Воспоминания харьковского епископа о Всехсвятском

Различных мемуаров, дневников и автобиографических заметок о Харькове XIX ― начала ХХ века  сохранилось немало. Благодаря этим прекрасным записям мы можем увидеть наш прекрасный город глазами людей, живших в те времена, пройтись по его старым улицам или оценить то или иное событие через призму восприятия очевидцев или даже участников.

Среди подобных книг, признаюсь честно, наиболее любим мною 5 том «Хроника моей жизни: Автобиографические записки высокопреосвященного Саввы, архиепископа Тверского и Кашинского».

Дело в том, что 7 декабря 1874 года владыка Савва был переведен в Харьковскую епархию, где пробыл до 1879. На 942 страницах книги пред нашими глазами проносятся 5 лет жизни в нашем любимом городе. Автор щедро делится впечатлениями о Харькове, его жителях, происшествиях, своем посещении усадеб и храмов Слобожанщины. Без всякого преувеличения, для прошлого нашего города и края эти записи имеют немалую ценность.

Рис.001

Но сегодня мне хотелось бы остановиться на описании любимого места автора. А именно ― загородной резиденции Харьковского епископа. Уже 12-го мая 1875 года Савва пишет: «…переехал я из города на дачу. Дача Харьковского Архиерейского дома, известная под именем  «Всехсвятское», находится верстах в двух от городской черты, а от Архиерейского дома верстах в пяти — на полчаса езды, за Холодной Горой, к западу по старой Полтавской дороге. Все почти пространство земли, находящейся под дачей, до 15-ти десятин, покрыто разнообразными, отчасти плодовыми деревьями. Среди вековых деревьев стоит небольшой, но очень поместительный деревянный дом с мезонином и с домовою при нем церковью во имя Всех Святых.

При летней украинской жаре и при зловредной для глаз харьковской пыли, эта дача — превосходное, дышащее прохладой, убежище. Здесь проводил я большую часть лета и осень до последних чисел  сентября; только в праздничные и воскресные дни ездил я в город для служения, и раза два в  неделю на несколько часов утром, для приема просителей. Впрочем, просителям и должностным лицам не воспрещалось являться ко мне и на дачу. Изредка посещали меня здесь и знакомые из города. Спокойная и приятная была для меня на даче жизнь».

Рис.002

В своем письме преосвященному Леониду харьковский епископ описывает более детально свою загородную резиденцию: «Вчера переселился я из душного и пыльного города в загородную пустынь и спешу описать Вам мое новое мирное и уединенное жилище, зная, как сильно Вы любите деревенскую жизнь. Моя дача, именуемая Всехсвятское (по домовой церкви во имя Всех Святых), находится от городского дома на полчаса езды, т. е., на расстоянии около 5-ти верст. Все пространство, занимаемое дачею, ― десятин до 15-ти, за малым исключением, покрыто деревьями, частию плодовыми яблонями, грушами, сливами, вишнями, — а большею частию простыми, но весьма разнообразными, преимущественно, впрочем, липами. Есть немало основых  деревьев, насажденных покойным Преосвященным Иннокентием. Если обойти все дорожки в саду, потребуется времени не менее часа. Дом на даче деревянный с мезонином и с небольшою, но благовидною церковью. Дом не новый уже, но еще крепкий и очень поместительный: в нем  более десяти комнат. Местоположение дачи довольно красивое, но далеко не  может равняться с местностью  Витебской дачи. Главный недостаток здесь в воде. Были когда-то пруды и даже с лебедями, но отчего-то прорвалась плотина; вода ушла, и теперь видны только ямы с мутною, грязною водою, оставшеюся на дне бывших прудов.

Таким образом, после семилетнего пользования прекрасным купаньем в Витебске, здесь я лишен этого, не только приятного, но и полезного для меня, удовольствия. Есть правда и здесь возможность купаться в реке, но для этого нужно совершать путешествие версты за две, или более. Припоминая, впрочем, Ваши некогда путешествия для купанья на Фили, или на Угрешу, я не должен приходить в отчаяние. По Вашему примеру, может быть, и я решусь делать 2-х верстные поездки, если того потребует нужда. Посмотрим».

Судя по по записи от 5 июля 1875 года, нужда таки потребовала поездок к реке.

«...Не ближе, как в верстах двух, протекает небольшая, но чистая речка, куда я почти ежедневно  и отправляюсь, разумеется, в экипаж, для купанья. При страшной духоте и пыли в городе Всехсвятское служит для меня спасительным убежищем. В Витебске я не помню, чтобы термометр поднимался когда-нибудьвыше 22° в тени, здесь же жар доходит теперь почти ежедневно до 25—27°, а иногда и до 30°».

Рис.003

В своей загородной резиденции харьковский епископ принимал различных посетителей ― например, сумского купца  Дмитрия Ивановича Суханова, или ????
«...Из училища я с преосвященным Александром отправился за город, в Всехсвятское, где в саду при тихой и ясной погоде с приятностью провели мы вечер в искренней, братской беседе, хотя прежде не были лично знакомы друг с другом».
Однако уже в середине апреля Савве стало известно о том, что его собираются перевести в другую епархию. Что же делает расстроенный харьковский епископ?

Рис.004

«В ожидании решения своей горькой участи, я переселился вчера в Всехсвятское, чтобы подышать в последний раз здешним чистым и свежим воздухом и подкрепиться на новые предстоящие мне труды и подвиги».

А уже 23 апреля 1879 года владыка Савва получил назначение на Тверскую кафедру. Перевод на новое место многими был воспринят неоднозначно. Об этом упоминает и сам Савва.

«Так, 24-го числа, я получил письмо из Москвы от А. Е. Викторова. Он писал мне от 21-го числа:
„Поздравляю Вас с перемещением на новую кафедру, но, признаюсь, не понимаю хорошо, повышение ли это для Вас на иерархической лестнице, или просто перемещение. Для меня ясно одно лишь ― что харьковский климат не в пример лучше тверского; конечно, там и дачи архиерейской нет такой прелестной, как Ваше бывшее Всехсвятское; да и книг нельзя будет  выписывать столько, сколько Вы выписывали в Харькове, т. е. средств будет меньше...»

О владениях современных харьковских епископов в наше время также известно немало. Вот только я искренне сомневаюсь, что свои загородные резиденции они любят так же, как Савва «свое мирное Всехсвятское».

ещё по теме:

1915 год ― эвакуация в Харьков

Чешские эксперты обнаружили диоксины в куриных яйцах

Фейк: Европейский суд по правам человека не признает украинских моряков военнопленными

О лыжниках и конькобежцах Харькова в 1913 году

«Коли йдеться про переклад, це ніби танець у кайданах»

опубликовано

17 февраля 2018

текст

Антон Бондарев

фото

ГАХО

просмотров

341

поделиться