нужно понимать, что ребята на блокпостах выполняют свою работу. Я «Айдару» не изменяю, и он мне тоже, – признается Яна. – Не только возим гуманитарную помощь, но и оказываем моральную поддержку. Так как в Харькове в последнее время неспокойно, то наших ребят тянет домой. Хотели бы видеть базу «Айдара» в нашем городе. Да и бойцы из Харькова не могут себя чувствовать спокойно на передовой, зная, что происходит в городе. Хотели бы обратиться к руководству города и области, к харьковчанам с просьбой создать подразделение для защиты Харькова».

Такую инициативу местных волонтеров поддерживают и «айдаровцы». Мужчины уверены: пока они защищают другие города (батальон участвовал во многих операциях, в том числе и под Луганском), в их доме тоже должны быть люди, которые в случае необходимости смогут дать достойный отпор.

«Ночью в городе не видно ни одного милиционера, – сокрушается боец батальона «Айдар» Руслан Куренков. – Мы бы, конечно, хотели, чтобы здесь на базе чего угодно создали спецподразделение или батальон, которые смогут защитить Харьков. Тогда, находясь там, мы бы чувствовали себя спокойно. Есть очень много людей, которые хотели бы служить в таком батальоне, но почему его не создают – я не знаю».

По словам бойца, ему очень запомнился случай, связанный с мирным населением, оставшимся в зоне АТО. «Айдаровцы» заехали на склад ГСМ заправиться. Вдруг начался минометный обстрел. В случае опасности реакция у военных одинаковая: либо занять боевую позицию, либо уйти в укрытие. То, что произошло на этот раз, шокировало даже бывалых бойцов.

«Мины ложились рядом с дорогой, а в это время на ТЭЦ ехал автобус, который вез людей, а на встречу ему двигались такси и велосипедист. В автобусе даже никто не присел, хотя мины ложились от них в 50-100 м. Велосипедист тоже спокойно поехал дальше, – не скрывает удивления Куренков. – То есть у людей атрофировано чувство самосохранения. Мне бы не хотелось, чтобы такая деградация произошла и в моем городе».

«Айдоровцы» отмечают: то, что сегодня происходит на передовой трудно назвать перемирием. Огонь ведется в одностороннем порядке – с правого берега Северского Донца. К тому же боевики пытаются переправляться на сторону, где стоит украинская армия, вести разведку боем и получают достойный ответ.

«Это перемирие в одностороннем порядке, но нас держат за «хвост» и не дают дать достойный ответ: «Нельзя. Наблюдать». Только в случае угрозы личной безопасности можем отвечать противнику, но о локальных операциях речь не идет, – поясняет Руслан Куренков. – Видно, что по ту сторону стоят не ватники, не шахтеры, не трактористы, а хорошие специалисты. Это в первую очередь касается работы снайперов, минометчиков».

Еще один харьковчанин, приехавший из батальона «Айдар», Геннадий Полинчукподчеркивает: после подчинения подразделения ВСУ стало больше порядка и внимания. Появился запас топлива, а также тушенка-сгущенка. Больной вопрос – обеспечение боеприпасами, причем в приоритете – крупный калибр. В свою очередь волонтеры отмечают: потребностей у бойцов стало уже немного меньше. Одно время были вопросы с питанием, но сейчас все в порядке. В основном, нужды меняются в зависимости от сезона: зима/лето.

«Парней к лету нужно будет переобуть, – делится планами Яна Червоная. – А так как возили, так и возим: прицелы, бинокли, обувь…»

Не остался без ответа и вопрос журналистов о пьянстве в рядах служивых. «Айдаровцы» заверили, что с алкоголем проблем в их батальоне нет. На передовой, когда каждый в ответе не только за свою жизнь, но и за жизнь побратимов, такое разгильдяйство – непозволительная роскошь.

«Вы должны понимать, что всегда найдется либо любитель, либо профессионал этого дела. Когда подразделения выводятся на ротацию, то там ребята могут позволить себе расслабиться – каждый в меру своего здоровья. Отдохнул, закусил и лег спать – это один вопрос. Совсем другое – «фестиваль». Такое редко, но тоже бывает», – откровенно признаются бойцы.

Их слова подтверждает психолог Елена Григорьева, которая последний месяц работала в батальоне «Айдар». Эксперт, в том числе выясняла и уровень алкоголизации бойцов.

«Он исчезающе мал, – заверяет Елена. – Алкоголизации нет – особенно на передовой.

Мало того, что не пьют, так у них еще и очень чисто – пол моют каждый день, хотя стоят на позиции всего в 200 метрах от сепаров».

По словам эксперта, дисциплина в добровольческих батальонах выше, чем в обычных. Добровольцы идут служить по велению сердца и боятся быть отчисленными, а пройдя крещение боями, становятся к тому же очень ответственными.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Молодые активисты приглашаются на образовательный хакатон

Дім, де взимку з'являються соняхи і пахне фарбою

«Хочу красный футбольный мяч и чтобы не стреляли»

«Ёлы-палы, это моя страна, — режиссёр Ахтем Сейтаблаев

Школьники изучат неизвестные истории громад

опубликовано

16 апреля 2015

текст

Надежда Мережка

фото

Игорь Лептуга

просмотров

35

поделиться

[js-disqus]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: