«Его объявили погибшим, но совпадений ДНК нет», — мать о пропавшем без вести сыне

Поиски. Бесконечные запросы в часть, военную прокуратуру, волонтерам, СБУ... Ожидание. Надежда. Так проходят будни харьковчанки Галины Пугачевой. Уже больше двух лет женщина ищет своего пропавшего в зоне АТО сына.

«Павел попал в окружение. Иловайск...» Это звучало как приговор. По ее сведениям, сыну удалось выйти из окружения, но спустя несколько дней парень попал в плен к боевикам. То, что Павел Пугачев в плену, подтвердил военный, которого освободили в феврале прошлого года. В воинской части № 3027 бойца списали как погибшего, хотя ни одного совпадения с найденными останками по ДНК нет.

Сейчас мать добивается, чтобы сына включили в официальный список пленных. Женщина опасается, что если Павла не освободят в рамках обмена согласно Минским соглашениям, его уже не освободят никогда.

«Я знаю, что мой сын находится в плену. Есть свидетели, но при этом никто не спешит этого делать», — рассказывает Галина Пугачева.

Павел служил в добровольческом батальоне «Донбасс». По словам Галины, он с детства мечтал стать военным, хотя дорога в армию была закрыта — белый билет. Сейчас ему 24 года. По словам Галины, за все время, которое Павел провел на войне, он старался сообщать матери, где находится, и предупреждать о возможном отсутствии связи. Будучи в Иловайском котле, Павел прикрывал отступление своих побратимов. Выбравшись из горячей точки, дошел до поселка Строитель. Там в заброшенном доме до 3 сентября 2014 года ждал сослуживцев, чтобы вместе выходить из окружения. Но те не подошли. После этого получил указание от командира взвода идти через Комсомольское на Мариуполь. Как стало известно позже, не дойдя 15 километров до Мариуполя, Павел попал в плен.

Харьковчанка обращалась за помощью в многочисленные структуры: Красный Крест, СБУ, полицию, прокуратуру. Вместе с другими родственниками пропавших без вести они регулярно проводят пикеты под зданием Генеральной прокуратуры, встречаются с первым заместителем генпрокурора Украины Дмитрием Сторожуком. Но отовсюду получают лишь отписки. Кроме того, до Галины дошли слухи, что часть украинских пленных вывезли на территорию России, поэтому она стала запрашивать информацию у российской стороны.

«Связывалась с представителями российского Красного креста. Мне ответили, что помогут, если я знаю адрес, где держат сына. Обратилась за помощью в диаспору чеченцев. Там очень быстро отреагировали и пообещали помочь, если смогут. Еще они попросили прощения за свои поступки и сказали, что чеченцы за Украину, а воюют кадыровцы», — делится Галина.

Нажиться на материнском горе неоднократно пытались аферисты, которые требовали выкуп в обмен на сына.

«Самый первый раз было тяжело. Мне звонили в течение трех суток с интервалом 15 минут, максимум полчаса. Но если не дают трубку поговорить, значит, там его нет», — говорит мать бойца.

У Галины Пугачевой и других родственников пропавших и погибших военных в Иловайском котле есть еще одно требования — расследование правомерности решений Генштаба, которые привели к трагедии.

«Мы хотим, чтобы выделили отдельный эпизод с 23 августа по 29 августа — именно момент создания «котла». Кто отдавал команды? Почему не поступил приказ об отступлении, когда было известно, что Иловайск уже в окружении? Генпрокуратура затягивает этот процесс, чтобы не привлекать к уголовной ответственности виновных. Мы хотим, чтобы наказали ответственных за Иловайский котел. И это не только Российская Федерация. Это и наш генштаб», — уверена Галина.

ещё по теме:

Беженцы-невидимки

Стрип-клуб судится с жильцами дома за «испорченную» репутацию

«Україна єдина»: как прошел День Соборности в Харькове

43-метровый украинский флаг на линии соприкосновения

День Соборности. Что это для украинцев?

опубликовано

23 сентября 2016

текст

Алина Шульга

фото

Игорь Лептуга

видео

Антон Бижко

просмотров

372

поделиться