В поисках утраченного, или путешествие номер три

Третью экспедицию по заброшенным усадьбам Слобожанщины (отчеты о первой и второй уже вышли) я ждала с нетерпением. Конечно, после двух поездок я ощущала себя едва ли не опытным морским... то есть, извините, сухопутным волком. Ведь мы героически преодолели легендарную дорогу «у Мерло» (и это не случайное сочетание предлога и географического названия, а наиболее точное отображение общего состояния наших дорог в области), плутали в дебрях Лютовки, пересекали бескрайние поля возле Васильевки… В общем, когда я утром садилась в машину, ощущала себя уверенно. Одного я не учла ― на этот раз изобретательный Антон Бондарев решил устроить нам настоящее большое Путешествие.


― Вы же знаете, что лучше всего сохранились усадьбы в Сумской области? ― радостно вещал он. ― Туда мы и поедем.

Что ж, раз вдохновитель и двигатель нашей экспедиции так говорит, надо ехать. Что вам сказать. Все-таки великий гугл в наших реалиях ведет себя как наивный ребенок. Запоминайте ― три часа от Харькова до Юнаковки (поселок за Сумами) по карте равны пяти с половиной в реальности. И это еще нам сильно повезло ― как оказалось, небольшие участки кое-где успел отремонтировать заботливый Укравтодор.

Ну, или сделать вид, что отремонтировал. В любом случае, мы утешали себя тем, могло быть и хуже.

Планы были грандиозны. Нас ждали два настоящих дворца и один фантастический храм. Но сначала по дороге мы решили заехать в Бакировку. Здесь еще совсем недавно стояла одна из немногих сохранившихся в Украине деревянных церквей. Стояла до 2015 года, когда внезапно в шпиль ударила молния. Пожар вспыхнул мгновенно, потушить удалось лишь спустя несколько часов.

Мы очень надеялись, что увидим хотя бы что-то, какие-то остатки… Увы. Куча обгорелых досок и огромный муравейник на месте прекрасного памятника на берегу реки ― вот и все. В память остался лишь деревянный крест. А ведь это было уникальное сооружение. Его уже не восстановить...

Страшно расстроенные, мы покинули живописную Бакировку. Жаль. Но впереди нас ждала прекраснейшая из всех увиденных мной слобожанских церквей.

Я не буду подробно описывать ее историю ― Антон Бондарев уже сделал это за меня. Но хочу сказать вот что. Я достаточно много раз бывала за границей, видела великолепнейшие соборы. Разумеется, я не собираюсь сравнивать церковь в Юнаковке с Миланским собором, флорентийским Дуомо или монастырем Жеронимуш ― это абсолютно разные по масштабу и стилю вещи. Но ощущения от пребывания внутри похожи.

Когда ты попадаешь туда... Это сложно описать. Простите, я достаточно непафосный человек, но там ― кажется, что там действительно ощущается присутствие чего-то или кого-то очень хорошего. Может быть, Бога. Может, людей, которые создавали это место и любили его. Может, природы, не знаю. Но там замечательно. Мне не хотелось уходить оттуда, да и всем членам нашей экспедиции тоже.

Сейчас это полустертые лица на стенах, свет, пробивающийся сквозь окна, ласточки, свившие себе гнезда в храме, тополиный пух, светящийся в столбе света из дырявой крыши... Когда-то церковь была просто роскошна. Стоишь и понимаешь, что, восстанавливать эту красоту надо осторожно, бережно. Жаль будет, если храм Богородицы в Юнаковке так и оставят в строительных лесах или сделают из него стандартный новодел.

Что ж, чтобы увидеть ее, однозначно стоило трястись пять с половиной часов по плохим дорогам.

Юнаковка была крайней точкой нашего путешествия, дальше мы лишь возвращались. Буквально в 30 минутах езды расположена бывшая усадьба когда-то знаменитейших магнатов Слобожанщины, помещиков Лещинских ― Кияница.

Перед усадьбой (а она огромна) ― внезапный приятный сюрприз. Гостиница! Не может быть. Но таки да, это действительно гостиница, и вполне приличная: еда вкусная, удобства на месте. Прекрасно, значит, существуют люди, которые понимают, что у этих мест огромный туристический потенциал. А ехать сюда однозначно стоит.

Во-первых, природа. Огромный пруд, выкопанный давным-давно Лещинскими по всем правилам, до сих пор радует достаточно чистой водой и неимоверными красотами по берегам. Бывший дендропарк, нынче наполовину вырубленный и превратившийся в лес, все равно поражает даже тем, что осталось: огромные деревья (здесь около 70 видов растений, в том числе и редких, типа гинкго или серебристых елей) и мост, построенный в стиле римских акведуков ― такое впечатление, что ты попал в старинные кельтские легенды.

Вообще территория владений была огромной. Даже полуразрушенные остатки автомастерских и гаражей (Лещинские были страстными автолюбителями) поражают своим масштабом. Сама усадьба... вернее, дворец в стиле неоренессанса, впечатляет еще больше. Видно, что строился он с прицелом на будущее, как родовое гнездо для новой аристократии.

В советские времена в реквизированной у проклятых буржуев собственности устроили санаторий, второй этаж полностью перестроили: огромный бальный зал разделили перегородками, добавили стеночек... Возможно, поэтому потолок на первом этаже и стал проседать. Сейчас внутрь уже попасть невозможно ― усадьба закрыта для посещений, поскольку находится в аварийном состоянии. А ведь еще два года назад туда можно было зайти и насладиться красотой.

На территории мы встретили нескольких работников, которые косили траву традиционным орудием пролетариата ― бензокосами. Рассказать что-либо о судьбе усадьбы, кроме: «Закрыто, туда нельзя» они не смогли... Боюсь, что в ближайшее время, если не заняться спасением дворца всерьез, мы можем его окончательно потерять.

Между Кияницей и последней точкой, которую мы наметили для посещения, Хотенью, гугл показал расстояние в 11 км и снабдил издевательской надписью «маршрут преодолевается за 22 минуты». Мы вздохнули, сели в машину и пристегнулись. Нас уже предупредили, что дорога старая. Но мы не понимали, насколько. В принципе, ее необходимо внести в реестр охраняемых древностей, поскольку брусчатке этой больше ста лет. Что характерно, сохранилась она идеально, и если бы это была не брусчатка, цены бы ей не было. А так я тряслась на сиденье и ярко представляла, как заядлые автогонщики Лещинские на страшной скорости 15 км/час гоняли по этой римской дороге сто лет назад между своими усадьбами, приводя в ужас кур и местное население.

Прокравшись по этому памятнику архитектуры 40 минут, мы наконец-то попали в бывшие владения генерал-губернатора Комбурлея. Солнце садится, окрашивая розоватым светом белые колонны классического особняка в стиле Паллади, старые огромные кипарисы придают еще большее сходство пейзажу с каким-нибудь Средиземноморьем. Несмотря на то, что стекла выбиты и само здание явно не в самом лучшем состоянии, выглядит оно все равно прекрасно. Я восхищенно ахаю, и вдруг выясняется, что это вовсе не особняк.

Вообще-то, сообщает наш знаток слобожанской культуры, это помещения для слуг. Здесь жили те, кто обслуживал огромную резиденцию губернатора из 87 комнат, которая сгорела еще в Гражданскую войну. Я ошалело моргаю и чувствую, как в душе неконтролируемо проклевываются ростки классовой ненависти.

Два зеркально отображающих друг друга здания для прислуги в стиле классицизма ― все, что осталось от уникального дворца, над которым трудился знаменитый архитектор Кваренги и который украшали лучшие мастера своего времени. Сейчас на месте, где он стоял, располагается школа. Радует, что за особняками присматривают: убирают и, как нам рассказали, даже хотят сделать в них музей. Это было бы замечательно.

Уезжаем мы уже в сумерках. Впереди нас ждет почти шесть часов изнурительной дороги домой. А перед глазами стоят своды церкви в Юнаковке, полуразрушенный прекрасный фасад Кияницы и белые колонны с бликами закатного солнца на них... Наша земля прекрасна. И мне хочется, чтобы это увидели как можно больше людей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

опубликовано

19 июня 2017

текст

Инна Роменская

фото

Инна Роменская

просмотров

1828

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: