В Северодонецк увезли 26 детей из Харькова

Волонтеры, несмотря на многочисленные обращения к чиновникам и освещение в СМИ, не смогли отстоять интересы своих подопечных. 26 детей из трех Харьковских детских домов под предлогом поездки в зоопарк погрузили в автобусы и увезли в Северодонецк в Луганский областной детдом №2. Так, почти два года назад дети из Луганска были доставлены в наш город, после неудачной попытки боевиков вывезти их за пределы Украины. По словам руководителя «Волонтеры: взрослые — детям» Виктории Тищенко, за время пребывания в Харькове дети полностью адаптировались, некоторым из них были сделаны операции. Но самое главное — для многих из них нашлись приемные родители, но из-за отсутствия соответствующих документов усыновление этих детей стало невозможным.

Виктория отмечает: «Дети почти забыли негативный опыт, они искренне привязались к сотрудникам «Зеленого гая» и волонтерам, которые посещают их каждую неделю. Но сейчас этих детей ждет новое потрясение. В связи с возобновлением работы Луганского областного детского дома №2 в Северодонецке принято решение о переселении детей в этот дом. Луганский детский дом рассчитан на детей до четырех лет, а это значит, что в ближайшем будущем каждого ребенка ждет новое перемещение, потому что в группе уже все дети старше четырех лет».

Детдом в тубдиспансере?

Волонтер Виктория Тищенко опасается, что в Северодонецке эти дети могут заболеть. Риск состоит в том, что Второй луганский областной детдом расположен на втором этаже действующего противотуберкулезного санатория. «По всей стране такие заведения отделяют не только от детских учреждений, где воспитываются или учатся здоровые дети, но и от домов, где живут здоровые взрослые! Недопустимо подвергать детей такой опасности и оставлять в плотном контакте с детьми, которые могут иметь любую форму туберкулеза!», — подчеркивает Виктория Тищенко.

«Это находится в здании детского санатория для детей с виражом пробы манту. Это незаразные дети, а так как мы специализированное учреждение, так как и коллеги здесь, у меня на сегодня находится 5 детей от тубинфицированных мам. Мы соблюдаем санитарно-эпидемиологические нормы, у нас разные входы с санаторием, разные кухни, разные условия, только они занимают 1-й этаж, а мы — 2-й, — в свою очередь отмечает главный врач Луганского областного детского дома №2 Екатерина Донцова. — А дети, которые старше, служба по делам детей сейчас изучит все документы, эти дети все уйдут в семьи. Но так как они по возрасту соответствуют другим интернатовским учреждениям, то, по всей вероятности, те, которые есть со статусом и которые подлежат интернату, они сейчас уедут на оздоровление».

Уполномоченный Президента Украины по правам ребенка Николай Кулеба утверждает, у Северодонецкого детского дома есть все юридические основания, чтобы вернуть детей обратно в Луганскую область. «Но если исходить из здравого смысла и интересов детей, я не вижу никаких оснований, чтобы перевозить их. Ведь вопрос не территориальной принадлежности, а вопрос устройства ребенка в семье. Аргументы, что если дети не будут возвращены, их якобы нельзя будет устроить, это абсурд. Для того чтобы отремонтированное помещение было заполнено и люди получили работу, дети остаются заложниками ситуации», — говорит Кулеба. По словам омбудсмена, переезд будет для детей очередным неоправданным стрессом, ведь за два года они свыклись с новой обстановкой и привязались к воспитателям.

Эксперт по правам ребенка Людмила Волынец объясняет, в сложившейся ситуации виновато неурегулированное законодательство. «Нигде в законе не прописано, должны ли дети вернуться, поэтому нельзя говорить, что кто-то нарушает закон. К сожалению, в результате эвакуации у нас в законодательстве ничего не появилось. Поэтому все, что не урегулировано законом, решается на уровне переговоров», — говорит Волынец. Что касается соблюдения прав ребенка, по словам Людмилы Волынец, каждый случай стоит рассматривать отдельно. К примеру, в Луганскую область стоит вернуть детей, у которых там остались родители, но они по каким-то жизненным причинам временно отдали ребенка в интернат. В таком случае соцслужбы не должны разлучать родных. «Но если речь идет о ребенке, который подлежит усыновлению и его никто и никогда в Луганском интернате не проведывал и ему сейчас нужно искать усыновителей, но вместо этого его отрывают от воспитателей, к которым он привык и везут в Северодонецк, только потому что кому-то нужна штатная численность детей, то это нарушение прав ребенка», — рассуждает эксперт по правам ребенка.

Одна из загвоздок, которая мешает оставить детей в Харькове, — это юридические документы, которые спустя два года так и не были переданы в Харьков. По словам Людмилы Волынец, на сегодняшний день никто не знает, где они находятся. «Они «появляются» тогда, когда речь идет об усыновлении конкретного ребенка, и они «пропадают», когда речь идет обо всех детях. Дети были привезены только с медицинскими документами, юридические отсутствовали и их очень мучительно вытребовали по каждому поводу. В моем понимании — это своеобразное манипулирование детьми», — говорит Людмила Волынец.

Решение чиновников vs. интересы детей

По словам директора Областного специализированного дома ребенка «Зеленый гай» Игоря Титаренко, решение принималось на уровне облгосадминистраций. И действительно есть официальное письмо на имя Председателя ХОГА Игоря Райнина от Луганской областной военно-гражданской администрации, а также ответ харьковского губернатора.

Органы власти Луганской и Харьковской областей к этому переговорному процессу не привлекли третью сторону, подчеркивает представитель Уполномоченного по вопросам соблюдения прав ребенка, недискриминации и гендерного равенства Аксана Филипишина. «Мы не были в курсе этого процесса. Если бы нас спросили, мы сказали бы, что считаем возвращение детей не целесообразным и таким, которое не содействует интересам детей», — отмечает Аксана. По ее словам, офис уполномоченного по правам человека с привлечением общественности, правозащитных организаций осуществит мониторинговый визит в Северодонецк, чтобы без предупреждения и объективно посмотреть на условия, в которых находятся дети, и дать оценку этому решению органов власти о судьбе этих детей.

В то же время Филипишина обращает внимание на такой юридический момент: законодательство Украины возлагает обязательство по защите прав сирот и детей, лишенных родительской опеки на органы по месту их происхождения. То есть на территории, где дети осиротели или были лишены родительской опеки, ведется их учет и решаются вопросы по усыновлению. Таким образом, для этих детей таким местом является Луганская область.

«Но сегодня в стране нестандартная ситуация и правительство урегулировало некоторые вопросы по передаче в приемные семьи, дома семейного типа, если дети оказались на территории не по месту происхождения. То есть такой крайней необходимости по возвращению этих детей, на наш взгляд, нет, как на законодательном уровне, так и с точки зрения интересов детей если Северодонецк создал не хуже условия для пребывания этих детей, а они все-таки де-юре происходят из Луганской области, если область четко покажет свой перспективный план по каждому ребенку, по защите его прав, то вопрос, я считаю, должен быть снят», — отмечает представитель Уполномоченного по вопросам соблюдения прав ребенка, недискриминации и гендерного равенства.

В ином случае, если Луганская область не создала надлежащих условий и не понимает, что произойдет далее с каждым ребенком, то это вопрос для серьезного разговора на уровне Минсоцполитики, местных органов власти, органов опеки относительно того, чтобы подобных случаев в будущем не было. Эта ситуация войдет в доклад по итогам 2016 года уполномоченного по правам человека, как не благоприятная для детей деятельность чиновников, подчеркивает Филипишина.

P.S. «Волонтеры: взрослые — детям» обещают не прекращать шефство над увезенными детьми.

ещё по теме:

Беженцы-невидимки

Стрип-клуб судится с жильцами дома за «испорченную» репутацию

«Україна єдина»: как прошел День Соборности в Харькове

Как активисты отправляют животных на ПМЖ за границу

43-метровый украинский флаг на линии соприкосновения

опубликовано

8 июня 2016

текст

Вся команда «Накипело»

фото

Роман Даниленков, Игорь Лептуга

просмотров

6637

поделиться