Владимир Уманов-Каплуновский и его наследие

Не так давно я писал о прекрасном сыне Слободской Украины ― поэте, прозаике и переводчике Владимире Васильевиче Уманове-Каплуновском. В наше время его имя, на мой взгляд, совершенно незаслуженно забыто. В сегодняшнем тексте мне бы хотелось остановиться на его наследии.
Это многочисленные стихотворения и рассказы, опубликованные в различных сборниках и журналах, даже простое перечисление которых заняло бы немало страниц. Например, вот один из прекраснейших рассказов Уманова-Каплуновского под названием «Пять этажей», начинающийся весьма мрачно и загадочно.

«Серый пятиэтажный дом, занимающий почти целый квартал, еще мрачный в хмурый осенний день...
Ноябрьское свинцовое небо, сырая мгла, грязная улица окаймляли его мертвенной рамкой.
План этого громоздкого, унылого здания, вероятно, зародился в голове архитектора в минуты отчаяния или душевного недуга, а затем фундамент, должно быть, заложен был в холодную пасмурную погоду. Когда самая мысль о солнце и тепле кажется несбыточной грезой.
Главный фасад и боковые стены подавляли тяжестью и суровой прямолинейностью, и внутри была та же картина: какой-то наводящий тоску лабиринт бесконечных коридоров, соединяющих площадки одного и того же этажа. Площадок было немало, и на каждую выходило по несколько квартир. Благодаря подобному строительному приспособлению не представляло особого труда с любой парадной лестницы (а их в доме было достаточно) пройти по всем этажам и разыскать какую угодно квартиру.
Получалось впечатление, что пятиэтажный дом словно бесследно проглатывал в свое бездонное чрево всякого вошедшего в него человека...
Склепом отдавало от этого гигантского ящика-мавзолея, в котором скрывалось столько разнообразных жизней, оторванных от природы и скованных с большим городом, как жертвы, ржавыми цепями рабского подчинения.
Казалось, пятиэтажный дом находился вне времени и пространства, как случайный остаток чужой страны, и другие дома робко теснились вокруг, сконфуженные этим неприветливым величием и отчужденностью».

Читая эти строки, крайне сложно поверить, что текст был написан не современным автором, а в далеком 1909 году.

Рис.001

Немалое место в жизни Уманова-Каплуновского занимали и переводы западнославянской  литературы. Блестяще владея материалом, наш земляк не просто переводил тексты, а еще и писал биографические очерки о писателях. Тем самым он познакомил читателей с:

— Франце Прешерном ― выдающимся словенским поэтом, основателем новейшей словенской литературы и автором слов гимна Словении.

— Саввой Стойковым (Раковским) ― выдающимся болгарским историком, этнографом, поэтом, писателем и публицистом, который считался одним из четырех великих лидеров болгарского освободительного движения от Османской империи.

— Христо Ботевым ― также болгарским поэтом, революционером  и национальным героем.

— Сватуполком Чехом ― одним из крупнейших чешских писателей и поэтов второй половины XIX века.

— Иваном Вазовым ― одним из известнейших болгарских поэтов, которого называют часто патриархом болгарской литературы.

— Августом Шеноа ― одним из величайших хорватских писателей и автором популярной патриотической песни «Živila Hrvatska», признанным «отцом хорватского романа».

— Йованом Йовановичем Змае ― известным сербским поэтом конца XIX века.

И, кроме того, с целой плеядой словенских писателей. Находил время Уманов-Каплуновский также и для украинского театра ― например, посвящая свои тексты юбилею прекрасных актрис Марии Заньковецкой и Анне Затыркевич.

Рис.002

Или лучшему (по словам самого же Уманова-Каплуновского) украинскому актеру Федору Васильевичу Левицкому. Однако особенно дорог был нашему земляку Марк Лукич Кропивницкий, с которым Владимир Васильевич был знаком лично. Видимо, поэтому заметка Уманова-Каплуновского 1910 года под названием «Памяти Л. М. Кропивницкого» наполнена такой искренней болью и горечью утраты. Указывая в ней на огромное значение Кропивницкого для всего украинского народа и цитируя фрагменты переписки с ним, в самом конце автор пишет: «Телеграмма о смерти Марка Лукича еще отдается у меня в мозгу... Умер ли Кропивницкий? И невольно хочется ответить на этот вопрос стихами С. Надсона: «Не говорите мне: «Он умер!» Он живет!!»

Немало публикаций Владимира Васильевича посвящено людям нашего края, где он родился и вырос. В 1905 г. Он публикует свои воспоминания о прекрасной харьковской актрисе Евлалии  Павловне Кадминой.

Рис.003

Памяти талантливого харьковского поэта и своего товарища по гимназии Григория Головкова, покончившего жизнь самоубийством в 1892 году, Уманов-Каплуновский посвящает целый очерк, опубликованный в журнале «Исторический вестник» в 1914 году. Особенно интересна заметка Уманова-Каплуновского 1915 года «К истории «Делового двора» И. Е. Репина в Чугуеве».

Город этот был для автора таким же родным, как и Харьков. В Чугуеве жил отец Уманова–Каплуновского, да и сам он периодически приезжал туда из Санкт-Петербурга. Будучи в прекрасных отношениях с великим художником, Владимир Васильевич в самом начале пишет: «Цель моей беглой заметки не повторять сказанное, а показать, что именно сам И. Е. Репин думал об этой своей в высшей степени оригинальной затее».

Рис.004

С этой целью Уманов-Каплуновский публикует в материале репинские письма. Любовь к родному городу у Владимира Васильевича была столь велика, что к заметке он приложил также семь прекрасных фотографий Чугуева, шесть из которых были сделаны художником Д. М. Левашовым. Вот такой он разносторонний и многогранный ― забытый потомками писатель, поэт, переводчик Владимир Васильевич Уманов-Каплуновский.

ещё по теме:

Чешские эксперты обнаружили диоксины в куриных яйцах

Фейк: Европейский суд по правам человека не признает украинских моряков военнопленными

О лыжниках и конькобежцах Харькова в 1913 году

«Коли йдеться про переклад, це ніби танець у кайданах»

На Салтовке прорвало трубу и затопило улицу (обновляется)

опубликовано

2 декабря 2018

текст

Антон Бондарев

фото

Инна Роменская

просмотров

1085

поделиться