Евромайдановец получил компенсацию через три года и не всю

Он был на Майдане, где получил пулевое ранение, выстоял Революцию достоинства и был уверен, что с бегством Януковича страна наконец заживет по-новому. Спустя три года он так и не получил полный объем выплат, экспертиза о его ранении гласит, что рана — это царапина, которую он сам себе нанес, а дело не расследуется. Такова история харьковчанина Александра Шевченко.

Александр, постоянный участник харьковского Майдана, впервые попал на протесты в Киеве 19 января. Говорит, не смог остаться в стороне после того, как депутаты поднятием рук проголосовали за «диктаторские законы». В тот день в столице собрался 50-тысячный митинг.

«Я понимал, что нужно быть идиотом, чтобы стрелять по такой толпе и думал, что ничего не будет», — вспоминает мужчина.

Но начались беспорядки. Александр оказался возле стадиона «Динамо», где митингующие жгли спецтехнику и автобусы. По другую сторону стоял «Беркут».

«Когда я увидел лица ребят — это предрешило судьбу. Там невозможно было не помогать. Говорят там была агрессия — я не видел. Были добродушные отважные парни. Разумеется, была агрессия, когда в тебя бросают, но они отвечали с улыбкой», — рассказывает Александр.

По существу, помочь митингующим Александр не смог. Пытаясь убрать валявшийся под ногами фрагмент ограды, харьковчанин получил удар резиновой пулей в лицо — всего в нескольких сантиметрах от глаза.

Мне здорово повезло, потому что в первый день они стреляли еще резиновыми пулями, — говорит Александр.

Оказавшись в больнице, он тут же написал заявление в полицию, тогда как другие раненые, опасаясь того, что их самих осудят за беспорядки, отказывались предъявлять претензии.

«Буквально через день приходили следователи. Обращались как с преступником, пытались выставить меня виновным, брали отпечатки. Я разозлился и требовал, чтобы завели уголовное дело, что я пострадавший. И только после того, как Янукович сбежал, действия прокуратуры изменились. Они стали со мной разговаривать иначе», — вспоминает майдановец.

После выздоровления, 20 февраля, он вновь приехал в Киев и был на Майдане в момент самых ожесточенных боев.

После бегства бывшего президента Виктора Януковича прокуратура взялась расследовать факты стрельбы по митингующим. Была назначена экспертиза ранения Александра, однако сам пострадавший о ней не знал. Экспертизу провели без его осмотра. И если в справке из больницы значилось «рана с обожженными краями в результате огнестрельного ранения», то экспертиза установила легкий ушиб.

«В одном из заключений написано: поскольку рана находится в досягаемости правой руки, то не исключена возможность, что он сам нанес себе это ранение», — рассказывает майдановец.

Александр потребовал, чтобы провели повторную экспертизу, но пока расследование по его случаю заглохло.

С получением выплат как пострадавшему на Майдане у Александра тоже не все гладко. Положенные 10 минимальных зарплат он не мог получить два года. И только за месяц до декабрьского повышения минималки в соцслужбе сообщили, что он должен срочно подать необходимые документы. Сделал все в срок, но выплаты вновь затянулись. Деньги поступили на счет лишь в декабре, компенсацию посчитали, отталкиваясь от уровня минимальной зарплаты в ноябре.

«Я недополучил 1500 гривен. Хотя в постановлении говорится “Выплатить 10 минимальных зарплат на момент получения”», — сетует Александр.

Отношения с харьковским Майданом

По словам Шевченко, революционные взгляды и методы харьковских евромайдановцев его разочаровали: когда следовало бы бороться, лидеры не проявляли должной стойкости. Когда противниками евроинтеграции и сепаратистами готовился штурм ХОГА, он пытался предупредить активистов, находившихся внутри, но говорит, что никто не прислушался.

«Все руководство разбежалось. И когда один из руководителей Майдана, Россоха заявляет в Фейсбуке, что благодаря Кернесу мы не стали ХНР... Знаете, если не можешь что-то победить — возглавь его. А наш местный Майдан он был способен, ну, собрать попов, помолиться, стать на колени. Там не молиться — драться нужно было», — рассуждает Александр.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

«Інклюзія — це не про пандуси». Про що говорили на форумі «Вчимося жити разом»

Теракт возле Дворца Спорта: судья прервал заседание из-за самочувствия подсудимого

Водій Touareg: «Вимагаю справедливості»

Почему в регионе не работает принцип «сommunity policing»

Чиновница купила иномарку, не имея на нее денег

опубликовано

10 января 2017

текст

Алина Шульга

фото

Антон Бижко

видео

Антон Бижко

просмотров

1096

поделиться

[js-disqus]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: