img

Антон Бондарев

  • ГАХО
  • 27 октября
  • 1299

Несмотря на небывалый интерес к прошлому нашего любимого города, тема пребывания в Харькове и губернии военнопленных в годы Первой Мировой войны изучена довольно слабо. Хотя, думаю об этом стоит говорить и писать. Для начала я хотел бы отметить следующее:

1) В октябре 1914 года император Николай II утвердил «Положение о военнопленных», которое базировалось на принципах Гаагской конвенции 1907 года.
2) Из-за массовой мобилизации и огромных человеческих потерь в государстве возникла острая нехватка рабочих рук. Поэтому был разработан и принят ряд документов, регулировавших порядок и процедуру использования физического труда военнопленных в различных сферах хозяйственной деятельности.
3) Условно все это выглядело так: всех захваченных в плен военнослужащих вражеских армий вначале отправляли на сборный пункт и допрашивали. После чего через фронтовые распределительные и пересыльные станции направляли во внутренние районы страны и размещали во временных и стационарных лагерях.
4) Те, кто желал получить военнопленных в качестве рабочих, подавали заявки в земскую управу, оттуда они попадали к губернатору. После его одобрения прошения отправлялись в особую комиссию при Главном управлении Генерального штаба, которая и занималась распределением военнопленных.
5) В  1914—1915 годы пленных солдат германской и австро-венгерских армий размещали только в российских губерниях европейской части империи.
3) На территории украинских губерний (а значит, и Харькова) военнопленные появились лишь в 1916—1917 годах.
Если обойтись без массы подробностей, на наших землях в те годы пребывало несколько десятков тысяч военнопленных. Начнем с того, что дефицит рабочих рук у нас действительно ощущался. В фондах Государственного архива Харьковской области при желании можно найти немало прошений харьковскому губернатору, подобных тому, что подал в 1916 году крестьянин хутора Шевченково Филипп Леонтьевич Благой:
«Ввиду того, что я призван в настоящее время на военную службу, имея порядочное сельское хозяйство, оставляя при этом жену и мать старуху, дабы не привести хозяйство к разорению, честь имею покорнейше просить Ваше превосходительство разрешить через Уездную Земскую Управу отпустить одного или двух человек военнопленных для обслуживания моего хозяйства; так как как в настоящее время русского человека (прим. автора ― имеются в виду жители Российской империи) ни за какие деньги найти нельзя. Караульщиком над ними будет крестьянин Харьковской волости Григорий Андреевич Федорченко 60 лет от роду, свободен от воинской повинности, близкий сосед».

На основании многочисленных «Списков в числе и местонахождении военнопленных, находящихся на сельскохозяйственных работах» можно сделать вывод о том, что солдаты Германии и Австро-Венгрии находились на работах у очень многих жителей нашего края.

Также более чем красноречиво о проблеме дефицита рабочих рук говорит и документ, поданный харьковскому губернатору председателем уездной земской управы в конце августа 1916 года:

«В распоряжение Харьковской Уездной Земской Управы для земских работ прибыли военнопленные, в числе которых есть парикмахеры, официанты, ювелиры, граверы и рабочие с суконной фабрики, совершенно непригодные к сельскохозяйственным работам. А между тем в городе Харькове имеется большой спрос на ювелиров, граверов и парикмахеров. Не найдете ли Вы возможным, Ваше превосходительство, разрешить посылать означенных военнопленных из казармы, находящейся на Журавлевке, на работы, соответственные их специальности». Правда, харьковский губернатор 10 сентября ответил отрицательно. Однако еще до конца лета ― начала осени жизнь военнопленных Германии и Австро-Венгрии в нашем городе местами была не такой уж и тяжкой. Так, военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов того времени  в своих документах констатируют, что пленные бродят по улицам без провожатых, иногда одеты в обычные гражданские костюмы, на шапках не имеют установленных опознавательных надписей со словом «военнопленный», при проверке документов предъявляют увольнительные записки, выданные лицами, у которых они состоят на работах, курят на улице, не отдают встречным офицерам честь. Да и из столицы в это время стали писать в Харьков гневные  депеши, указывая на то, что по причине крайне слабого надзора только в период с 8 мая по 7 июня на наших землях  имело место более 20 побегов военнопленных. Сложно сказать, почему так происходило, однако факт остается фактом. В начале сентября харьковские власти приняли достаточно жесткие меры, а именно:
1) Всех пленных, нарушающих описанное выше, предписывалось немедленно арестовывать и передавать в харьковский временный  пункт размещения военнопленных.
2) Фамилии лиц, у которых на работах состояли нарушители, доносить лично харьковскому исправнику.
3) Который, в свою очередь, будет ходатайствовать у губернатора о последующем привлечении нерадивых хозяев к судебной ответственности за несоблюдение правил содержания военнопленных, а также лишение в дальнейшем права вообще использовать их на работах.

Все это и было исполнено. В качестве примера приведу вам следующий случай. 25 сентября в нашем городе задержали военнопленного австрийца Ивана Клеша, который работал в селе Васищево у кузнеца Акима Шелестова и был отпущен последним без провожатого в Харьков за покупками. Уже 3 октября Шелестов был лишен права на получение рабочей силы.
Но не только это было проблемой с военнопленными. Куда более злободневным и актуальным был вопрос условий их содержания. Все инциденты, связанные с этим, подлежали детальному контролю и расследованию. Так, в феврале 1917 года девять военнопленных, трудившихся на одном из харьковских сахарных заводов, демонстративно отказались работать, а также стали подбивать к забастовке своих товарищей, мотивируя это плохой пищей и непосильным трудом. Однако выехавший туда немедленно харьковский уездный исправник смог выяснить следующее:
1) Работа на заводе как предприятия оборонной промышленности идет действительно круглые сутки.
2) Разделена она на 3 смены.
3) В силу чего рабочий день каждого пленного составляет 8 часов.
4) За свой труд военнопленные получают в зависимости от тяжести работы материальное вознаграждение от 25 до 75 копеек за смену.
5) Пища состоит из обеда и ужина при даче 3-х фунтов хлеба и 2-х кусков сахара на день. Чай имеется весь день. На обед они получают борщ и кашу (ячменную или пшенную), сдобренную постным маслом, также 4 дня в неделю им выдается мясо. На ужин же пленные едят то, что осталось от обеда.
6) На тех же самых условиях работают и остальные 200 человек, являющихся гражданами российской империи.
В силу чего девять военнопленных, устроивших забастовку, после строгого выговора были подвергнуты аресту на 14 суток.

Конечно, как говорится, «нет дыма без огня». Случаи жестокого и бесчеловечного обращения также бывали. В начале января 1917 года старший адъютант управления начальника Харьковской бригады, прапорщик Чепанис нагрянул с проверкой в экономию некоего Николая Владимировича Березовского, находящуюся при станции Рогань. Сведения об условиях содержания там военнопленных, которые можно узнать из составленного им рапорта, просто поражают. Так что слабонервным рекомендую дальше не читать. Итак, в вышеупомянутой экономии на работах находилось 26 человек, размещенные в двух помещениях. В так называемой «казарме» жило 18 пленных, в сарае при хлеве ― восемь. При осмотре «казармы» оказалось, что солома на устроенных нарах мокрая и подгнившая, спать на ней без риска для здоровья было нельзя. Пол в помещении земляной и очень мокрый, при входе имелись сени, в которых находился водопровод, сплошь залитые водой. В момент осмотра Чепанис застал в «казарме» двух больных пленных, лежащих на мокрых нарах. У одного из них были отморожены ноги, раны обмотаны грязными тряпками. Несмотря на то, что обморожение случилось около двух недель назад, у врача больной был лишь один раз. Другой военнопленный уже третий день страдал лихорадкой, однако у врача ни разу не был.
Помещение на восемь человек оказалось более сухим и пригодным для жилья. Несмотря на это, в обоих постройках наблюдался вопиющий уровень грязи. Все 26 военнопленных при опросе единогласно заявили следующее:
1) С утра до обеда им не дают ничего есть, они постоянно голодают. Чай дают лишь по воскресеньям.
2) Работают они  с утра до позднего вечера, без выходных, даже в воскресенье или церковные праздники.
3) Их сильно бьют кнутом и палками управляющий Березовского Иван Рябуха и приказчик Кирилл Герасемчук, иногда они приглашают для участия в экзекуциях и местного урядника. Причем таким избиениям подвергаются также и больные военнопленные. Следы от побоев, обнаруженные при осмотре, все это подтвердили.
4) Поскольку все 26 человек не мылись в течении 7 месяцев, их просто заедали вши, люди в прямом смысле умоляли приехавшего Чепаниса выдать им «во имя человеколюбия» белье.
5) Одежду в экономии Березовского не стирали централизованно, у многих военнопленных не было даже нательных рубах и кальсон, так что, постирав верхнюю одежду, в сыром помещении зимой они ходили в прямом смысле голые.

На допросе мать владельца подтвердила, что один военнопленный был действительно настолько избит управляющим и двумя его друзьями, что лежал потом три дня. Правда, опросить пострадавшего Чепанису не удалось, так как  «тот находился где-то на работах». Сам же Иван Рябуха на допросе подтвердил, что рабочий день военнопленных составляет 12 часов, также они плохо питаются и не имеют выходных. Однако, по его словам, «пленные непослушные и вообще ленятся работать». Устроенного им избиения пленного Рябуха также не отрицал. Но оправдывал это тем, что тот планировал бежать. На основании всего этого 20 января было принято решение ввиду недопустимых условий содержания на работах у Березовского всех 26 человек снять с работ. Затем данный инцидент, судя по всему, «замяли», причем на самом высоком уровне, так как в марте вице-губернатор Харькова писал помощнику начальника Московского военного округа: «Дальнейшие меры в отношении землевладельца Березовского мною не предпринимались в виду отсутствия правительственных распоряжений о наложении взысканий...»
Согласен, история действительно жуткая. Но будем честны, прошлое нашего города ― это не только знаменитые люди и великие свершения. А еще и такие вопиющие нарушения прав человека, о которых также стоит знать и помнить.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО, чтобы быть в курсе свежих новостей.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим