Модульный городок.

Станет ли временное постоянным?

Модульные городки для переселенцев из оккупированных территорий рассчитаны на три года. В 2018-м срок их эксплуатации закончился. Государственной программы расселения людей в другое жилье нет.

В Украине есть семь транзитных поселений для бежавших от войны на Донбассе. По одному в Харькове и Запорожье, а также пять в Днепропетровской области: в Павлограде, Кривом Роге, Никополе, Каменском и Днепре.

Жизнь на 18-ти «квадратах»

Строительство обеспечило Немецкое общество международного сотрудничества GIZ. Фургоны сразу же перешли на баланс коммунальных предприятий, а в Запорожье владельцем модульного поселения стал «Красный Крест».

Немецкая сторона рекомендовала выдавать направления на проживание многодетным семьям, матерям с младенцами, матерям-одиночкам, а также семьям с детьми или взрослыми с инвалидностью.

Если в Запорожье и Харькове временные поселения принимают от 300 до 400 человек, то в Днепропетровской области все жилища ориентированы на прием более чем 2000 временно перемещенных лиц (ВПЛ).

Менее половины переселенцев проживает в компактных поселениях со дня их открытия. Ютятся на 18-ти «квадратах» из-за отсутствия работы или нехватки сбережений на аренду отдельного жилья.

«Крыша есть — уже хорошо»

В прошлом году из харьковского поселения выехало две семьи, еще несколько руководство модульного городка выселило за неуплату коммуналки. Есть и такие, кто за два-три месяца находят себя в большом городе и покидают компактные модули.
Сейчас в городке проживают 357 человек, 264 из них —  здесь уже третий год. По соседству — частный сектор и Университет внутренних дел, немного дальше — аэропорт.

Поселок состоит из десяти модулей квартирного типа (100 жилых модулей), трех общежитий (84 модуля), прачечных (два модуля) и административно-хозяйственного блока. Во дворе — новые детские качели и лавочки. Людям выдается бытовая техника, кухонная утварь, постельное белье и матрацы. Холодильники, правда, под замком - соседи воруют у друг друга.

Привыкшая к вниманию журналистов местная жительница Наталья рассказывает: в 2014 году она привезла внучку с инвалидностью на операцию из Алчевска в Харьков. Девочка родилась с аномалией конечностей и двусторонней косолапостью. Врачи уговорили лечиться здесь. Так и решили остаться насовсем.

Крыша есть — уже хорошо. Сейчас квартплата слишком дорогая. Где тянем, где в долги входим. Жить можно, но, если честно сказать, условия не такие, как хотелось бы. За эти годы уже хочется своего…, — вздыхает женщина.

Жителям модульного городка субсидии не положены

За благоустройство территории отвечает коммунальное предприятие «Харьковспецстрой». С учреждением заключается договор на временное размещение в течение полугода и при необходимости продлевается.

Население оплачивает только электричество, с помощью которого помещения отапливаются и снабжаются горячей водой. На каждом здании установлен счетчик учета электроэнергии. Это позволяет людям контролировать расходы.

Как рассказывает начальник управления по обслуживанию модульного городка в Харькове Артур Стаценко, экономить получается не у всех. Руководству городка постоянно приходится выслушивать нарекания на высокие тарифы. Облегчить жизнь переселенцам могли бы субсидии, но поскольку фургоны не относятся к объектам жилого фонда, льготы не предоставляются.

Так как это не классическое жилое помещение, а малая архитектурная форма, обшивку модуля менять нельзя, иначе появится грибок и плесень. За пристройки и дополнительное утепление жильцам грозит выговор.

Загрузка стопроцентная, но поселиться можно

Осенью городской совет признал модули пригодными для проживания, но с таким выводом сложно согласиться. Артур Стаценко считает, что без капитального ремонта постройки долго не протянут.

Техническая экспертиза показала, что здесь все потихоньку рушится, но при условии капитального ремонта и вложении определенных средств он будет существовать. Но вы понимаете… Я даже боюсь просить тех денег, которые нужны. Пока прошу по мере поступления проблем, — делится с нами директор городка.

В одном месте крышу залатали — потекла в другом. И так постоянно. В блоках-общежитиях на потолке собирается влага — это конденсат, с которым невозможно бороться - такова особенность конструкции.

У фургонов — естественный износ, под ними проседает грунт. Часто нужны деньги на ремонт бойлеров и других бытовых приборов, подаренных немцами. Из-за большой нагрузки на электросеть техника ломается быстрее.

У нас постепенно приходят в негодность 300-литровые бойлеры. Сложность в том, что это немецкие бойлеры, поэтому тэны (трубчатые электронагреватели — ред.) достать практически нереально. В Германии тэн стоит 400 евро. В Украине один тэн будет в районе четырех-пяти тысяч гривен", — озвучивает проблему наш собеседник.

По словам Стаценко, позитивный результат проверки в который раз позволяет размещать людей.

Официально же модульный городок закрыт для поселения. Об этом нам рассказала советница Минсоцполитики по вопросам ВПЛ в Харьковской области Ольга Аверина.

Модульный городок будет расселяться и в дальнейшем использоваться только как транзитный: не более месяца в случае чрезвычайных ситуаций, как было в Балаклее, — уточняет чиновница.

К зиме выросло количество желающих побыть в модульном городке. На оккупированных территориях и в «серой зоне» люди — на грани выживания: у них постоянные проблемы с поставками продуктов, перебои с электричеством и отоплением.

Начальник поселка говорит открыто: несмотря на стопроцентную загрузку, отказать гражданам они не могут.

Если к нам обращается человек с инвалидностью, с кучей детей, мы же не оставим его на улице? Особенно зимой.

Доступное жилье: берешь кредит или делишь цену с государством

На 2018 год Харьковский городской совет выделил пять миллионов гривен на программу льготного кредитования жилья для вынужденных переселенцев. Чтобы принять в ней участие, нужно проживать в Харькове не меньше года, уплатить 6% от стоимости жилья и показать справку о доходах, которые позволят погасить кредит. Договор подписывается на 15 лет.

Несмотря на то, что финансирование программы депутаты утвердили месяц назад, сроки внесения взноса неизвестны.

«У нас этот порядок по переселенцам еще не утвержден. До конца месяца (февраля — ред.) будет. Половину денег надо заплатить до заключения договора, и половину — до оформления права собственности», — рассказали нам работники отдела по расчету платежеспособности граждан.

Заместительница мэра по вопросам здравоохранения и социальной защиты населения Светлана Горбунова-Рубан говорит, что это единственное для переселенцев региональное предложение. Чиновница считает, что население модульного городка привыкло, что их проблемы решает администрация поселка. Часть людей попросту не настроена на другую жизнь. А кто хотел, давно переехал.

«Естественно, удобно жить на всем готовом. А чего ж неудобно будет? Лелеют, ласкают, врачи приходят, волонтеры приходят, гуманитарную помощь привозят…», — продолжает Горбунова-Рубан.

Во время экскурсии по городку Артур Стаценко показывает нам на доске объявлений информацию о жилищных кредитах. Не спорит: программа действительно грамотная. Однако не у всех семей есть деньги на первоначальный взнос, не говоря уже о возможности выплатить кредит. Оставшиеся здесь люди живут на «переселенческие» выплаты и небольшие пенсии.

Большая часть людей не может принять участие в программах, потому что у нас больше 80% льготного контингента: люди с инвалидностью, многодетные семьи, пенсионеры, — объясняет Артур Владимирович.

Еще один вариант — государственная программа доступного жилья по принципу «50 на 50»: часть стоимости квартиры оплачивает покупатель, часть — покрывает госбюджет.

В данном случае переселенцу не обязательно стоять на квартирном учете. Главное — попасть в реестр внутренне перемещенных лиц.

Важно, чтобы среднемесячный доход семьи не превышал пятикратного размера средней зарплаты в регионе. Как узнать, так ли это? Доходы всех членов семьи суммируются и делятся на количество жильцов. По результату определяется возможность участия в программе.

В государственном бюджете на «Доступное жилье» заложено 100 миллионов гривен. Еще 30 миллионов на конец 2017 года предоставил «Государственный фонд содействия молодежному жилищному строительству». Деньги распространяются на всех участников программы по Украине. Кроме ВПЛ, к ним относятся АТОшники и нуждающиеся в улучшении жилищных условий.

Юрист общественной организации «Юридична Сотня» Станислав Ивасик уверен, что этой суммы не хватит на потребности всех потенциальных участников программы.

Багато грошей виділяється на те, щоби забезпечувати житлом працівників силових і оборонних структур. Я не заперечую, що житло їм також необхідне. Однак доцільно було б об’єднати це в одну житлову програму для всіх громадян. Державний ресурс обмежений. Точно потрібно пріоритезувати, — рекомендует специалист.

Желающие получить долгожданное жилье по скидке ограничиваются в выборе застройщика и обслуживающего банка. Кроме того, квартиру надо присматривать только в новострое. С кем сотрудничать, решает Министерство регионального развития. По всем вопросам юрист советует обращаться в местное управление Государственного фонда содействия молодежному жилищному строительству.

Если денег на покупку жилья нет

Как выход — предоставление социального жилья за счет государственного и/или коммунального жилищного фонда. В Киеве, Харькове и Львове строительством таких объектов занимается Украинский фонд социальных инвестиций.

Главная консультантка по развитию громад в Харьковской области Анна Аладжальян рассказывает, что сегодня Фондом реконструируется 13 объектов: в Краснограде, Богодухове, Лозовой, Изюме, Дергачах и Золочеве. Восстанавливаются общежития бывших колхозов и невостребованные корпуса больниц, переданные на баланс территориальных громад.

Это пилотный проект при поддержке немецкого правительства, общая стоимость которого — около 88 миллионов гривен. В сумму также входит ремонт школ, детсадов и Волчанского интерната.

До ноября 2018-го помещения будут сданы в эксплуатацию, а заселением займется руководство громад. Нужно четкое понимание: кому и на каких условиях давать место. На что рассчитывать переселенцам — зависит от этого плана.

В украинском законодательстве нет механизмов выдачи переселенцам социального жилья. Они могут претендовать на соцжилье или квартиры в порядке живой очереди, — поясняет сегодняшнюю ситуацию Анна Аладжальян.

Кроме того, в Харькове работает социальный отель на 50 человек. Коммунальное учреждение рассчитано на малообеспеченных граждан, которые оказались в сложной жизненной ситуации (вынужденные переселенцы, матери-одиночки, пострадавшие от домашнего насилия). Стоимость проживания в отеле на протяжении 90 дней — 40-50 гривен в сутки. Если за это время человек не успел обзавестись постоянным жильем, ночевка обойдется в 100 гривен/сутки.

Быт бытом, а долги накапливаются

Артур Владимирович провожает нас к выходу. Говорит, сколько живешь здесь, столько и будешь думать о ремонте — это нормально, ничего вечного нет. Руководитель модульного городка проблему видит только в одном — высоком тарифе на электроэнергию. Семьи обрастают долгами, а балансодержатель судится с неплательщиками.

А как у других?

Советник Минсоцполитки по вопросам ВПЛ в Днепропетровской области Георгий Бибик говорит, что местные депутаты разработали программу помощи переселенцам. В документе, в частности, пойдет речь о доступном жилье. Но комментировать его положения чиновник пока не решается: программа еще не принята.

В здешних временных поселках проживание в месяц обходится в 150 гривен с человека. Остальные деньги на оплату энергоносителя выделяютт муниципалитеты и городские советы.

Рассуждая о поисках новых домов для переселенцев, Геогрий задается риторическим вопросом:

Ну, куда вы их на данный момент отселите? Вариантов обсуждается много, но это более государственный вопрос, чем региональный. Надо, чтобы было определено хотя бы направление и ресурсы, по возможности. Отсюда уже можно говорить о расселении модульных городков.

Руководительница Общества Красного Креста в Запорожье Оксана Бекетова отмечает, что некоторые переселенцы привыкли к гуманитарной помощи и не хотят искать альтернативу модульному городку.

«Есть многодетные семьи, доход которых — более 20 тысяч гривен в месяц, а у них долг за проживание уже более 10 тысяч. Живут они на помощь от благотворительных фондов», — рассказывает волонтерка.

Она вспоминает, что ранее для их подопечных действовали продуктовые ваучеры от французского Красного Креста. Ежемесячная поддержка пригодилась, но все равно не повлияла на исправность оплаты. По последней информации, койко-место в городке стоит не больше 200 гривен в месяц с человека.

Сейчас общий долг модульного городка — около 900 тысяч гривен. Об этом нам сообщила советница Минсоцполитики по вопросам ВПЛ в Запорожской области Анастасия Перепелица.

«Предложений: “Вот, мы даем вам альтернативу, хотите — выезжайте” — такого нет. Отличие нашего модульного городка от харьковского в том, что у нас нет счетчиков на каждом доме. Он один на весь городок. И на прошлой неделе в Запорожье было отключение модульного городка в связи с задолженностями», — продолжает Анастасия.

26 февраля временному поселению исполнится ровно три года. Специальная комиссия горсовета решит, допустимо ли дальше жить в модульном городке. В Красном Кресте настроены позитивно, мол, на беженцах заключение комиссии никак не отразится:

Никто никого не отселяет. Мы понимаем, что в городке живут самые малообеспеченные люди, — признает Оксана Бекетова.

Советница Министерства социальной политики уверяет, что в области несколько объектов соцжилья, хотя представительница Красного Креста сказала нам об обратном. Перепелица объяснила, что старые общежития были отреставрированы при участии европейских доноров. Здания находятся в пгт Новониколаевка, в Мелитополе и Запорожье.

«Первую новость, которую они хотят знать: “Когда мы сможем вернуться?”»

Советница Минсоцполитики Ольга Аверина не раз бывала в харьковском модульном городке. Заметила, что многие все еще живут прошлым, надеются на квартиру от мэра или верят в возвращение домой.

«Каждый раз, когда я туда приезжаю, первую новость, которую они хотят знать: “Вы не знаете, когда мы сможем вернуться?”. Объясняешь людям: представим, что все закончилось, вы вернулись. Но там еще много лет будет большое количество оружия, будут оставлены взрывоопасные сюрпризы… Насколько вы сможете выжить в разрушенной инфраструктуре?», — не понимает Ольга.

Зарубежная помощь украинским беженцам заканчивается. Международные организации одна за другой уходят из Украины, а ответственность за переселенцев перекладывается на областные советы.

В этом году впервые пострадавшие от войны территории получили субвенцию — 34 миллиона гривен на строительство, реконструкцию и капремонт объектов жилищного фонда коммунальной собственности, в том числе для ВПЛ. Только ни Харьковская, ни Запорожская, ни Днепропетровская область с переполненными модульными городками из государственной казны не получили ни копейки.

Проект осуществляется при финансовой поддержке Правительства Канады через Министерство международных дел Канады.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

опубликовано

24 февраля 2018

текст

Алена Нагаевщук

фото

Игорь Лептуга

просмотров

5183

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: